Общество

Суд судом вышибают

Неожиданным поворотом обернулось скандальное дело по запрету Ленинским районным судом Оренбурга классических исламских трудов. Саратовский правозащитник Ильяс Рамазанов направил заявление на имя главы Следственного Комитета РФ Александра Бастрыкина, в котором он требует привлечь судью, принявшего решение о запрете исламской классики, к уголовной ответственности.

Параллельно мусульманская община прощается с трагически погибшим адвокатом Рустемом Валиуллин, первым попытавшимся опротестовать решение Оренбургского суда, и организует пресс-конференции с тем, чтобы привлечь внимание общественности к этому вопиющему случаю с запретом литературы.

Суть вопроса

Напомним, в конце марта Оренбургский районный суд вынес решение о запрете и включении в список экстремистских материалов Минюста 65 исламских произведения, среди которых второй по значимости, канонический источник исламского вероучения — хадисы Пророка, а также труды исламских мыслителей и ученных 9-16вв. и их современников.

Решение было принято в ходе судебного процесса, в котором не присутствовали и не принимали участие представители мусульман, книгоиздатели и правообладатели. Более того, судебное решение не было оглашено, в связи с чем, заинтересованные лица не смогли его опротестовать в срок, определенный законом.

Подобное известие буквально взорвало шквалом негодования и возмущения мусульманское и экспертное сообщества России. С резкими заявлениями выступили Председатель Совета муфтиев России шейх Равиль Гайнутдин, муфтии Духовных Управлений мусульман Саратовской области, Республики Дагестан, Чеченской Республики, РСО-Алания и других регионов России. Кавказская политика следит за процессом с первого дня.

Столь беспрецедентное и скандальное решение суда явилось результатом политики по отношению к Исламу и действий конкретных лиц, занимавших должности в прежней Администрации Президента России. Об этом уже неоднократно заявлялось устами некоторых представителей официального мусульманского духовенства России.

Знаковая пресс-конференция

В минувший четверг в РИА «Новости» состоялась пресс-конференция на тему скандального запрета исламской литературы. Организатором выступил Совет Муфтиев России, который на конференции был представлен первым заместителем председателя СМР — Рушан-хазрат Аббясовым. Также в конференции приняли участие руководитель издательского дома «Умма» — Асламбек Эжаев и исламовед, кандидат политических наук — Абдулла Ринат Мухаметов.

Первый зампред председателя СМР Рушан-хазрат Аббясов процитировал слова муфтия Равиля Гайнутдина: «Фестиваль народных судов по запрету книг» подогревает негатив к Исламу в обществе. Мы надеемся, что это его остаточные явления, которые уйдут в прошлое вместе с прежними кураторами Ислама от Администрации Президента, уже уволенных, но так и не понявших ошибочности своих нападок и усилий — заявил Рушан Аббясов.

«Суд самовольно принимает решения, без экспертизы и не дает официального опубликования и все это наши издатели и авторы узнают „от рук полиции“, когда уже изымается литература и возбуждаются уголовные дела», — сказал Аббясов. «Мусульманское сообщество было взволновано, когда в список книг попали классические источники, вторые по канонической значимости — хадисы Пророка. И в такой ситуации солидарность проявили все духовные управления мусульман нашей страны. В 2011 году был случай, когда провинциальная прокуратура пыталась запретить даже книгу муфтия Равиля Гайнутдина «В молитве спасение», — сказал Рушан Аббясов.

Плечо государево

Кроме того, первый зампред СМР, сообщил, что «правозащитные структуры Совета муфтиев сейчас изучают этот процесс и будут предприняты правовые действия с целью изменения ситуации с данным запретом».

— Мы довольны и тем, что активный интерес к этим запретам проявляют и в новой Администрации Президента, с которой религиозные организации мусульман находят взаимопонимание, — отметил Рушан-хазрат.

— Сегодня, в большинстве случаев, мусульман пытаются обвинить в экстремизме и зачастую это делают так называемые «эксперты», которые сами являются экстремистами. Они искусственно раздувают конфликт. К теме религии нужно подходить более трепетно, узнавать друг друга, после чего делать выводы об экстремизме, — считает Аббясов.

