Политика

Наследный принц КСА Сальман бин Абдель Азиз: штрихи к политическому портрету

Как уже сообщалось, после смерти наследного принца Найефа бин Абдель Азиза, вторым лицом Саудовской Аравии 18 июня с. г. был назначен принц Сальман бин Абдель Азиз, до этого занимавший пост министра обороны КСА.

Королевский указ гласил: «Исходя из общественных интересов, мы избрали Его Королевское Высочество Принца Сальмана бин Абдель Азиза Наследным принцем и назначили на пост вице-премьера и министра обороны». Такое назначение соответствует политической системе королевства, когда члены правящего дома Аль-Сауд заменяют друг друга на различных государственных постах в зависимости от приближенности к правящему монарху, а также влиятельности клана, к которому они принадлежат.

В данном случае весьма примечательно, что наследным принцем вот уже многие годы остается представитель влиятельнейшей группы принцев - «клана Аль-Фахд» (по имени старшего из семи братьев – короля Фахда, скончавшегося в 2005 г.), в прошлом более известного под именем «семерки Судейри».

Уже достаточно давно прогнозировалось, что именно принц Сальман сменит на этом посту принца Найефа. Особенно в связи с сообщениями об ухудшавшемся состоянии его здоровья за последние месяцы. Тем не менее, западными и арабскими аналитиками предполагалось наличие определенной интриги, а также возможной борьбы кланов внутри королевской семьи. Версии о «тайнах саудовского двора» и разногласиях в Совете присяги оказались, как это было и в ноябре 2011 г., затребованы на страницах западной прессы. Однако неизвестно, какой расклад политических сил среди членов Совета был при избрании принца Сальмана. Некоторые сообщения предполагают наличие определенной интриги. Судя по всему, дело действительно не обошлось без каких-то внутрисемейных разногласий. Одним из таких доказательств, явилось заявление «принца-диссидента» Таляля бин Абдель Азиза. В своем телефонном интервью для газеты Аль-Кудс Аль-Араби (Al-Quds Al-Arabi) он сказал, что это назначение состоялось без всякого участия Совета присяги, а только единоличным решением короля Абдаллы. В связи с этим интересны заявления брата мятежного шиитского саудовского шейха Нимра аль-Нимра – Мухаммеда аль-Нимра в интервью бейрутской газете Аль-Ахбар (Al-Akhbar), что «назначение принца Сальмана наследным принцем вызвало, в свою очередь, гнев многих его родных братьев».

Тем не менее, процедура вступления в должность принца Сальмана прошла вполне легитимно, и уже 26 июня с.г. он в новом качестве принимал присягу на верность со стороны членов семьи Аль-Сауд и народа. После объявления королевского указа о назначении наследный принц Сальман выступил с традиционной для таких случаев речью. Помимо благодарности в адрес монарха за оказанное высокое доверие и желания служить народу и стране, прозвучали слова о приверженности «к исламским ценностям», на которых было основано королевство, а также о желании следовать примеру своих предшественников на этом посту - принца Султана и принца Найефа. Это позволило некоторым саудовским аналитикам определить направление его внутренней и внешней политики как «прагматичный консерватизм». Именно с такими характеристиками принц Сальман известен как на Западе, так и внутри страны.

Принц Сальман родился 31 декабря 1935 г., как политический деятель, имеет достаточный опыт, находясь много лет на должности губернатора провинции Эр-Рияда с 1962 г. Как глава столичного региона, занимая длительное время этот ответственный пост, принц Сальман сумел достичь весьма многого. К явным положительным результатам его правления в качестве губернатора относят превращение прежнего небольшого города в пустыне в крупный мегаполис с населением почти в 5 млн человек с хорошо развитой инфраструктурой. К числу личных достоинств относят его высокая работоспособность, простота в быту, самодисциплина, строгое следование всем религиозным предписаниям ислама. По некоторым сообщениям саудовских чиновников, администрация Эр-Рияда за время его губернаторства была свободна от каких-либо коррупционных скандалов, время от времени имевших место в других ведомствах. Кроме того, состояние здоровья принца тоже пока не вызывает опасений, он не страдает серьезными возрастными заболеваниями, что особенно актуально в свете последних событий.

