Их нравы

Секретный "расстрельный список" стал для Обамы экзаменом на принципиальность и волевой характер

Ничто так не озадачивает либеральных сторонников и консервативных критиков Обамы, как его активная борьба с терроризмом, отмечает The New York Times в одной из статей цикла "Мера перемен", посвященного итогам президентского срока Обамы. "Его действия часто остаются необъяснимыми: они скрыты под завесой сковывающих принципов секретности, категоричных политических комментариев и несловоохотливости самого президента", - пишут журналисты Джо Беккер и Скотт Шейн.

Издание попыталось приподнять завесу, проинтервьюировав более 30 бывших и действующих советников Обамы. Источники "описали эволюцию Обамы с тех пор, как он взял на себя беспрецедентную в истории президентов США роль - лично возглавил тайную войну с "Аль-Каидой", пишет газета.

Вот конкретная ситуация, обрисованная в статье. 19 января 2010 года, на регулярном еженедельном совещании по борьбе с терроризмом, Обаме был представлен список из 15 предполагаемых членов "Аль-Каиды". "Эти люди находились в Йемене и имели связи с Западом. Фотографии и краткие биографии походили на школьный ежегодник. Среди них было несколько американцев. Два подростка, в том числе девушка, которая выглядела еще младше своих 17 лет".

Когда-то Обама поклялся привести методы борьбы с "Аль-Каидой" в соответствие с американскими ценностями. В этом свете перечень, который Обама держал в руках, символизировал, какая сложная в моральном и юридическом плане задача ему предстояла.

"Обама - либерально настроенный профессор правоведения, который вел кампании против войны в Ираке и пыток, а затем настоял на том, что лично будет визировать каждое новое имя в растущем "расстрельном списке", - пишет газета. Когда предоставляется редкостный случай ликвидировать высокопоставленного террориста, но выясняется, что вместе с ним находятся родственники, президент США оставляет за собой окончательное решение - "вычисления на основе морали", по выражению авторов.

"Он твердо намерен принимать решения о том, насколько широкими и далеко идущими будут эти операции. Он полагает, что несет ответственность за позицию США в мире. Он старается устанавливать довольно узкий предел", - говорит Томас Э. Донайлон, советник Обамы по национальной безопасности.

Судя по интервью с советниками, Обама - парадоксальная фигура, считает издание: "он чурался компромиссов с законодательной властью, которые требовались для закрытия тюрьмы в Гуантанамо, но при этом без покаянных стенаний санкционирует смертоносные шаги".

Действия Обамы вызывают определенные нарекания. "Высокопоставленные чиновники сетуют в кулуарах, что подход к контртеррористической деятельности напоминает детскую игрушку "Бей кротов" [задача играющего - бить кротов, которые хаотично выскакивают из "нор". - Прим. ред.]; после жалоб на неаккуратное наведение на цель были придуманы воздушные атаки нового типа; президент одобрил формулу для подсчета погибших мирных жителей, которая, по словам некоторых чиновников, искажает результаты в сторону занижения".

Удары с беспилотников ослабили "Аль-Каиду", отмечает издание. Но в то же самое время эти методы используются террористами как излюбленный инструмент для вербовки новых боевиков. Файсал Шахзад, пытавшийся устроить взрыв на Таймс-сквер в Нью-Йорке, заявил в суде: "Беспилотники наносят удары, не замечая детей".

Обама применяет свой опыт и таланты юриста, чтобы способствовать войне с терроризмом на своих условиях. Так, на второй день своего президентского срока Обама подписал несколько распоряжений в подтверждение своих предвыборных обещаний. Он провозгласил, что вести допросы жестокими методами запрещается, а тюрьма в Гуантанамо будет закрыта. "Но он умолчал, что распоряжения содержат несколько почти незаметных "лазеек", - говорится в статье.

Обама - реалист и никогда не забывается, увлекшись собственной риторикой, поясняет издание. Например, по просьбе юристов ЦРУ было дано новое определение "центру тюремного заключения", чтобы так называемые "тайные тюрьмы" ЦРУ могли действовать и впредь - лишь бы людей держали там "краткосрочно".

Проблема решена, и не надо давать никаких неуклюжих публичных объяснений, замечает газета.

Итак, в своих постановлениях Обама незаметно "сохранил три основных принципа - вывоз подозреваемых в терроризме в другие страны, разбор их дел военными комиссиями и содержание под стражей на неопределенный срок". Между тем правозащитники критикуют эти принципы и практики еще с 2001 года.

Правда, позднее Обама не поддался на давление Конгресса, который требовал судить всех подозреваемых в терроризме в военных судах.

"Обаме важно, чтобы у него был выбор разных вариантов", - говорит Джех Ч. Джонсон, советник избирательного штаба Обама, а ныне юрисконсульт Пентагона.

Газета пишет о директивах Обамы, регулирующих удары с беспилотников. По его просьбе ЦРУ уменьшило боезаряды, чтобы удары были "точечными". Помощники Обамы говорят: если ЦРУ было не до конца уверено, что при ударе не погибнут мирные граждане, Обама старался лично принимать окончательное решение, наносить ли удар.

