Общество

Почему мечети пустуют?

Корреспондент газеты «Ватаным Татарстан» побывал в Алькеевском районе республики, где в разных селах наблюдается разная ситуация с возрождением ислама и восстановлением религиозных ценностей среди населения. Islam-today.ru приводит перевод материала с татарского языка.

РАВИЛЬ ХАЗРАТ РАБОТАЕТ ИНЖЕНЕРОМ

В деревне Чуаш Кичүе (Чувашский брод) Алькеевского района Татарстана понаблюдала, как пять-шесть стариков небольшим строем возвращались с полуденного намаза. Оказалось, что один из пожилых прихожан задержался во дворе мечети. Он, и еще несколько мужчин занимались ремонтом уже сильно прохудившегося ограждения вокруг храма.

     

Познакомились. Это оказался муэдзин мечети Минзакир абый Гайнутдинов. Интересуюсь, ходит ли народ на намазы. «Ходят одни старики. Вот на пятничные намазы собираемся отсилу 15 человек», — признается он. Мулла деревни Харис Хусаинов тоже в почтенном возрасте. А заменить его молодым муллой не могут – некем. По словам Минзакир абый, они даже пытались ходить по домам и агитировать молодежь, чтобы приходили в мечеть, но безрезультатно.

Чувашский Брод – татарское село. 246 хозяйств. Не маленькая деревушка. Лет тридцать назад построили мечеть. Но эта достаточно большая мечеть пустует. Конечно, эта проблема касается не одной этой только деревни. Сейчас практически в каждом татарском селе есть мечети, но на дверях многих висят замки. Например, когда в одной из самых крупных сел Алькеевского района — Татарское Ахметьево мы захотели познакомиться с имамом мечети, то получили ответ: «Равиль хазрат работает инженером, у него времени нет».

Самый острый вопрос, волнующий стариков села Чувашский Брод – нет преподавателя ислама. Нужны молодые, здравомыслящие, хорошо образованные специалисты по исламу, способные заинтересовать молодежь. А старики продолжают соблюдать обычаи в соответствии своих, когда-то полученных от предков знаний. Муллы и муэдзины со скудным уровнем образования, не способные дать знания населению – проблема не одного села. И очень сомнительно, что в районах, где нет даже самых элементарных медресе, будут принимать меры для улучшения ситуации. Сложно обвинять в неграмотности мулл деревень, когда нет условий для обучения кадров. И еще – они лишены возможности слушать вагазы городских имамов. А такие искренние самоотверженные люди как Минзакир абый, Харис абый очень нуждаются в их поддержке добрым словом. А как получается? Раз в год имамы с районного центра назначают деревенских мулл, и на этом все. В течение года никакого интереса к ним уже не проявляют.

- Раньше за газ платили ежемесячно 8-9 тысяч рублей. Сейчас поставили счетчик, получается около 5 тысяч, — говорит Минзакир абый. – Это тоже очень много. Нет у нас спонсоров, меценатов, способных помочь деревне. Старики и старушки, получив пенсию, приносят по 100 рублей на повседневные нужды мечети.

Так, общими усилиями, построили домик для хранения инвентаря для совершения обряда погребения. Некоторые семьи пожертвовали по 6 тысяч – Сунгатуллины, Шафигуллины. А они – люди пенсионного возраста. Сейчас вот решили заменить ограду вокруг мечети. «Вот уже 4 дня работают, невозможно им не заплатить, — говорит Минзакир абый. – «Красный восток» три месяца не платит зарплату, решил, пусть здесь хоть поработают. А Красный восток им платит 17 рублей в день. Это же смешно. Почему же молодежь останется в деревне с такой зарплатой?»

Чтобы немного скрасить свой пессимистичный рассказ, Минзакир абый решил поделиться радостью. Оказывается, начали обучение арабскому языку. Жительница села Румия Сунгатуллина начала обучать несколько пожилых учеников премудростям арабской графики. Это — своего рода прогресс.

НА МЕЧЕТИТ ДЕРЖИТСЯ ВСЕ СЕЛО

По пути не смогли не свернуть в деревню Среднее Алькеево, чья мечеть с высокими минаретами светилась издалека. Здание мечети «Рахман» напоминает уменьшенную копию знаменитого Кул Шарифа. Сколько езжу по деревням, такой красоты сельской мечети мне еще видеть не доводилось. Внутреннее убранство и оснащение – еще лучше. Дорогие ковры, комнаты для омовения, раздельные молельные комнаты для мужчин и женщин. Есть даже стол для настольного тенниса.