Также Аббясов констатировал, что в совете по экстремизму при Минюсте нет специалистов по Исламу, исламоведов.

— Эта тема волнует мусульман. От общественности поступают обращения с призывом проведения массовых митингов по всей стране. Требуют, чтобы были сделаны обращения в том числе к руководству РПЦ, так как определенный раскол вносит и то, что экспертизу исламской литературы провел клирик РПЦ — диакон Юрий Максимов. Мы сдерживаемся от того, чтобы называть исламофобов, которые есть в рядах РПЦ — православными экстремистами и радикалами. Это неприемлемо. Но церковь должна дать оценку деятельности людей, которые сегодня ведут диалог с мусульманами на языке вражды и ненависти, как например, изгнанного с должности ответственного секретаря межрелигиозного Совета за раздор, который он сеял в этом Совете — Романа Силантьева, — резюмировал Аббясов.

С законом не вышло

Руководитель издательского дома «Умма», Асламбек Эжаев считает, что проблемы с запретами литературы начались с редакции «Закона об экстремистской деятельности», который был принят для защиты интересов центральной власти от посягательств.

— В регионах, на местах же это стало орудием, законным средством борьбы со свободой слова, свободой совести и вероисповедания, в частности средством борьбы с мусульманским сообществом. Такие формулировки, как «пропаганда превосходства религии…» позволяют подвести сегодня под эту статью любую конфессию, — считает Эжаев.

Он уверен в том, что последнее дело о запрете 65 книг явилось апофеозом всего того, что происходило до этого.

— Сначала нас приглашали на процессы в качестве ответчиков, затем посчитали это хлопотным и стали проводить без нас с какими-то сомнительными экспертами и такими же заключениями, а затем и вовсе начали принимать решения о запрете без экспертиз, — сообщил Асламбек Эжаев.

«Мне хотелось бы донести до мусульман России, до граждан, что это проблема больше читателей, а не книгоиздателей. В России осталось несколько исламских книгоиздательств, а остальных, кого посадили, как руководителя издательства „Сад“, блокировав при этом работу его издания; издательство „Ансар“ — обанкротили. Осталось несколько, и нам вместо того, чтобы причитать и говорить, что нас обидели, необходимо инициировать процессы по изменению „Закона об экстремизме“ и выбиванию этого инструмента, который стал уже орудием расправы с инакомыслием из рук различных исламофобов и оборотней в судейских мантиях. Только когда мы начнем говорить с государством на юридическом языке, на языке права, нас начнут уважать, — отметил Асламбек Эжаев.

В поисках экспертизы

На вопрос: „Какой должна быть экспертиза, которая не будет вызывать сомнений в компетентности“, — Асламбек Эжаев ответил, что в исламском сообществе нет единого мнения по этому поводу. Кто-то полагает, что компетентным минимумом должна быть экспертиза представителей академической науки из Института востоковедения РАН; экспертиза должна проводиться в столице, т.к. в регионах нет достаточно компетентных кадров; необходимо делегировать компетенцию в вопросах религии центру», — полагает Эжаев.

Собственную же позицию книгоиздатель обозначил, как необходимость отмены всех этих позорных списков за исключением листовок и материалов содержащих призывы к каким-либо незаконным действиям.

— Все, что говорится на академическом уровне, в виде издания книг должно говориться и дискутироваться. Мы тратим огромное количество средств и времени на издание академической литературы и исторических текстов, на адаптацию текста, выверяя, анализируя и изучая отклик читателя. А при ситуации, в которой нас запрещают, а мы переиздаем в другом виде, я хочу спросить таких деятелей: «Мы развлекаемся?», — заключил Асламбек Эжаев.

Зампред СМР Рушан Аббясов также заявил, что в ближайшее время не будут проводиться никакие акции протеста: «Обращение от общественности, с подобными предложениями, о проведении мирных митингов и акций протеста в дни празднования в стране Ураза Байрам поступило не единолично в адрес СМР. В ближайшее время мы будем обсуждать это обращение. И если будет принято решение о проведении мирных акций, то мы их проведем, если до этого не увидим результата».

