Политика

Помогут ли парламентские выборы в Сирии установлению мира

7 мая в Сирии прошли первые с 1963 г. многопартийные выборы в парламент, в которых кроме правящей Партии арабского социалистического возрождения (Баас) приняли участие еще 11 политических организаций, включая семь новых, созданных в последние три месяца. Среди последних, например, – Национальная демократическая партия. На 250 депутатских мест по 15 избирательным округам изначально претендовали 7195 кандидатов, включая 710 женщин.

Международные оценки

В оценках сирийских выборов преобладают негативные моменты. Одним из немногих исключений служит реакция России. Так, в МИД РФ считают, что майские парламентские выборы в Сирии — «неплохой фактор, показывающий, что власти прилагают усилия для того, чтобы скорее прекратилось насилие». Тем не менее, представитель МИД Александр Лукашевич признал, что «Сирийская территория не полностью контролируется,… очаги напряженности сохраняются». Однако в целом международная общественность оценила выборы в Сирии крайне скептически. США ранее назвали выборы «смешными», а Франция – «фарсом».Представитель Госдепартамента Нуланд указала: «...Мы считаем смехотворными попытки провести голосование во время разгула насилия, отсутствия гармонии и единства в Сирии и мы не придаем большого значения этим выборам... Мы не считаем ничего, что происходит в этой обстановке в Сирии, свободным, прозрачным... Мы не считаем, что эти выборы отражают волю народа... Мы не признаем эти выборы в целом, так что, какими бы ни были результаты, они являются следствием незаконного процесса в неверно выбранное время». Так что действия радикальной оппозиции привели к тому, что у Запада и его союзников появился формальный повод не признавать эти выборы. Следует заметить, что незадолго до выборов ситуация в стране еще больше обострилась. Наглядным тому подтверждением стали кровавые теракты в крупнейших городах страны Алеппо и Дамаске, чередующиеся с регулярными нападениями на представителей властей. Определенное давление испытывали и представители политических сил Сирии, готовившиеся к выборам. Нельзя не учитывать то, что повстанцы проводили запугивание населения. Так, незадолго до голосования боевики убили сына лидера второй по численности оппозиционной Сирийской национал-социальной партии Али Хайдара. Впрочем, сирийские власти сами серьезно подставились. Власти провели голосование очень топорно, не дав ни четких партийных раскладов, ни ясных данных по отдельным местностям, ни подробных сведений о личностях прошедших в депутаты. Официальные СМИ и информагентства,например САНА дали весьма куцую дозированную информацию, а данных от независимых СМИ практически нет. Напомним, что в обновленном журналистском рейтинге стран с самой жесткой цензурой Сирия находится на третьем месте, между КНДР и Ираном, заметно обогнав по этому показателю других представителей Топ-10, включая Саудовскую Аравию (8-е место) и Белоруссию (10-е место). Одной из причин, почему большинство стран мира не хотят признавать выборы в Сирии, служит не только почти полное отсутствие иностранных, но сирийских независимых наблюдателей. По крайней мере, как заявляют их западные коллеги, никто таковых не только не показал, но и не рассказал, сколько их было вообще. А при отсутствии таковых главным судьей выборов становились сами власти, которые их и проводили.

Оценки властей

На пресс-конференции членов Высшей избирательной комиссии 15 мая были оглашены окончательные итоги выборов. По словам ее главы Халафа аль-Аззави, в выборах участвовали 51,26% избирателей и что члены нового парламента представляют все политические силы и слои населения страны. Согласно заявления министра информации Аднана Махмуда, каждый кандидат имел равную долю государственного финансирования и доступа к СМИ. Однако участие новичков сенсации не принесло. Контроль над парламентом сохранила Баас, опирающаяся на дополнительную поддержку союзных партий. Победил блок Национальное единство, завоевавший 183 из 250 мест. Все его кандидаты были выдвинуты Баас и ее союзниками из Прогрессивного национального фронта. Незадолго до выборов его преобразовали в Национальное единство. Независимые депутаты получили 49 мест. Т.н. Коалиция сил за мирные перемены - по сути, единственная оппозиционная организация, участвовавшая в выборах, получила лишь 5 депутатских мандатов. В парламент прошли Джамиль Кадри и Омар Осси. Таким образом, представители «легальной» оппозиции провалились. Остальные 13 мест поделили между региональные объединения.

