Общество

«Муфтиятам грозит маргинализация», - Ринат Мухаметов

Личность политолога, публициста и журналиста Рината Мухаметова, который долгое время являлся редактором исламского независимого портала Islam.ru знакома многим. Его особое мнение по принципиально важным событиям и объективный взгляд, помогают и по сей день мусульманскому сообществу ориентироваться в процессах, происходящих в умме. В последнее время в России и в мире накопилось много новостей, за комментариями которых мы обратились к нему. 

- Ринат, нам бы хотелось узнать ваше мнение о ряде событий, которые происходят в мусульманском сообществе России. Давайте начнем с Кавказа. Муфтий Дагестана все-таки решил выступить к своему народу с известным обращением. За этим последовало подписание соглашения между ДУМ Дагестана и ассоциацией «Ахли Сунна валь-джамаа». Как Вы оцениваете этот шаг и сложившиеся тенденции? 

Я очень позитивно оцениваю шаг уважаемого Ахмада-хаджи и его команды. Это серьезное, ответственное, смелое решение, которое уже приносит первые плоды. Примирению, консолидации, просвещению – нет альтернативы. Многих из тех, кто заложил основы данного процесса, уже нет сегодня, например, Максуда-хаджи Садикова, да будет с ним милость Аллаха. 

Подписание соглашения – исторический прорыв к миру, справедливости, благополучию, нормальной религиозной жизни в Дагестане. Этого ждали уже давно, лет 10-15. В резолюции и на пресс-конференции по итогам ее принятия, видео которой можно найти в Интернете, звучат очень правильные, злободневные и, что самое интересное, очень простые вещи. Что надо уважать друг друга; не обвинять в вероотступничестве; не «стучать» на единоверцев, из какого джамаата они бы ни были; не обвинять, в чем попало из-за внешнего вида, манеры совершения намаза, шапки; что надо следовать Корану, Сунне и 4 имамам. 

Сколько было пролито крови, слез во имя этого! Чтобы всем сторонам религиозной жизни в Дагестане прийти к тому, что силовое навязывание оппоненту своей точки зрения, невозможно. Что есть только путь теологической дискуссии в соответствии с нормами Ислама, которую должны вести ученые словом, а не крепкие парни кулаками и оружием. 

Считаю, что сделано сразу несколько серьезных шагов к примирению. Прошу Аллаха, чтобы это соглашение стало реальной основой мира и развития Ислама в многострадальной республике. Потенциал у него есть, но и врагов мира в регионе тоже хватает, к сожалению. 

В целом говоря, исламский фактор в республике достиг такого влияния, что сейчас реально остается два пути: 

Первый, тотальная война по узбекскому примеру. Это заведомо нереализуемо, так как потребует огромных силовых ресурсов (справиться с экстремистами нынешними силами не получается), с одной стороны, а, с другой, вызовет широчайший и жесточайший ответ. В этом случае пять тысяч выйдут уже не на митинг против похищений и пыток, как зимой в Махачкале, а уйдут «в лес» с тем, чтобы через две недели пойти штурмом на Махачкалу. 

Последние события показывают, что таким путем никто идти не собирается. – Процессы примирения между мусульманами поддерживает республиканская власть. 

Второй, отвести исламским силам определенное место в общественно-политическо-экономической системе республики. То есть сделать то, что называется «растворить энергию в политическом процессе». Это собьет эскалацию насилия, но потребует уступок со стороны правящей элиты, ведущих кланов и федерального центра. 

При этом вполне вероятно «умеренные салафиты», «тарикатисты» и лидеры «просто мусульман» со временем объединяться на какой-то общей базе религиозного созидания. Если так, то у исламских сил может появиться что-то вроде своего общественного объединения, участвующего в политике, или они даже могут реализовываться через существующие структуры. Например, региональные отделения «Патриотов России», «Яблока» или эсеров могли бы, наверное, стать площадкой для новой необычной силы. 

Такое развитие можно было бы только приветствовать. Ведь цели Шариата это – эффективная экономика, безопасность, качественное здравоохранение и образование, искоренение коррупции и клановости, мораль и традиционные ценности, а не только и не сколько введение специфического уголовного права. Эволюция от нынешнего радикализма к умеренности будет не быстрой – слишком велик накал сегодня. Но, как показывает практика многих стран, где эта модель применялась, положительный эффект несомненен. Возьмите ту же Турцию, где нет никакого исламского экстремизма, и возьмите большинство арабских стран, где исламская оппозиция подавлялась. 

- Раз мы с вами заговорили о ситуации на Кавказе, то не могли бы Вы конкретизировать пути выхода из сложившейся ситуации, которые Вам видятся? 

