Их нравы

Территория несправедливости

 Очередное наплевательское отношение к базовым конституционным правам собственных граждан продемонстрировала государственная машина в лице Тверского областного суда. Справедливый суд в очередной раз превратился в фарс.

Притчей во языцех стало дело «Невского Экспресса». Эта трагедия расколола общество на два лагеря. На тех, кто поддерживает обвинение, несмотря ни на что, и тех, кто всё же не побоялся увидеть в действиях обвинения фальсификации, переходящие все возможные границы.

Печально осознавать то, что нас, общество, ради которого по сути и существуют государственные институты, держат за сырьевой элемент.

И мы к подобному отношению привыкли.

Рассмотрим лишь некоторые «неопровержимые доказательства» стороны обвинения, посредством которых Быстрыкин отчитался о раскрытии громкого дела о подрыве «Невского Экспресса».

Итогом «блестящей работы» Следственного Комитета (СК) стало 4 пожизненных срока. Остальным обвиняемым суд назначил меру пресечения свободы от 7 до 8 лет.

Тот, кто внимательно следит за ходом суда не мог пропустить тот факт, что суд проходит в закрытом режиме. Официальная версия — в деле присутствует гостайна. Возникает логический вопрос: какая тайна государственной важности может заключаться в подрыве поезда?

Первое. Само государство приняло непосредственное участие в подрыве.

Второе. У гособвинения нет доказательной базы в отношении задержанных.

Для одного из этих двух вариантов введен режим закрытости.

Участие силовиков можно отмести уже по той причине, что ответственность за террористический акт взяла на себя вооруженная подпольная организация, именуемая как «Имаратовское подразделение «Риядус Солихин»».

Остается второй вариант, более правдоподобный.

Касательно проведенных экспертиз: они вообще не выдерживают никакой критики.

Относительно гексогена, якобы обнаруженного на вещах задержанных: подрыв произошел 27 ноября 2009, задержание подозреваемых – в начале марта 2010 года. И снова вопрос: неужели более чем за 3 месяца люди не стирали одежду?

Независимые эксперты, к которым обратились адвокаты по данному вопросу, дали однозначный ответ — содержание гексогена на одежде подозреваемых в том количестве, которое фигурирует в официальной экспертизе, невозможно по прошествии такого периода времени.

По словам Мусы Плиева, адвоката одного из задержанных, проведенные экспертизы оказались фальшивыми. Данную подтасовку обвинения защите удалось разоблачить, но суд на данное замечание никак не отреагировал.

Не маловажным фактом является то, что причиной смерти пассажиров, как ни странно, стал ни сам взрыв, а сорвавшиеся кресла в вагонах поезда. В декабре 2009 года, после заключения судебной экспертизы стало ясно — травмы, нанесенные пассажирам разлетевшимися креслами, были несовместимы с жизнью. Прокуратура не замедлила объявить о начале проверки подвижного состава РЖД. Но результатов расследования так никто и не увидел. Возник парадокс: государство не могло засудить свою же структуру в лице РЖД. Стороной защиты в прокуратуру был подан запрос о предоставлении результатов проверки. Ответ был циничен: расследование прокуратуры о соответствии кресел в вагонах подвижного состава не касается дела о подрыве «Невского Экспресса». Комментарии излишни.

Но стоит быть до конца честными. Компания РЖД провела собственное расследование и проверку кресел. Нарушений, естественно, обнаружено не было.

Помимо всего, у подсудимых в зале правосудия было попрано право на речь. И судья, и обвинение, прерывая и перебивая, не давали в полной мере подозреваемым высказаться.

Для власти очень важно любым способом закрыть дело «Невского Экспресса», учитывая тот факт, что первый подрыв того же поезда в 2007 году, так и не был раскрыт. Сегодня ребята стали заложниками у собственного государства, неспособного объективно и беспристрастно рассматривать резонансные дела. Невозможность добраться до непосредственных участников подрыва принудила «великую державу» пойти подлым, но эффективным путем — принести в жертву невиновных. Вот для таких действий и применяется режим закрытого суда. В итоге общественность видит торжество «правосудия».

Надо отдать должное г-ну Бастрыкину, главе Следственного Комитета, университетскому однокурснику Путина и старосте потока. На таких делах он набил руку.

И почему-то СМИ, которые пишут о вынесенном приговоре, «забывают» сообщить, что подрыв поезда подсудимым не вменен, и сроки им даны по совершенно абсурдным, слепленным из фальсификаций, обвинениям.

В подобных случаях всегда печален результат безалаберности и отвратительной работы силовиков. И мы видим это на данном примере.

Результат «спецоперации», проведенной в ингушском селении Экажево, и имевшей продолжение в Тверском суде г.Москвы:

Семья Уматгерея Картоева — на месте убиты четверо братьев, 3 брата арестованы. Разграблено, а затем взорвано 6 домов;
Семья Мухажира Картоева — арестовано 6 братьев;
Семья Аушевых — арестован 1 человек.

4 пожизненных срока, 6 сроков от 7 до 8 лет.

Отдельно выделим действия властей Ингушетии, вернее их бездействие. При столь явных доказательствах невиновности подозреваемых, после вынесения неадекватных приговоров, ни парламент, ни глава Ингушетии, не пошевелили и пальцем для помощи своих граждан.

Когда семьи Картоевых решились на митинг в Ингушетии, глава республики Юнус-Бек Евкуров пообещал посодействовать и оказать помощь подсудимых в обмен на отказ от проведения данного мероприятия. Своего он добился. Картоевы сдержали слово. Митинга не было. Сдержит ли слово Евкуров? Время покажет.

10 сентября 2012 года, Верховный суд России рассмотрит апелляцию адвокатов подсудимых на приговор, вынесенный по делу о подрыве поезда «Невский экспресс», совершенном в ноябре 2009 года, в Тверской области.

Автор: Бейбулат Богатырев

Комментарии 2