Однако такие результаты не помешали видному политическому и общественному деятелю Сирии Файез ас-Сайегу указать, что Баас «утратила в соответствии с новой Конституцией статус правящей партии, сохранив поддержку народных масс». Президент Башар Асад 16 мая расценил итоги голосования так: «народ до сих пор поддерживает курс на реформу» и «большинство поддерживает этот государственный строй». По его словам, террористы пытались помешать проведению выборов, но «Сирийский народ не испугался их угроз». Между тем, официальный власти всячески стремились показать, насколько далеко они шагнули в демократических преобразованиях. Например, акцент делался на том, что выборы впервые прошли под контролем судебных властей Сирии и что жалобы рассматривает не парламент, как раньше, а Конституционный суд. Кроме того, значительное количество мест в парламенте (свыше 30%) получили молодые кандидаты (до 40 лет), а также женщины. Последнее – явная попытка доказать Западу, что «женский вопрос» уже решается. Как заявил глава Высшей избирательной комиссии Халаф аль-Аззави, в состав нового Народного совета вошли 30 женщин (12% от состава парламента), что «соответствует роли, которую играет в общественной жизни страны сирийская женщина». Следует заметить, что в новом алжирском парламенте женщины представлены куда более солидно (свыше 30% депутатов).

Оценки выборов оппозиции

Радикально настроенная сирийская оппозиция выборы бойкотировала на том основании, что режим готовил «обман, чтобы мы выбрали не тех, кого хотим, а тех, кого нам подсунут». Радикальная оппозиция считает, что выборам должен предшествовать уход Башара Асада, что и будет являться гарантией того, что голосование будет честным. По мнению оппозиционеров, подтасовка началась еще на февральском референдуме, когда новую Конституцию одобрили 89% сирийцев, несмотря на то, что это голосование было проведено в условиях боевых действий во многих районах страны. Так, по утверждению члена Сирийского национального совета (СНС) Махмуда Хамо, «Эти выборы – комедия. Кто победит, было известно заранее, потому что все контролировалось спецслужбами». Не случайно, что некоторые оппозиционеры объясняли свой отказ участвовать в выборах всевластием спецслужб, которые попросту арестовали бы их при попытке зарегистрироваться в центризбиркоме, поскольку оппозиция, реально оспаривавшая власть у однопартийного режима, ранее могла находиться если не в эмиграции, то в тюрьме. Были и другие мотивы. Например, известный сирийский оппозиционер Л. Хусейн, семь лет просидевший в тюрьме при Хафезе Асаде, призвал бойкотировать выборы, утверждая, что режим использует их результаты для того, чтобы избежать в «будущем переговоров с оппозицией».