Прежде всего, Москва должна всячески стимулировать диалог «умеренных салафитов» и «тарикатистов», который начался при поддержке властей более года назад. 

Далее, необходимо пресекать на корню любые беззаконные акты и немотивированное насилие со стороны силовиков в отношении кого-либо, вызывающее резкое раздражение и пополняющие ряды мстителей, берущих на вооружение исламские лозунги. 

Также следует поддержать усилия по реабилитации и амнистии лиц, выходящих «из леса». 

Затем, необходимо создать условия для интеграции растущей исламской общины в региональную политику, общественную жизнь и местное самоуправление на созидательной базе. Пусть исламские активисты строят дороги, школы, больницы, вытаскивают молодежь из притонов, развивают мелкий бизнес, а не воюют друг с другом. Это научит их уважать и работать с оппонентами, входить в коалиции и договариваться. 

Приход исламских сил в дагестанскую политику и общественную жизнь оздоровит со временем всю систему, подстегнет развитие. Традиционные этно-партии и кланы в кризисе. Они, будучи не способны предложить ничего принципиально нового, заняты «распилом» денег, выделяемых из федерального бюджета. Это мучительный и не быстрый процесс, но, может быть, именно в появлении чего-то вроде исламских «христианских демократов», только по-кавказски пожестче, и есть рецепт для лечения болезней республики и всего Северного Кавказа. 

- Давайте поговорим о мусульманах России, а именно, о татарской клерикальной прослойке, об официальном духовенстве. Как Вы оцениваете то, что происходит? 

Суть проблемы в том, что всем действующим официальным мусульманским структурам – СМР, ЦДУМ, КЦМСК, ДУМ РТ - требуется серьезная модернизация всех составляющих их внутреннего функционирования и деятельности. Слабая работа или отсутствие какой-либо реальной, кроме ритуально-обрядовой, деятельности, характерны для многих мусульманских религиозных структур России. Надо приносить пользу всем окружающим, своей стране, быть активной частью гражданского общества, участвовать в процессах формирования единой российской политической нации. А без нормально функционирующих институтов это невозможно. Содействовать этому процессу – общая задача всего российского гражданского общества, интеллигенции, экспертов. 

Цель модернизации – создать реальные и эффективные механизмы и модели адаптации Ислама в условиях современной российской государственности. Без этого решение проблемы экстремизма невозможно. 

Модернизация - очередной этап в развитии Ислама в современной истории России. Закончился этапсобирания, когда речь в основном шла о восстановлении мечетей и налаживании обрядовой и начально-образовательной деятельности общин на местах. Сегодня сама жизнь диктует мусульманским активистам, всей умме, задачи участия в укреплении государства, в оздоровлении общества, в формировании единого российского народа и его идентичности. Сегодня перед российской уммой задачи, лежащие в плоскости богословия, идеологии, социальной сферы, культуры и науки. Переход на этот уровень и можно называть модернизацией

Если муфтияты срочно и тотально не модернизируются, им, за редким исключением, грозит маргинализация. Сегодня в основном их авторитет невысок, КПД вряд ли в целом превышает 10-20 %, до сих пор редко у какого ДУМ есть приличный сайт в Интернете. И рассчитывать, что они через 10 лет смогут влиять, скажем, на второе поколение среднеазиатских мигрантов, которое жестко потребует своих прав, наравне с остальными россиянами, или скажем на новое поколение исламской пассионарной городской молодежи, не приходится. Нет задачи никого пугать. Но надо понимать, что происходит, чтобы вдруг не оказаться лицом к лицу с масштабным кризисом. 

Тут нет необходимости отдельно выделять проблему экстремизма в российской мусульманской среде. Надо понимать, что это лишь – побочный эффект исламского пробуждения, точнее - отсутствия нормальной системы государственно-исламских отношений, сложностей адаптации Ислама в современной России, затягивания комплексного решения «исламского вопроса» и «политики сдерживания», которые служат благоприятной почвой для радикальных настроений. 

Стратегическая государственная задача сегодня заключается в том, чтобы создать механизмы введения социальной энергии набирающих обороты процессов в созидательное для общества и страны русло. Для этого, собственно, и работают различные ведомства, создаются духовные управления. Сегодня, после обновления, на конструктивную работу нацелен созданный при поддержке федеральных властей Фонд поддержки исламской науки, культуры и образования. Этот ресурс тоже должен быть востребован в полной мере. 

- А Вам не кажется, что сегодня в крупных городах России мусульманское сообщество и ДУМы во главе с их муфтиями как-то существуют отдельно друг от друга? 