По мнению аналитиков, наследный принц Сальман как «умеренный консерватор» достаточно компромиссная фигура, популярная в саудовском обществе. Об этом сообщал еще в 2002 г. саудовский политолог Наваф Обейд (Nawaf Obaid), назвав его одним из трех наиболее популярных представителей династии (двое других – нынешний король Абдалла и брат принца Сальмана – принц Ахмед - в настоящее время министр внутренних дел). Кроме того, напомним, что в июне 1985 г. его сын принц Султан участвовал в космическом полёте американского космического корабля «Дискавери» по программе миссии STS-51-G, став, таким образом, первым саудовцем и арабом, побывавшем в космосе. Принц Сальман имеет хорошие связи с различными группировками и политическими течениями внутри страны, зачастую имеющими диаметрально противоположные точки зрения. Он открыт для контактов, как с салафитским духовенством, так и с либеральной саудовской интеллигенцией, призывающей к модернизации политической и общественной жизни, а также с лидерами племенных групп. Кроме того, он пользуется уважением среди принцев королевского дома, выступая в качестве арбитра и посредника при урегулировании внутренних конфликтов, являясь председателем Совета принцев, а также контролируя финансовые потоки семьи Аль-Сауд.

Мировые СМИ в целом отреагировали позитивно на назначение принца Сальмана вторым лицом в КСА. Например, «The Guardian», ссылаясь на аналитические исследования, полагает, что Наследный принц Сальман «вероятно, продолжит осторожные социальные и экономические реформы» в стране. По мнению Джамаля Хашшоги (Jamal Khashoggi) - бывшего главного редактора газеты Аль Ватан (Al-Watan) и влиятельного саудовского политического аналитика, следует ожидать определенной активизации саудовской внешней политики: «Мы увидим большую активность саудовскую за рубежом, особенно с учетом того, что происходит во всем арабском мире».

Несомненно, что одним из главных векторов, помимо региональных проблем, останется выстраивание отношений с США. В поздравительной телеграмме президента Барака Обамы принц Сальман характеризуется, как «глубоко верующий человек, преданный идее улучшения жизни своих соотечественников, а также обеспечения безопасности всего региона», кроме того, он «известен своей полувековой верной службой саудовскому народу, что вселяет надежду на продолжение прочного сотрудничества между США и КСА в будущем». Несмотря на то, что американцы не ожидают кардинальной смены курса Эр-Рияда, тем не менее, наследный принц Сальман для них более приемлемая фигура для политического диалога, чем его предшественник. В отличие от принца Найефа, новый наследный принц не был связан в своей прошлой деятельности с репрессивным государственным аппаратом, с его именем не ассоциируются в американских СМИ нарушения прав человека, преследования диссидентов и т.д. Тем не менее, как показывают документы, его взгляд на перспективы развития демократии в королевстве весьма характерен. Согласно информации из американской дипломатической переписки в 2007 г., которая была опубликована на сайте «WikiLeaks», принц Сальман не поддерживает демократизацию саудовского обществам в основном по причине вероятного возникновения на этой почве регионального сепаратизма: «Он (принц Сальман-авт.) сказал, что (королевство-авт.) состоит из племен и провинций, и если будет введена демократия, то у каждого племени и региона будет своя политическая партия». Тем не менее, по мнению Роберта Джордана (Robert Jordan) , бывшего посла США в КСА в 2001-2003 гг., принц Сальман будет проводить политику постепенной модернизации саудовского общества, «уважая его традиции и консервативными методами». Кроме того, по его мнению, новый наследный принц также отчетливо осознает важность укрепления взаимоотношений с Вашингтоном по целому ряду вопросов, не считая традиционного сотрудничества в сфере энергетики: «Он не принимает слепо все, что говорят США, но в то же время он понимает важность отношений, которые выходят за пределы нефти». Кроме политических контактов, принц Сальман имеет хорошие связи и в американских военных кругах. Теодор Карасик (Theodore Karasik) (директор отдела исследований и развития дубайского Института военных вопросов Ближнего Востока и Персидского залива) заметил, что принц Сальман, став министром обороны, в апреле с. г посетил США, где провел ряд встреч с представителями американских политических и военных ведомств, чтобы «содействовать в сохранении американо-саудовские отношений в военной сфере на значительном уровне».