А член руководства сирийских «Братьев-мусульман» и СНС Мельхем аль-Дроуби, заявил: «Конечно, мы будем бойкотировать выборы, потому что они будут искажены. Мы хотим реальных изменений к моменту президентских выборов, которые Асад, несомненно, проиграет». Однако справедливости ради следует заметить, что власти сами создали такую обстановку, изначально не пустив на выборы партии, основанные на религиозных и этнических принципах, а также связанные с зарубежными организациями. Это изначально исключало из выборного процесса важные организации вроде «Братьев-мусульман» и курдские партии. Таким образом, власти сами упустили возможность с помощью участия в парламентской жизни расколоть оппозицию и направить ее в русло политической борьбы. Напомним, что Катар предлагал осуществить в Сирии «ливанский вариант» устройства власти, включая квотирование в парламенте представителей разных этно-конфессиональных групп. Но его применение в Сирии с учетом наличия мусульманского большинства неизбежно привело бы к исчезновению режима Асада. Большая часть оппозиции, даже умеренной, не признает результаты выборов. По ее утверждениям, в день голосования в разных городах Сирии шли бои, в результате которых погибли десятки человек. По словам видного оппозиционера Махмуда Хамо, в пяти наиболее неспокойных городах, включая Хомс и Хаму, выборы вообще не проводились, поскольку голосующим никто не мог гарантировать безопасность. Особое внимание в этой связи уделяется голосованию, проведенному в Хомсе, значительная часть населения которого покинула город. Также по утверждениям оппозиции, «В Хомсе вместо избирателей на «участки» приходили представители сил безопасности и голосовали с паспортами, изъятыми у заключенных». Она же указывает на то, что голосование в Хомсе или вообще «неголосование» в городке Эль-Растан, находящемся недалеко от него, было обусловлено тем, что в него вошла Свободная сирийская армия. По утверждениям других противников правящего режима, в Дераа «не работал ни один избирательный участок, а демонстранты заменили портреты официальных кандидатов фотографиями погибших во время обстрелов детей». Вопросы с проведением голосования возникли и относительно провинции Идлиб, где также продолжались бои. Также оппозиция возмущена тем, что якобы в Алеппо власти объявили, что проправительственный блок получил 100% голосов еще до завершения официального подсчета голосов территориальным избиркомом. Кроме того, она иронизирует над тем, что в Дамаске в парламент не пустили ни одного из кандидатов даже «проверенной оппозиции» вроде коммуниста Кадри Джамиля. Как считает радикальная оппозиция, никуда не делась и власть Баас. По мнению противников режима, лишь официальное окончание монополии партии Баас на власть является необходимым условием для демократизации. Напомним, что сразу после проведенного 26 февраля 2012 г. референдума по новой Конституции оттуда убрали 8-ю статью о руководящей роли Баас. Однако оппозиция считает это фарсом, указывая на то, что 8 марта, день переворота 1963 г., в результате которого Баас пришла к власти, так и остался официальным выходным днем. Недовольство оппозиции вызвал и тот факт, что в то время как независимые кандидаты и представители ряда политических партий объявили своих кандидатов за довольно длительный временной промежуток до начала выборов, Баас и ее партнеры до 1 мая этого не сделали. Оппозиционеры также отмечают, что если раньше на парламентских выборах доминировал избирательный блок Прогрессивный национальный фронт, «на 80% состоявший из штатных и внештатных сотрудников спецслужб чья задача в парламенте состояла в аплодировании президенту взамен на новые автомобили», то теперь его переименовали в Национальное единство, но суть его не поменялась, поскольку он на две трети состоит из «сторонников режима с невнятной биографией, о которых как о кандидатах в депутаты прежде никто не слышал». Также оппозицию не устраивал слишком длинный временной отрезок голосования: выборы проходили с 7 утра до 10 вечера, т.е. 12 часов, тогда как в Алжире даже с учетом добавленного властями часа на это отвели 10 часов. Кроме того, оппозиционеры отрицательно восприняли проведение выборов в рабочий день после трех выходных, включая День павших героев, считая, что власти сознательно использовали это для прикрытия мобилизации на голосование всех госслужащих. Негативно оппозиционеры восприняли заявление властей о заметном увеличении количества избирательных участков (до 12152). Согласно их объяснениям, это было необходимо виду наплыва беженцев из пострадавших районов, а также должно было упростить работу избиркомов. Власти дали возможность каждому гражданину голосовать на любом понравившемся ему участке, т.е. списков избирателей не было, а избирательные комиссии регистрировали голосующих по их документам и помечали пальцы отдавших голос. Как в таком случае решали проблему с бюллетенями, которые вкладывались в особые опечатанные конверты, неизвестно. Но в этом противники власти усмотрели желание «распылить внимание людей, чтобы произвести манипуляции». Подозрения оппозиции вызвало и то, что сотни кандидатов по всей стране «самостоятельно» снялись с выборов. В ряде случаев это объяснялось сохраняющейся напряженностью в Сирии, но оппозиция не исключила того, что это был предвыборный трюк властей, при котором подставные кандидаты вовремя сами расчистили своим уходом дорогу тем, кому нужно, как это уже случалось прежде.

