Среда обитания

История задержания жены Расула Кудаева по подозрению в организации теракта вновь высвечивает методы работы кавказских силовиков

О судьбе Расула Кудаева – узника Гуантанамо, проходящего в Кабардино-Балкарии по суду по делу о нападении на Нальчик – «Кавказская политика» посвящала уже не один материал. Судя по тому, как идет сам суд, и как развиваются события вокруг членов семьи Кудаева, внимание СМИ к его личности ослабеет еще нескоро.

Ранее «Кавказская политика» уже писала о том, какое давление оказывается со стороны силовиков на его мать – Фатиму Текаеву. Как с началом мая информационные ленты запестрели заголовками о задержании жены Расула Кудаева по подозрению в подготовке террористического акта.

Даже первая попытка разобраться в том, что же все-таки инкриминируют жене Кудаева, привела к неутешительным для власти выводам. Поскольку снова все обвинение строится на противоречивых заявлениях силовиков, на найденной задним числом взрывчатке, и на абсолютном непонимании, как теперь замять в информационном пространстве всю эту историю…

Бомба-призрак

Канва этих событий следующая: 29 апреля в середине дня на посту «Чермен», что на границе Ингушетии и Северной Осетии на федеральной трассе Кавказ, был остановлен белый Mitsubishi, в котором находились две жительницы Дагестана – Заира Акаева и Залина Габибуллаева.

Силовики Северной Осетии-Алании первоначально заявили, что в машине ничего не обнаружено и женщин скоро отпустят. Однако на следующий день поступило сообщение, что при повторной проверке в багажнике под ковриком найдено самодельное взрывное устройство. Залину Габибулаеву и ее спутницу Заиру Акаеву стали подозревать в подготовке взрыва.

Особой остроты этому заявлению придал тот факт, что обе задержанные женщины оказались вдовами убитых в Дагестане боевиков. А одна из них – 29-летняя Залина Габибулаева – оказалась женой Расула Кудаева, проходящего по делу о событиях 13 октября 2005. Как стало известно журналистам, между Расулом и Залиной около двух месяцев назад между ними дистанционно был заключен никах – мусульманский брак.

По словам матери Расула Кудаев Фатимы Тикаевой, около часа дня телефон Габибулаевой перестал отвечать, хотя гудки шли. Поэтому она обратилась в различные правозащитные организации. 30 апреля во Владикавказ выезжал адвокат, нанятый Фатимой Текаевой, но ему не удалось установить местонахождение задержанных.

При этом первоначально представитель МВД Северной Осетии заявил, что одна из задержанных «проходит по базам, как террористка-смертница». Затем представитель республиканского МВД опроверг это сообщение.

«Это кто-то слух распустил, что у нее там что-то нашли. Никакой взрывчатки, женщина ехала в своем автомобиле, ее остановили, проверили документы, дело, наверное, в том, что она была в хиджабе, но у нас в республики много таких ходит», – приводит «Кавказский узел» слова представителя полиции.

Тем не менее, по сообщениям ресурса, позднее представитель пресс-службы республиканского МВД сообщил, что в машине при тщательном осмотре обнаружен предмет, похожий на бомбу: “При более тщательном досмотре автомашины в багажнике был обнаружен предмет, напоминающий самодельное взрывное устройство, – жестяная банка из-под тушенки, из которой торчали провода”.

 Брак дистанционного управления

 В заявлении самой Габибулевой на имя председательствующего в суде по нальчикскому делу, она направлялась в Нальчик, чтобы получить разрешение на официальный брак с Расулом Кудаевым.

«Примерно две недели назад она обратилась в Верховный суд КБР за разрешением на заключение официального брака. Сноха ехала ко мне, чтобы, получив после праздников разрешение суда, обратиться в ЗАГС, работники которого через следственный изолятор решили бы все формальности», – приводит «Газета Юга» слова матери Кудаева Фатимы Текаевой.

Текаева пояснила СМИ, что Залина Габибулева и Расул Кудаев  познакомились заочно. Она выразила сомнение, что девушка могла везти бомбу в машине, зная, сколько постов она проедет по пути из Махачкалы в Нальчик. К тому же, у Залины Габибулаевой четверо детей, младшей из них один год.

Однако следствие продолжало заявлять о найденном взрывном устройстве, о том, что бомбу впоследствии деактивировали и о том, что идет выяснение того, где женщины взяли взрывное устройство и куда его везли.