Несомненно, что помимо «всесторонних аспектов саудовско-американского сотрудничества в военной сфере», как сообщалось официально, также обсуждались вопросы урегулирования конфликта вокруг Сирии. Надо отметить, что в этом вопросе принц Сальман занимает весьма жесткую позицию. Согласно информации из западных СМИ, полученных якобы от одного из представителя спецслужб на условиях анонимности, принц Сальман обсуждал с Бараком Обамой пути выхода из сирийского кризиса, предоставив некий совместный саудовско-французский секретный план по этому вопросу. И даже пытался безуспешно добиться от американского президента согласия на «решительные» действия в отношении смены режима в Сирии, выразив свою озабоченность тем, что конфликт длиться бесконечно и «может распространиться и зажечь другие страны на Ближнем Востоке». Тем не менее, официальный представитель посольства КСА в Вашингтоне, отказался давать комментарий по этому поводу, ограничившись ответом, что саудовцы не сторонники насилия и стремятся к «мирному решению» кризисной ситуации вокруг Сирии.

В этой связи, крайне интересно, что позитивный отзыв о переменах в саудовском руководстве последовал и со стороны главного регионального противника КСА – Ирана. Хамид Реза Дехгани (Hamidreza Dehghani), постоянный представитель ИРИ в ОИс, в своем в эксклюзивном интервью иранскому агентству «Taqrib News Agency» (TNA), заявил, что «Королевство Саудовская Аравия вряд ли будет иметь проблемы с Ираном при недавно избранном принце Сальмане Абдель Азизе». Что в данном случае имелось в виду, Х.Дехгани оставил без дальнейшего объяснения.

Президент РФ В.В. Путин также отправил поздравительную телеграмму в адрес наследного принца Сальмана, в которой он: «выразил надежду, что деятельность Наследного принца будет способствовать всестороннему развитию российско-саудовских отношений в интересах народов двух стран, мира и стабильности в зоне Персидского залива и на Ближнем Востоке в целом». Заметим, что российский президент имел возможность лично познакомиться с принцем Сальманом, бывшим тогда губернатором Эр-Рияда, в ходе государственного визита, который состоялся в феврале 2007г., и даже принять совместное участие в традиционном неджийском танце (Ardah) при посещении Исторического центра имени короля Абдель Азиза. Особенно актуален вопрос личных контактов сейчас на фоне явного «похолодания российско-саудовских» отношений в связи с ситуацией вокруг Сирии. Можно надеяться, что с новым наследным принцем произойдет выравнивание отношений с Россией, что позволит им вернуться на прежний уровень.

Что касается его политики в сфере безопасности, то вероятно, она будет мало отличаться от политики других предшественников. Возможно, изменятся методы, но цели останутся прежними, принц Сальман будет стараться контролировать МВД и другие спецслужбы КСА через своего брата принца Ахмеда, назначенного на должность министра внутренних дел в июне с. г. Главная задача, которая стоит перед ним - погасить шиитские волнения в Восточной провинции. Насколько это проблема серьезна для внутренней стабильности КСА, показал его визит в марте с.г. еще в качестве министра обороны с группой высокопоставленных офицеров Генерального штаба и Министерства обороны. Другой важной задачей является - сдерживание деятельности «Аль-Каиды» и других экстремистских группировок внутри страны, что до последнего времени определенно удавалось принцу Найефу.

Стоит отметить, что в руках семьи принца Сальмана находится значительная часть саудовских СМИ, что позволяет ему контролировать информационное поле королевства и манипулировать общественным мнением. Принц Сальман и его семья являются владельцами крупнейшей саудовской медиа-компании «Saudi Research and Marketing Group» (SRMG), в которую входят панарабская ежедневная газета Аш-Шарк Аль-Аусат (Asharq Al-Awsat), а также саудовские газеты Аль-Иктисадийя (Al-Eqtisadiah) и англоязычная Араб Ньюс ( Arab News). Председателем SRMG с 2002 г. является его младший сын – принц Фейсал бин Сальман.

Таким образом, в сложившейся ситуации можно констатировать, что многие ключевые силовые посты в Саудовской Аравии по-прежнему остаются в руках «клана Аль-Фахд», и все эти перестановки в саудовском истеблишменте доказывают, что эта группа саудовских принцев не теряет свои политические позиции, оставаясь влиятельнейшей группировкой в КСА.

Автор: А.А. Железнов, Институт Ближнего Востока

Комментарии 0