Отчуждение очевидно есть. Совет муфтиев, ДУМ Татарстана (хотя за последнее время все меньше) на фоне остальных выглядят несколько лучше, но проблема, которую Вы подняли, касается всех без исключения. 

Если эту проблему не решить, если не будет нормальных современных эффективных религиозных и общественных мусульманских организаций (молодежных, женских, благотворительных, образовательных, экспертных и др.), которые могут дополнять работу ДУМов, если срочно не создать эффективных институтов и инструментов плавной адаптации Ислама и мусульманского сообщества к условиям современной российской государственности, если не сформировать новой работающей, отвечающей требованиям дня, парадигмы государственно-исламских отношений, то в пробуждающейся исламской среде и в среде мигрантов появится (точнее, оно уже появляется) такое «племя» лидеров, «молодое и незнакомое», которое вряд ли порадует тех, кто сегодня в мелких склоках не думает о будущем. 

Главные проблемы: 

1. В течение 5-15 лет на арену «весомо, зримо» выйдет новое поколение российских мусульман. Это поколение, которое выросло за минувшее десятилетие на статьях «Ислам.Ру» (как бы пафосно это ни звучало), шеф-редактором которого я был много лет, на видео и -аудиопроповедях самого разного толка в Интернете, на переводной и современной отечественной исламской литературе. 

Оно сформировалось в беседах в интернациональных джамаатах мечетей российских мегаполисов, где сошлись вместе татары, кавказцы, среднеазиаты, русские, арабы и индопакистанцы. Это поколение постоянно слышит и знает о проблемах мусульман в других странах – от США до Таиланда. Оно худо-бедно ориентируется в ведущих улемах исламского мира и может выбирать фетвы по душе. Эти ребята и девушки были в мусульманских странах, видели мусульманские меньшинства на Западе, каждый год, в конце концов, они встречают друзей из хаджа и слышат о том, как и чем живет умма сегодня. 

2. Изменяется как состав населения России, так и его мусульманской части – в последнем случае резко возрастает среднеазиатский фактор. Скоро может так получится, что коренные российские мусульман – татаро-башкиры и северокавказцы, окажутся в меньшинстве, ну или, как минимум, половиной всех мусульман страны. Вторая половины – будут выходцы со Средней Азии. 

Опыт на Западе показал, что мусульманские мигранты не ассимилируются окончательно. По крайней мере, во 2 и 3 поколении отмечается всплеск процессов возвращения к своей идентичности и ее пробуждения, причем не сколько этнической, сколько религиозной. И нет никаких оснований полагать, что у нас будет иначе. Тем более, что многие приезжающие сегодня из Средней Азии в Россию и так ближе к Исламу, чем, скажем, алжирцы или марокканцы во Франции 40-50 гг. 

В любом случае дети, даже не внуки, сегодняшних гастарбайтеров, выросшие в России, многие из которых будут иметь полноценное гражданство, потребуют к себе соответствующего отношения и соответствующих прав. Они уже не будут, как их родители, прятаться по стройкам и трущобам от «мундиров голубых» и их «всевидящего ока и их всеслышащих ушей». Думать, что приезжие из республик Средней Азии всегда будут трепетать, как Джамшуд и Равшан перед «нащальника», - большое и опасное заблуждение. Все люди хотят жить как люди, и это самый важный и сверхдолгосрочный процесс… 

Вот главные вызовы. На них надо срочно искать ответы, а не вести бесконечную войну всех со всеми. 

- Еще одна проблема, которую стоит прокомментировать. Что сегодня происходит в мусульманском медиа-пространстве России? Ведь, заметьте, информационные ресурсы такие разные и их информационная политика здорово отличается друг от друга… 

Уровень развития пока оставляет желать много лучшего. 

В полном смысле в России сегодня уммы нет. Если ее не появится, миллионы мусульман в России и Ислам могут также легко рассеяться, как и возродились с исчезновением советского режима. Значит ключевым для развития и даже сохранения Ислама на пространствах Северной Евразии становится задача уммастроительства. 

Основным же для уммастороительства на нынешнем этапе является использование современных медиа-технологий. Формирование широкой, открытой, дискуссионной медиа-площадки позволяет решить 2 главные задачи: а) выработка в ходе большого диалога современного российского мусульманского мировоззрения и б) выявление лиц, способных нести на себе бремя современной российской мусульманской элиты. Иными словами, необходимость такого ресурса невозможно переоценить. 