Однако журналисты после этих заявлений силовиков сделали вывод о том, что задержанные, двигаясь из Дагестана в Кабардино-Балкарию, до своего задержания на Черменском посту уже успели преодолеть границы Дагестана с Чечней и Чечни с Ингушетией.

«Там, видимо, они подозрения у полицейских не вызвали и в итоге задержанными оказались только на третьем контрольном пункте полиции», – пишет ресурс SK-news, имея в виду Черменский пост на границе Ингушетии и Северной Осетии.

Журналисты этого же ресурса приводят версию, согласно которой, якобы найденная в машине бомба, предназначалась для подрыва на территории Северной Осетии, как одной из самых спокойных на Северном Кавказе. С их слов, нет информации и о том, в каком месте и от кого женщины получили взрывное устройство.

«Возможно, что бомба была спрятана в машине в Ингушетии», – выдвигают они свою версию. Однако в данном случае совершенно непонятно, зачем неведомым террористам понадобилось использовать именно машину Габибуллаевой и Акаевой для транспортировки взрывного устройства.

Ведь было совершенно очевидно, что машину женщин в хиджабах будут пристально досматривать. Да еще учитывая тот факт, что обе из них являлись вдовами боевиков, а одна из них – женой известного по многим громким делам Расула Кудаева.

СоМнение Орхана Джемаля

По поводу этих странных событий вокруг задержания женщин, а также противоречивых заявлений силовиков «Кавказская политика» обратилась за комментарием к известному журналисту Орхану Джемалю, лично знакомому с Расулом Кудаевым. Он заявил в своем комментарии следующее:

«В истории, произошедшей на Черменском посту, расположенном на  границе Ингушетии и Северной Осетии,  все достаточно понятно.  Видимо, у спецслужб была информация о готовящемся взрыве, и он, к сожалению, действительно произошел в Махачкале, сдвоенный и повлекший за собой большое количество жертв.

В рамках предотвращения этого происшествия, наши спецслужбы пошли по пути стандартного очковтирательства. Они стали проводить  аресты по списку так называемых «потенциальных шахидок». Список этот был составлен по простому принципу, в него вносили вдов ранее уничтоженных боевиков.

Под эти ориентировки и попали на Черменском посту две женщины Залина Габибулаева и Заира Акаева. То, что они не имели никакого отношения к готовящимся взрывам, доказывает уже то, что взрывы все же прогремели. То есть их арест ничего не предотвратил. Увы, вместо того, чтобы заниматься делом, спецслужбами была проведена вот такая «очковтирательская» работа.

Насколько мне известно, первая информация после их задержания была о том, что по ориентировке задержаны две смертницы, которые готовили взрыв. Несмотря на заявления о том, что после проверки их отпустили, женщины эти на связь не выходили. И лишь по неформальным каналам удалось выяснить, что их никуда не отпускали, и женщины задержаны.

Через какое-то время поступило новое сообщение, что все-таки у задержанных обнаружена взрывчатка,  которую почему то сначала обнаружить не смогли. Далее им  предъявили обвинение в транспортировке взрывчатых веществ.  Безусловно, одно, что вначале не было обнаружено ничего, а после некоторой паузы, когда было не понятно, отпустили или нет задержанных, оказалось, что все же взрывчатку обнаружили.

Зачем еще нужна была эта пауза, кроме как подложить  взрывчатку, совершенно не понятно. И рознящиеся сообщения в СМИ о месте обнаружения и виде взрывчатки лишь подтверждает это.

Является ли Залина Габибулаева на самом деле супругой Расула Кудаева или нет, момент  абсолютно второстепенный. Но, конечно, он добавляет некоторую «пикантность» для СМИ  всей этой истории. Но никак о ее вине это не свидетельствует.

Не секрет, что женщины с определенными религиозными и политическими убеждениями предпочитают выходить замуж за людей с аналогичными взглядами. Учитывая тот факт, что людей с таковыми убеждениями у нас частенько сажают в тюрьму, в том числе и в качестве превентивной меры, даже если вина их не доказана, то вероятность оказаться замужем за человеком, который сидит, достаточно высока.

В СМИ же никакой реакции на эти события нет никакой. Они все заняты похождениями оппозиции Болотной площади в Москве».

Автор: Салман Дагир

Комментарии 2