В то же самое время сотрудники администрации США отметили: при подсчете жертв среди мирного населения все мужчины призывного возраста в зоне удара считаются "комбатантами", если только нет разведданных, которые их посмертно "реабилитируют". "Пожалуй, это частично объясняет, почему официальные цифры случайных жертв среди мирного населения чрезвычайно малы", - говорится в статье.

Газета также описывает "престранный ритуал чиновников". "Примерно раз в неделю более 100 сотрудников растущего аппарата национальной безопасности в правительстве совместно, путем засекреченной телеконференции, изучают биографии подозреваемых в терроризме и рекомендуют президенту, кто должен умереть следующим", - пишет издание. Эта процедура "номинирования" изобретена администрацией Обамы.

По словам информированного источника, идут бурные споры, на санкционирование одного имени могут уйти пять-шесть заседаний, а лица, не представляющие непосредственной угрозы, могут быть исключены из списков. В ЦРУ проводится параллельная процедура отбора, касающаяся преимущественно Пакистана.

Затем Обама визирует список, консультируясь со своим советником по контртеррористической деятельности Бренненом. "Он санкционирует все удары в Йемене и Сомали, а также более сложные и рискованные удары в Пакистане - примерно треть от всех ударов", - сообщает издание.

По словам источников, Обама принимает столь тесное участие в операциях, так как считает, что должен нести за них нравственную ответственность, а также знает, что ошибочные удары могут испортить имидж Америки и сорвать усилия дипломатов.

"Но, по-видимому, его власть также отражает поразительную уверенность Обамы в себе", - добавляет газета.

"Что больше всего поражает вас в Обаме?" - спросили журналисты. Донайлон ответил, не задумываясь: "Это президент, который не имеет ничего против применения силы в интересах США".

Успешная ликвидация подозреваемых в терроризме омрачена подозрениями, отмечает газета: "что если Обама избегает сложностей, связанных с содержанием под стражей, фактически решая не брать пленных?" По данным газеты, в президентство Обамы убиты десятки подозреваемых, но только один оказался под стражей в США.

Помощники Обамы отрицают, что такой принцип действует. Они ссылаются на то, что в Йемене и Пакистане поимка подозреваемых часто невозможна, зато многие предполагаемые террористы оказались в зарубежных тюрьмах благодаря тому, что американцы их разоблачили.

В начале президентства Обама поклялся не допускать "ложного выбора между нашей безопасностью и нашими идеалами". "Но он обнаружил, что война - дело грязное", - отмечает газета. Необходимы нравственные, юридические и практические компромиссы.

Газета приводит пример: Байтулла Мехсуд, лидер "Талибана" в Пакистане, не представлял непосредственной угрозы для США. "Но руководители Пакистана желали его смерти, а применение беспилотников США зависело от молчаливого согласия властей", - поясняет газета. В итоге Обама и его советники заключили, что Мехсуд опасен для американцев, находящихся в Пакистане. В 2009 году Обама санкционировал его ликвидацию, хотя в тот момент Мехсуда сопровождали жена и другие родственники.

В Йемене первый же удар с беспилотника США, 17 декабря 2009 года, повлек за собой гибель многих мирных граждан. Возмущенная реакция укрепила позиции "Аль-Каиды". После этого Обама запретил осуществлять в Йемене так называемые "характерные удары" - то есть удары не по известным террористам, а по предполагаемым учебным лагерям и подозрительным лицам. "Мы не будем воевать с Йеменом", - пояснил он.

"Впрочем, через два года Обама переступил через эту запретную черту", - пишет газета. Сегодня Пентагону разрешено наносить удары в Йемене по подозреваемым, чьи имена не известны американцам. Чиновники говорят, что критерии более жесткие, чем в случае с "характерными ударами". Есть даже новый термин - TADS, Terrorist Attack Disruption Strikes (Удары по срыву терактов). "Но детали тщательно засекречены. Это характерно для президента, который пришел в Белый дом, обещая транспарентность", - говорится в статье.

По мнению газеты, самым жестким экзаменом для принципов Обамы стало дело имама Анвара аль-Авлаки, уроженца США и пропагандиста "Аль-Каиды", который скрывался в Йемене.

Перед Обамой встал вопрос: вправе ли он распорядиться о тайной внесудебной ликвидации гражданина США в стране, с которой США не воюют? Обама дал положительный ответ, и в 2011 году Авлаки был убит. Обама сделал упор на уликах того, что Авлаки перешел на сторону врага и замышлял новые теракты.

Как бы то ни было, упор Обамы на применение беспилотников не позволяет изменить стиль отношений США с мусульманским миром. "Пакистан и Йемен, возможно, стали менее стабильными и более враждебными к США", - пишет издание. Беспилотники превратились в символ мощи США. "На глазах Китая и России США создали международный прецедент, направляя беспилотники за границу для уничтожения врагов", - подчеркивает газета.

Зато послужной список Обамы развеял представления, будто демократы слабы в сфере национальной безопасности.

Автор: Джо Беккер, Скотт Шейн, "The New York Times"

Комментарии 0