Для уммастроительства полезен только такой ресурс. Узко ориентированное издание «для своих», «партийная газета», орган одного из течений, где ведется пропаганда за «правильных» и борьба с «неправильными» для задач по системному укреплению мусульманского сообщества пользы не имеет. Такой «самиздат» и «сампрочит» малопродуктивен, разве что для самоуспокоения. Но психотерапии мы сегодня себе позволить не может. Это исраф чистой воды. 

Роль «строительного» ресурса – историческая. Это такая же «точка сборки», чем была «Искра» для революционеров в начале XX в., «Огонек» - для демократического движения времен Перестройки, «День» и «Завтра» - для народно-патриотической оппозиции 90-х или, скажем, «Коммерсант» - для складывания российской рыночной экономики. Это то, о чем классики политологии говорили: такое СМИ – не просто информатор, а системный организатор. 

Роль «точки сборки» в какой-то степени выполнял несколько лет «Ислам.Ру». Сейчас такого ресурса, на мой взгляд, нет. 

Участие в создании и поддержка информационной и идейной «точки сборки» – прямой вклад в уммастроительство в России, в обеспечение укрепления Ислама в северной Евразии в XXI в., в формулирование языка, на котором Ислам будет общаться с потребителями информации в ближайшие 50 лет на этих просторах, в спасение, в конце концов, нашей молодежи от демагогов разного толка через создание механизмов канализации ее энергии в созидательное русло. 

Примечательно, что в России сейчас практически никто ничем подобным не занимается, а средств для налаживания нормальной работы требуется сравнительно немного. 

Вообще, надо добавить, роль СМИ для уммы и для продвижения Ислама в современном мире имеет особое значение. Медиа для мусульман сегодня – это больше, чем медиа. Как говорят богословы: создание, развитие и поддержка исламских СМИ – это, как минимум, фард кифая, а, по мнению некоторых улемов, даже фард айн. Об этом я сам лично слышал от специалистов на курсах, организованных центром «Васатыя» в Кувейте. 

- Вспоминаете ли Вы время, потраченное на сайт Islam.ru, который вели долгое время. 

Полноценно как журналист, человек медиа-сферы, я сформировался окончательно на «Ислам.Ру». Это было увлекательное время, которое я, наверное, буду всю жизнь вспоминать с большим трепетом. Аллах оказал нам огромную милость, позволив столько лет проходить между всеми существующими острыми углами и подводными камнями, между сциллой и харибдой. И каждый день на протяжении 10 лет мы доносили до потребителей столь нужную информацию и идеи. Несмотря ни на что, на все происходящее вокруг, мы обновлялись, и делали это, что все признают, достаточно качественно. Это серьезная удача на сегодняшний день, слава Аллаху! 

Все эти годы, которые пролетели как один день, мы были рады работать для братьев и сестер, для всех, кто неравнодушен к Исламу. Но когда-то всему приходит конец. 10 лет для проекта – это хороший срок. Надо идти дальше. ИншаАллах, я стараюсь продолжать наше дело другими средствами. 

Думаю, то, что мы заложили в «нулевые», даст всходы и будет по достоинству оценено через много лет. Но это обязательно будет. К слову, то примирение в Дагестане, с которого мы с Вами начали беседу, теоретические разрабатывалось на страницах «старого» Ислам.Ру еще лет пять назад. 

- Обратим с Вами взор, в свете последних событий, на арабские страны. Что Вы думаете об этом? Каково влияние США на события, происходящие в этих странах? 

Я бы не стал переоценивать влияние США, вообще внешнее влияние, на Арабскую весну. Многим специалистам очевидно, что на 90% она обусловлена внутренними факторами. Сводить все к «руке Вашингтона» - тоже самое, что считать, что в Великой Отечественной войне ключевую роль играл не советский народ, а англо-американские капиталисты, которые вмешивались в процесс посредством поставок СССР. Или же думать, что Октябрьскую революцию сделал немецкий Генштаб, т.к. Ленин был его «платным агентом». А белые в Гражданской войне не играли никакой роли, потому что были интервенты, белочехи и западные деньги! Это абсурд. Такие явления, как я перечислил, всегда имеют глубокие внутренние причины. Кто-то пытается вмешиваться в происходящее, но это второстепенно. 

То же касается и современного исламского мира. Тем более, что, несмотря на давление и открытую войну, мы можем наблюдать интересный процесс борьбы за звание «лучшего друга Ислама». Ведущие центры силы хотят расположить к себе мусульманские страны и народы. 

Исламский мир, стагнировавший на протяжении последних 300 лет, сегодня пробуждается, что грозит превратить проблему его самоопределения на мировой арене в один из ключевых вопросов международной безопасности в XXI в. В этой связи именно исламский мир, не Китай, Индия, страны БРИК или кто-либо еще, становятся в центр глобальной геополитики. «Век Ислама», на мой взгляд, будет сохраняться весьма и весьма долго. Бурное развитие, самоопределение, поиски себя в современности на Большом Ближнем Востоке затянутся на многие десятилетия. Это самая важная тема повестки дня XXI в. 