Как указала The Financial Times, «быстрое появление такого большого числа кандидатов в депутаты, не имеющих опыта политической деятельности в условиях репрессивной диктатуры, является лишь одним из свидетельств того, что голосование организовано режимом, чтобы этими неуклюжими попытками закрепить свою власть». Также скептически оппозиция отнеслась к заявлениям представителей властей, что армия не голосует и что якобы это было сделано во избежание раскола по политическим мотивам. И наконец, по утверждениям оппозиции, власть «сознательно пыталась обмануть международное сообщество, говоря о том, будто на выборы пришли более половины сирийцев. В действительности же голосовали менее трети избирателей». В подтверждение своих слов указывается на то, что правом голоса из более чем 21-миллионного населения должны обладать до 14,8 млн человек, власти же дали право голоса лишь10 118 519. Учитывая, что из них голосовали 5 186 957 человек, они-то и стали теми 51,26% от «общего числа избирателей», о которых заявляли власти.

Недовольство «лояльной оппозиции»

Изначально Высшая избирательная комиссия заявляла, что голосование прошло при высокой активности избирателей и без серьезных нарушений. Но по утверждениям даже «лояльной оппозиции», нарушений было много. В связи с этим участники чрезвычайного съезда Народного фронта за перемены и освобождение (НФПО) в Дамаске призвали отменить итоги голосования и «провести новые выборы на основе нового избирательного закона». От НФПО в выборах участвовало 46 кандидатов, из которых в парламент должны войти лишь единицы, включая самого Кадри Джамиля, прошедшего по спискам независимых кандидатов. Но пока руководство Фронта не исключает, что откажется работать в новом парламенте. Это может произойти в том случае, если на их стороне не выступит Высший Конституционный суд. По словам лидера «лояльной» или «конструктивной» оппозиции Кадри Джамиля, «Прошедшее голосование показало, что в рамках действующего избирательного закона невозможно провести выборы, результаты которых будут отражать волю народа Сирии». Он указал, что затягивание с подведением итогов было обусловлено наличием «серьезных проблем и большого числа жалоб на имевшиеся в ходе голосования нарушения». В их числе представители НФПО указали запрет наблюдателям следить за выборами.

Следует заметить, что по сути Джамиль и его соратники относятся к оппозиции, которая не покушается на сами основы существования правящего строя. Иными словами, замыслы «конструктивной оппозиции» победить на выборах и создать «правительство национального единства» для ведения общесирийского диалога, провалились.

Процедура и причины задержки подведения итогов голосования

Одной из особенностей выборов в Сирии стало затягивание с подведением итогов. Кроме перевыборов в ряде районов страны, на это повлияла и сама процедура волеизъявления. Как известно, в наследство от старого режима осталась парламентская «квота», по которой из 250 депутатов 127 избираются от рабочих и крестьян, а 123 – от остальных слоев населения, в том числе бизнесменов. По данным властей, тем самым они пытались перестраховаться от возможного подкупа избирателей со стороны кандидатов. Поэтому избирателям пришлось голосовать сразу по двум спискам, «А» и «Б». Была усложненной и сама процедура голосования. Так, например, избирателям приходилось не просто ставить галочку напротив выбранного кандидата, а вписать его имя в соответствующую графу от руки из выдаваемых одновременно с бюллетенем десятков списков кандидатов. Таким образом, на заполнение бюллетеня уходит гораздо больше времени, чем при стандартном «галочном» голосовании. Также возникает проблема с волеизъявлением малограмотных. Таковых еще можно встретить в сельских районах. В этом случае голосовать за них могут родственники, которых пускают в комнату тайного голосования, а сам этот факт заверяют члены избиркома. А это еще больше удлиняет и осложняет процедуру голосования. По этой причине и было создано дополнительное количество избирательных участков, что, однако, заметно не помогло более быстрому подсчету голосов. Тем более, что членам избиркомов необходимо было в точности разобрать почерки голосующих и выверить имена кандидатов по спискам, да еще и без применения электронной техники, на чем настояли оппозиционеры, опасавшиеся подтасовок.

