Политика

Настоящие владельцы афганских маковых полей и центры распространения героина

Вчера эта не-столь-новая новость была на первых местах: ключ от контрабанды героина из Центральной Азии в Афганистан – это UNODC (Управление ООН по борьбе с наркоманией и преступностью). Заголовок сопровождался следующими, столь не точными, описаниями и утверждениями (курсив мой):

 Последний доклад агентства по наркотикам ООН проливает свет на механизм транзита наркотиков из Афганистана через Центральную Азию. В нём говорится о вялых попытках запрета со стороны бывших Советских республик. 

В 106-страничном отчёте Управления ООН по борьбе с наркоманией и преступностью, выпущенном в этом месяце, описан контрабандный транспорт героина и опиума из Афганистана, самого крупного в мире производителя наркотиков, в Россию, которая является их самым крупным потребителем. Девяносто тонн героина высокой чистоты, примерно четверть от всего количества, выходящего из Афганистана, ежегодно проходит через Центральную Азию. Всего-навсего 3 процента от этого количества в 2010 году перехватили власти региона. И вопреки интернациональным усилиям оказать помощь, эта цифра продолжает уменьшаться.

Знаете, отчёты такого рода никогда не выявляют так называемых виновных контрабандистов. И почему-то такие отчёты оставляют в тени роль так называемых интернациональных усилий. Что я имею в виду? Как вы опишите ситуацию, когда контрабандистами являются высокопоставленные международные братки, основные интернациональные усилия которых направлены на увеличение, а не на уменьшение контрабанды? А косметическое шоу «международные усилия по снижению контрабанды наркотиков» исполняют те же самые международные братки-контрабандисты, которые прилагают все усилия для увеличения потока контрабанды?

 Я знаю, все это кажется запутанным и сложным, но на самом деле это довольно просто. Я вернусь к этому позже, так что давайте проверим ещё некоторые, столь недостоверные, данные этого столь не нового доклада:

poppies2

 Закоренелая коррупция в Центральной Азии делает регион отличной дорогой для контрабанды, говорится в докладе. Высокопоставленные чиновники замешаны в этой торговле, или по меньшей мере берут взятки, чтобы закрывать глаза на неё, особенно в Таджикистане и Кыргызстане. Отсутствие сотрудничества между соседями также благоприятствует свободе провоза контрабанды. 

На этом пункте следует остановиться. Под разгулом коррупции они имеют в виду правящие режимы и свои силы. Как-то они не считают нужным упомянуть, что эти режимы специально отобраны, поддерживаются и управляются международными братками. Позвольте привести несколько подсказок – начнём с того, как мы подбираем, питаем и поддерживаем «закоренелую коррупцию», упомянутую в этом так называемом докладе:

 В 2007 году Пентагон выделил около 30 миллионов долларов на различные программы помощи режиму Бакиева – в основном в качестве компенсации за доступ к авиабазе Манас, говорится в докладе. Это примерно в шесть раз больше, чем было потрачено на программы демократии и гражданского общества. Как сообщается, Пентагон также предоставил эксклюзивные топливные контракты – что сейчас расследуется и в Бишкеке, и в конгрессе – за операции США на этой базе для компаний, в которых у дружков Бакиева и его сына были существенные интересы. Поэтому в Кыргызстане считают, что Вашингтон поддерживал коррумпированный и всё более авторитарный режим.

Следует ли подробно говорить об этом? Думаю, да. Но вспомним, в докладе также упоминаются соседние страны, так что рассмотрим некоторые связанные с ними факты.