Когда мы приехали, мечеть была открыта. А имам Радик Абдуллин с супругой были заняты посадкой картофеля в огороде при мечети. В саду при мечети — яблони, сливы, кусты смородины. «Землю решили не держать пустой, односельчане сами подсказали. Вот решили, лучше засадить чем-то полезным, чем сорняки выращивать», — говорит имам.

Наверное, потому, что привычнее видеть в роли имама человека пожилого, я была немного удивлена. Оказалось, молодого муллу «выписали» из Казани по направлению после окончания медресе «1000-летия принятия Ислама». Родом из Апастовского района. «Мне не говорили, что деревня будет такой маленькой. Думал, она побольше. Но уже привык. Вот, осень даже женился», — рассказывает Радик Абдуллин.

В Среднем Алькеево 35 хозяйств. Деревню на грани исчезновения буквально оживили, построив мечеть. Этот храм Аллаха на месте бывшего фундамента дома своих предков поставил выходец из села, владелец строительной фирмы и инвестор в соседнем селе Назгап Магрифатуллин.

- Это словно разбудило жителей нашего села, — говорит Радик. – Со дня открытия мечети – всего год. Знаете, здесь люди целых 50 лет жили без мечети! Значит, полвека без религии. Много было тех, кто не знал порядка совершения намаза.

А когда-то Среднее Алькеево считалось большой деревней. Более 400 хозяйств, две большие мечети. Комбинаты по производству молока и масла. Но потихоньку все это пришло в упадок. Дороги не ремонтировались, асфальт не появлялся, население предпочло переехать в крупные центры и города. Даже когда соседние деревни получили асфальтовые дороги, Среднее Алькеево почему-то не удостоилось такого счастья. Дорога появилась только тогда, когда заработала мечеть. И теперь она всегда полна народу. Дорога хорошая, те, кто по ней проезжает мимо, обязательно заходят в мечеть.

А может, в этом и есть причина того, что большинство отстроенных в Татарстане мечетей пустуют? Зачем вешать замок на дверь мечети, ведь она для того и построена, чтобы всегда быть доступной для прихожан? Дом Аллаха, двери которого всегда открыты для мусульман, сам по себе притягивает людей.

В мечеть деревни Среднее Алькеево приходят, чтобы посмотреть как другие совершают намаз, послушать вагазы. А молодые, помимо получения знаний об исламе и навыков, еще и могут поиграть в теннис – тоже своего рода средство привлечения.

- Когда открылась мечеть, жители села стали очень сильно интересоваться Исламом, — говорит Радик. – Сначала приходили просто посмотреть. Сейчас уже приходят, чтобы научиться соблюдать религию. Жители села каждый день полуденный намаз совершают в мечети. Обучаться основам ислама приезжают даже дети из соседних деревень.

Не секрет, сегодня трудно привлечь молодых специалистов в деревни. Как говорят аксакалы, на одни пожертвования вести хозяйство невозможно, а имамам заработная плата не предусмотрена. Радик — с этой точки зрения очень счастливый имам. Назгап абый, построивший мечеть, заодно обеспечил его имама жильем – построил дом. По словам Радика, инвестор предложил ему заняться пчеловодством.

НАДО МЕЧЕТИТ ЗАПОЛНИТЬ СОДЕРЖАНИЕМ

Мне кажется, те села, которые хотят видеть в свих мечетях молодых, хорошо образованных, современных имамов, решить этот вопрос могут только аналогичным путем. Старыми методами, недостаточными скудными знаниями народ в ислам не привлечь. Почему вдали от Татарстана в таких крупных татарских селах, как Елюзань (Пензенская область), Гали (Самарская область), Шыгырдан (Чувашия) построены по 6-7 мечетей, и они всегда полны мусульманами? Потому что татарские баи, меценаты не жалеют денег не только на строительство мечетей, они позаботились, чтобы там были молодые имамы, которым созданы все условия для жизни и работы. Поэтому население этих деревень и работать успевает, и духовную жизнь ведет согласно требованиям нашей религии. Поэтому очень важно, чтобы ситуацию в наших татарстанских деревнях взяли под свой контроль такие состоятельные люди, как Назгап абый в Алькеевском районе.

Чтобы по-настоящему возродить Ислам в наших селах, недостаточно отстроить в них мечети. Какими бы большими и красивыми не были здания, смысл в их существовании теряется, если они будут пустовать. Пора позаботиться о том, чтобы наполнить их содержанием, чтобы люди захотели прийти в эти храмы. Для этого нужно приглашать в деревни образованных имамов, создать для них условия для работы и жизни. И тогда появляется надежда, что жизнь жителей деревни тоже обогатится содержанием, молодежь не захочет уезжать из села, и у татарской деревни появится будущее.

Алсу Хасанова
Перевод: Алии Рамазановой

Комментарии 3