Нарушения в ходе голосования

Одна из главных причин задержек подсчета голосов стало проведение в ряде районов повторного голосования из-за выявленных на выборах нарушений. Известно, что перевыборы пришлось делать по меньшей мере на двух избирательных участках в Дамаске, в трех его пригородах (Дарайя, Кадсая и Кисва), на 14 других участках в провинции Дамаск, в Дер-аз-Зоре, двух участках в провинции Аль-Хасака. По утверждению источников, близких к сирийским властям, в ряде случаев это пришлось делать после нападений боевиков и воровства избирательных урн. В ходе подсчета голосов выявились и недоработки в предвыборном законодательстве. Так, при выявлении нарушений избирательные комиссии и исполнительная власть нередко винили в этом друг друга. Особенно ясно это было в случае с соблюдением «дня тишины», когда всякая политическая агитация за сутки до выборов должна быть прекращена и сурово караться по закону. Несмотря на это, в день голосования агитаторы беспрепятственно расклеивали вокруг христианских (в частности, православного) храмов в Дамаске портреты кандидатов в депутаты, принадлежащих к христианской конфессии. Кроме того, очевидцы свидетельствовали, что нередко в комнатах для тайного голосования находились «инструкции по заполнению бюллетеней», изданные различными политическими партиями. А это вписывается в общепринятые нарушения запрета на агитацию в день выборов. Причем даже Кадри Джамиль, которого оппозиционеры называют главой «марионеточной оппозиции Асада», также обратил на это внимание, расценив появление подобных инструкций «грязными политическими технологиями», указав, что власти забыли запретить распространение подобной агитационной литературы на законодательном уровне.

Влияние выборов на ситуацию в стране

Однако попытка сирийских властей представить выборы как реальное воплощение объявленных реформ, свидетельство демократических изменений и народной поддержки, не удалась. Именно в таком ключе пытался подать итоги голосования президент Сирии Башар Асад: «Голосование показало мнение людей. Это серьезное послание всем внутри страны и за ее пределами».Впрочем, на последнем заседании G8 Президент США Барак Обама предложил решение сирийской проблемы по «йеменскому сценарию», подразумевающего уход президента. Иными словами, Запад не оценил сирийские выборы так, как на это рассчитывал Асад. Также сирийские власти полагали, что выборы помогут им восстановить законность внутри страны и маргинализировать радикальную оппозицию. Проблема в том, что политические реформы, задуманные властями, элементом которых стали парламентские выборы, не снижают накала противостояния. Формально реформы продолжаются, но запаздывают более чем на год. Следует напомнить, что выборы в Народный совет (парламент) должны были состояться еще в мае 2011 г., но из-за начавшегося противостояния были перенесены на февраль 2012 г., до референдума 26 февраля по Конституции, а потом снова отложены до мая. Одна из причин затягивания с выборами состоит в том, что сирийский парламент ранее обращался к Асаду с просьбой отложить голосование, «пока не будут закреплены результаты комплексных реформ и получены итоги всеобъемлющего национального диалога, пока лицензированные партии не усилятся в свете нового закона о партиях». Как бы там ни было, эти выборы не могут содействовать выводу ситуации на путь мирного разрешения конфликта на фоне ухудшающегося социально-экономического положения. Скорее наоборот. И как признал один из лидеров «лояльной оппозиции» Кадри Джамиль, «Вместо того чтобы сплотить народ, прошедшие выборы напротив вызвали недовольство даже среди части сторонников режима». По его словам, идя на выборы, руководство НФПО надеялось, что они «приведут к началу политического процесса в стране». Но поскольку-де выборы проводились «по старым меркам», и роль, которую в них сыграли «большие капиталы и административный ресурс», результаты голосования «еще больше усугубят переживаемый страной кризис».

Автор: С.С.Балмасов

Комментарии 4