 Вашингтон оказывал помощь силами военных и полиции в разное время разным государствам Центральной Азии – Казахстану, Узбекистану, Таджикистану, Кыргызстану и Туркменистану – примерно с момента их образования после разрушения Советского Союза в 1991 году… К концу десятилетия помощь большинству из этих пяти стран была расширена, так как Центральное командование США – чьи приказы действуют от Египта до юго-западной границы Китая – послало силы специального назначения (SOF) для обучения местных групп борьбе с повстанческим движением в Узбекистане и Кыргызстане, где нарастали волнения, и узбекские и казахские военные принимали участие в учениях НАТО…

Продолжим. В январе 2012 года я написал короткую статью об авиабазе Манас в Кыргызстане

poppies3

 С 2001 года в Кыргызстане был размещён транзитный центр в Манасе (бывшая авиабаза Манас) как перевалочный пункт для американского военного персонала, направляющегося в Афганистан и прибывающего оттуда, и за непрерывное использование объектов было уплачено 200 миллионов. С этой базой связано множество скандалов и провалов на протяжении многих лет её существования.

И я процитировал хорошо изученные и обоснованные заявления и отчёты о реальном назначении Манаса: 

В прошлом году Питер Дейл Скотт написал обширную статью, описывающую вмешательство США в Кыргызстан под видом защиты своей стратегической авиабазы, что привело к политической дестабилизации в Кыргызстане и к резкому увеличению потока наркотиков через страну:

«…тот факт, что за деятельностью наркоторговцев, разведки и джихада стоит скрытая сила, согласуется с предыдущим вмешательством США в Афганистан, Лаос и Бирму, и общей ответственностью Америки за огромный рост глобального наркотрафика со времён Второй мировой войны. Важно понимать, что удвоение объёма производства афганского опиума с момента американского вторжения 2001 года просто повторяет массовый рост производства наркотиков в Бирме, Таиланде и Лаосе между концом 1940-х годов и 1970-м годом. Эти страны в результате присутствия ЦРУ (его французского отдела в случае Лаоса) также стали основными источниками, питающими международный наркотрафик; если бы не было вторжения, в них так и оставались бы лишь местные торговцы. 

Уже в 2001 году база в Кыргызстане стала центром для транснациональных групп, переправляющих наркотики. Согласно докладу от 2002 года из Библиотеки Конгресса, Кыргызстан стал основным центром наркоиндустрии во всех аспектах: изготовление, продажа и распространение. Расположение Кыргызстана, прилегающего к основным путям через таджикские горы из Афганистана, в сочетании с неэффективным внутренним контролем контрабанды позволило привлечь лиц из круга, который кыргызская газета характеризует как «международная организация, объединяющая беспрецедентное число членов в Соединённых Штатах, Бразилии, России, Беларуси и Казахстане… Это не полуграмотные таджикско-афганские перевозчики наркотиков, но профессионалы, которые прошли стажировку в мафиозных кланах мировой наркосистемы…»

Бадахшанский коридор наркотрафика представляет серьёзную угрозу для России. Афганские опиаты попадают в Россию через Таджикистан и Кыргызстан, главный путь контрабанды, они прибывают из Бадахшана и других северо-восточных провинций. Уменьшение производства наркотиков в Афганистане за последние три года, само по себе не очень существенное,  почти не оказало влияния на северо-восток, и импорт опиатов в Россию продолжает расти. Наряду с этим, широко разрекламированная очистка от опийного мака северных афганских провинций нередко была простым переходом от  мака к другому незаконному растению: конопле, из которой получают марихуану и гашиш.

В результате, по данным чиновников ООН, Афганистан также является крупнейшим в мире производителем гашиша (ещё один препарат, наводнивший Россию). Это добавилось к потоку наркотиков по бадахшанско-таджикско-киргизскому коридору. Подводя итог, американское политическое извращение антинаркотической политики ставит сегодня серьёзные проблемы перед Россией.

В июле 2010 года я написал длинное исследование о Кыргызстане, Бакиеве, компании Mina Corp и американских агентах, связанных с ними:

 Когда мы говорим о стратегической важности Афганистана, Пакистана, Таджикистана, Кыргызстана и других «станов», речь идёт не только о традиционных стратегических ресурсах – нефти, но ещё о «наркотических ресурсах». 