В связке с Церковью

Также Аббясов подчеркнул, что есть понимание проблемы новой Администрацией Президента и уверенность в том, что будет принято правильное решение и проявлена политическая воля руководства РФ по защите конституционных прав граждан нашей страны.

Отвечая на вопрос Кавказской политики о возможных последствиях во взаимоотношениях руководства централизованных духовных управлений мусульман России с руководством РПЦ, учитывая, что в запретах участвовали представители церкви, Рушан-хазрат Аббясов отметил, что в РПЦ есть люди, которые не дают вести межконфессиональный диалог на должном уровне. Но в целом понимание между иерархами имеется.

— Во время карикатурного скандала Русская православная церковь поддержала мусульман, как поддерживают православных и мусульмане в случаях, когда происходят атаки на церковь. Недопустимо посягать на религиозные чувства граждан нашей страны. И мы надеемся, что эта взаимоподдержка и взаимопонимание продолжится. Мы не дадим разрушить наш диалог, — заключил Аббясов.

Совет муфтиев России на официальном сайте заявляет, что тема с запретом исламской литературы «не останется без нашего пристального внимания ни в одном регионе страны».

В поисках решений

За время, прошедшее с момента запрета книг, мусульмане России искали наиболее эффективные способы опротестовывания и отмены судебного решения по исламской литературе. Первая инициатива была выдвинута и реализована адвокатом Рустемом Валиуллиным — представителем издательского дома «Умма».

Адвокат подал апелляционную жалобу в Оренбургский областной суд на решение Ленинского районного суда города Оренбурга. К сожалению, он не сумел довести начатое дело до конца, поскольку по трагическому стечению обстоятельств погиб в результате несчастного случая в конце прошлого месяца.

Второе решение предложил российский центр «аль-Васатыйя». В своем официальном заявлении Центр принял решение переиздать хадисы и жизнеописание Пророка (мир с ним). Третье решение прозвучало после встречи представители российских конфессий совместно с представителями Общественной палаты РФ, которые потребовали изменения антиэкстремистского законодательства.

Они потребовали от властей принятия нормы, освобождающей священные тексты зарегистрированных религиозных организаций от обвинений в экстремизме. Инициатива эта действенная. Поскольку может привести к пересмотру и даже отмене федерального списка экстремистских материалов.

Для реализации этого шага директор Института мониторинга эффективности правоприменения Общественной палаты Елена Лукьянова посоветовала религиозным организациям, в отношении которых вынесены подобные решения обратиться в Конституционный суд. То есть, мусульманам, фактически, на блюдечке поднесли готовый алгоритм действий.

Подхваченная инициатива

Однако после смерти Валиуллина, мусульмане не остановились. Мусульманская общественность России выступила с инициативой создания Российского мусульманского правозащитного центра имени Рустема Валиуллина, продолжить начатое адвокатом дело и довести его до отмены антиисламского судебного решения.

Между тем, на имя главы Следственного Комитета РФ Александра Бастрыкина направлено Заявлениеот имени саратовского правозащитника Ильяса Рамазанова в котором он требует привлечь к уголовной ответственности за «заведомо неправосудное» решение о запрете 65 исламских произведения судью Ленинского суда Оренбургской области А.Нуждина на основании ч.1ст.305 УК РФ (Вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта — от ред.)

В заявлении, в частности говорится, что решение судьи Нуждина «нарушает основные права граждан на свободу вероисповедания…и уже сейчас привело к социальному напряжению и дестабилизации межконфессиональных отношений и государственно-конфессиональных отношений»

Абсурдность судебного решения правозащитник аргументирует также временным интервалом рассмотрения судебного дела, «который составил по разным протоколом от 15 до 20 минут», в течение которого было не возможно не только рассмотреть материалы 12 томов уголовного дела, но и вынести решение и огласить его резолютивную часть на 4 страницах.

«Таким образом, на рассмотрение вопроса о признании одного наименования литературы экстремистским материалом у судьи Нуждина А.В. ушло 13,84 секунды», — резюмирует в своем заявлении адвокат Ильяс Рамазанов.

Автор: Магомед Туаев, Диана Рамазанова, "Кавказская политика"

Комментарии 6