Общество

Тарик Рамадан: “В российских законах нормы шариата присутствуют сполна”

Кто-то называет его мусульманским Мартином Лютером Кингом, а журнал “Time” включил его в сотню самых влиятельных интеллектуалов мира. В 2008 году online-опрос журнала “Prospect Magazine” (Соединенное Королевство) вывел его на 8-е место в рейтинге интеллектуалов планеты. Он прилетел в Россию на полтора дня, чтобы выступить с тремя лекциями: две – в Москве и одна в Санкт-Петербурге.

По его словам, 20-миллионное мусульманское население России должно уже, наконец, осознать одну очень простую истину: они такие же граждане и хозяева этой страны как и все остальные. “Живите так, как вам предписывает ваша религия. Вносите свой вклад в развитие российского общества, российской культуры. Живите полноценной жизнью”, – говорит он.

Быть мусульманином – это не значит арабизироваться. “Если вы строите мечеть здесь, в России, безусловно, она должна соответствовать всем канонам ислама, но не более. Вы должны учитывать местную архитектуру, национальный колорит. Если российская мусульманка решает носить платок, он должен покрывать те части головы, которые четко прописаны в религии. Но стиль и манеру выбирать самой мусульманке. И лучше если это будет с местным колоритом”, – поясняет он.

Профессор современных исламских исследований Оксфордского университета, преподаватель Теологического факультета Оксфорда, магистр в области философии и французской литературы Тарик Рамадан в эксклюзивном интервью корреспонденту “еТатар” рассказал о том, как россияне уже живут по законам шариата, и что нужно для объединения мусульманской уммы мира.

Совместим ли шариат с секулярным государством?

- Думаю, что вопрос поставлен не совсем корректно, ведь шариат – это не просто свод законов. Шариат основан на таких принципах как справедливость, равноправное отношение к людям. Можно с уверенностью сказать, что в тех же российских законах нормы шариата присутствуют сполна. Нам, в принципе, ничего не нужно менять, потому что мы и так эти нормы используем: например, свобода слова, выборность и т.д. Шариат – это не закрытая система. Его нормы давно и прочно вписались в жизнь современного общества.

Т.е. чем демократичнее законы, тем больше вероятности того, что шариат уже используется нами?

- Именно. Нельзя путать шариат с уголовным кодексом или системой наказаний. О них все знают, но наказания составляют очень малую часть шариата. И у каждого наказания есть строгие правила, целый ряд условий, которые должны быть доказаны и соблюдены. Думаю, что противопоставление шариата и светского государства – это чрезвычайно упрощенный взгляд на проблему.

А сколько тогда в шариате процентов “божественного” и сколько человеческого?

- То, что написано в Священном Коране, и то, что оставил нам пророк Мухаммад, т.е. сунна, это наши принципы и цели. Это идет от Всевышнего. Но всё остальное, т.е. категоризации, применение в повседневной жизни, расставление приоритетов – это всё зависит от человека. Я бы сказал, что мы являемся ответственными за придание формы оставленным заветам.

Если бы халифат четырех праведных халифов был сейчас, какая форма правления, политического режима и государственного устройства была бы в этом государстве?

- Понятия не имею. У нас нет какой-либо определенной формы государственного устройства. Но у нас есть наши принципы, большинство которых очень близки демократической системе. Я бы сказал, что в таком государстве непременно были бы прямые выборы лидера страны. Скорее всего, это была бы репрезентативная модель государства, основанная на гражданско-правовом договоре. Это то, что я сразу вижу, взглянув на принципы ислама.

Т.е. мусульманам нужно просто придерживаться своих принципов?

- Нам нужно придерживаться своих принципов и определять ту модель, которая наиболее подходит условиям нашей страны. А какой-то определенной модели нет. Даже в Медине невозможно представить современный халифат четырех праведных халифов, потому что то, что было раньше, и то, что мы имеем сейчас – это две разных реальности. Мусульманам нужно найти модель, подходящую их принципам. И вы знаете, очень много из этих принципов мы сегодня чаще встречаем в западных странах, нежели в государствах  с преимущественно мусульманским населением.

Какие, по-вашему, институциональные формы ислама будут развиваться в XXI веке: тарикаты, джамааты, политически партии, кланы?..

- Думаю, все, вами перечисленные. У нас есть тарикаты, есть суфии. У нас есть джамааты – организации внутри гражданского общества. У нас есть политические партии. Мусульмане располагают целой сетью различных организаций. И это всё является частью того, что мы называем исламским движением.

Станет ли Интернет способом организации нового типа мусульманских общин?

- Интернет – всего лишь средство коммуникации. Он никого не объединяет. Он является инструментом передачи информации. И всё. То, как будут объединяться мусульмане, зависит от них самих.

А по-вашему, умма сможет объединиться?

- Объединенная не значит одинаковая и стандартизированная. Нужно объединяться, сохраняя при этом различия. До тех пор, пока мусульмане не поймут эту простую истину, ожидать чего-то не стоит.

Автор: Роберт Болгарский, Ильшат Саетов, «еТатар»

Комментарии 12