В настоящее время запасы чистого героина в Афганистане согласно оценкам составляют немногим менее 3000 тонн, а ежегодный доход афганских поставщиков наркотиков около $3 млрд. Международная наркомафия получает не менее $100 млрд. ежегодно за героин из Афганистана, и эти деньги питают организованную преступность не только в Афганистане, но также во всей Центральной Азии – в Кыргызстане, Казахстане, Таджикистане и Узбекистане.

И владельцами этих ресурсов являются отнюдь не афганские крестьяне и  мулы-перевозчики. Реальные хозяева героиновых предприятий – это те, кто «вырастил и посадил» нужные персоналии управлять странами – источниками и распространителями.  Те, кто правит этими правителями и живёт в Соединённых Штатах и других западных странах.

Доходы от наркобизнеса распределяются между криминальными группами, контролирующими разные звенья цепи поставок, проложенной от маковых полей к потребителям наркотиков. В то время как афганские крестьяне-производители мака живут в крайней нищете, собственники этих полей обитают преимущественно в США, Великобритании и других западных «демократиях».

Теперь вернёмся к этому, столь нефактическому, докладу о роли Центральной Азии в торговле героином:

 Кыргызстан является предпочтительным путём из-за проницаемой 870-километровой границы с Таджикистаном (на двух третях  которой никогда не было официальной разметки), и широкого распространения коррупции в стране. Город Ош вблизи его границы является точкой складирования наркотиков и излюбленным местом криминальных банд, которые сыграли свою роль в насилиях на этнической почве в 2010 году. Сохраняющаяся нестабильность в Кыргызстане прямо или косвенно способствует обороту наркотиков.

В докладе «козлом отпущения» выставлен Таджикистан. Хотите знать почему? Вот подсказка:

 Хотя Таджикистан всегда находился в тени своего вечно нестабильного южного соседа Афганистана и не имеет такого политического и военного влияния, каким обладают другие бывшие советские республики Центральной Азии – Узбекистан и Казахстан, он является страной как регионального, так и глобального импорта. Расположенный на пересечении ключевых путей Евразийского континента, Таджикистан может играть заметную роль в становлении экономики и торговли для ряда государственных и негосударственных структур в Евразии. При увеличении инвестиций в транспортную инфраструктуру Таджикистан может стать связующим звеном между Восточной Азией и Персидским заливом, с одной стороны, и между Россией и Индией, с другой стороны. Он может стать важной точкой опоры в региональной и глобальной торговле.

В последние месяцы продолжало расширяться иранское экономическое участие и  инвестиции в Таджикистан. Были подписаны экономические соглашения с таджикским правительством, включая план строительства промышленного города в стране. Хотя проект находится лишь на стадии формирования, есть надежда, что этот проект в итоге позволит создать пятьдесят промышленных предприятий, в том числе алюминиевый завод, фабрики по переработке хлопка и фруктов, с оценочной стоимостью свыше $2 млрд.

Помимо этих инвестиций иранская политическая элита стремится также расширить экономические связи между восточными иранскими провинциями, северо-западным Афганистаном и Таджикистаном. Они содействуют сотрудничеству в области управления водными ресурсами, распределения электроэнергии, железнодорожного транспорта и упрощения визовых и таможенных процедур.

Вот оно что. Иностранные братки-контрабандисты, они же международные братки, управляющие героиновым коридором в Центральной Азии, не любят Таджикистан, поскольку он выстраивает связи с Ираном. Это делает Таджикистан страной-козлом отпущения в этом, столь неправдивом , докладе.

 С другой стороны, крупнейшая сеть транспортировки героина  в Центральной Азии – думаю, военные базы, авиабазы, и совместные с НАТО базы… просто думаю – эта сеть полностью отсутствует в этом, столь нефактическом докладе – написанном, по всей видимости, всё теми же международными братками wink

Комментарии 0