Наступает время учить арабский. Не зря ЦРУ еще несколько лет назад подчеркивало, что предпочтения при приеме на работу в ведомство отдаются тем, кто владеет арабским или фарси. Видимо, есть те, кто интуитивно нащупывает то, где реально делается история, и то, что меняет картину человечества на многие годы вперед. 

Доминировавший на протяжении многих столетий на планете, занимавший то же положение, которое занимает сегодня Запад по отношению к остальному человечеству, исламский мир где-то к XVIII в. неожиданно выдохся. До этого почти по всем показателям тогдашнего мира Османская империя – стержень уммы в то время – опережала Европу. Османофильство было свойственно многим великим умам. Есть мнение, что Томас Мор списал свою «Утопию» об идеальном социально-политическом порядке с Османской империи. 

- Но арабских революционеров часто обвиняют в отсутствии идеологии, реальной позитивной программы… 

Арабская улица сегодня не выдвигает пресловутых требований введения шариатского судопроизводства, как часто пишут тенденциозные авторы. Исламский порядок для нее – это, скорее, достойная жизнь, эффективная экономика, социальные гарантии и уважение прав. Что интересно многие современные мусульманские богословы подводят под это убедительную теологическую базу. Арабский революционный девиз: демократия, социальная справедливость, Ислам. Или другими словами: долой коррупцию, авторитаризм, сохраним исламскую идентичность и добьемся свободы религиозного самовыражения. Причем требования идут именно в таком, как приведено, порядке. 

Ближе всех к роли выразителей таких революционных для арабского мира настроений приблизились умеренные исламисты. Они создали политический язык для среднего класса, мелкой арабской буржуазии, студенчества и трудовой интеллигенции. Поэтому у них причудливо сочетаются религиозно-фундаменталистский дискурс с либеральным и левым. Это смесь умеренного исламизма, умеренного либерализма и умеренно-левых идей. 

Феномен, к сожалению, пока плохо известен и еще менее понятен в России, где не привыкли отличать умеренных исламистов от радикалов и экстремистов. Хотя есть масса специалистов, например Евгений Примаков, которые много лет говорят об этом. 

- Как же стоит России в связи со складывающейся ситуацией в этих странах вести свою внешнюю политику. Как Вы считаете, в связи с исламизацией власти сможет ли Россия удержать свои позиции в этих странах? 

Для нашей страны позитивное решение проблемы политического самоопределения исламского мира в современных условиях имеет непосредственный практический интерес. В РФ мусульманская традиция насчитывает сотни лет, в стране проживает, по разным оценкам, 14-25 млн. мусульман (подавляющее большинство из которых – коренные граждане), и, что особенно важно в оперативном контексте, сегодня Москва вырабатывает новый формат отношений с исламским миром. Россия впервые в своей истории на самом высшем уровне признает сегодня свою исламскую составляющую и увязывает это с необходимостью совместного реагирования на современные мировые процессы. 

Россия, поддерживающая отношения с ХАМАС и являющаяся наблюдателем в Организации Исламского сотрудничества, имеет все шансы стать привилегированным партнером новой арабской элиты. Имидж Москвы в глазах мусульман серьезно улучшился за последние годы. Объективно интерес и симпатии к нам есть. К слову, наш арабоязычный канал «Русия аль-яум» («Россия сегодня») по всем рейтингам опережает британский, немецкий, американский и китайский аналоги. 

Все это необходимо использовать, что невозможно без качественной аналитики и экспертизы. Иначе мы можем сами не заметить, как по случайности и невнимательности противопоставили себя новым политическим силам на пространстве от Залива до Атлантического океана. В общем, шансы и возможности у нас есть. Надо суметь воспользоваться. 

- Должна ли наша политика в исламском мире пересекаться с внутренними делами мусульман в стране?
 

Путин говорил, что Россия - часть исламского мира. А исламский мир – это часть России. У нас же 20 млн. мусульман. Поэтому диалог с исламским миром, который называется государственной стратегической задачей, – это и диалог и с внутренними мусульманами. 

Иначе ничего не получится. Как в позднее советское время использовать Ислам и мусульман для пропаганды в качестве внешнеполитической витрины, не предпринимая ничего внутри, не получится. Время не то. Слава Аллаху, те, кто видит Ислам исключительно в негативном и алармистском свете, сейчас не в почете. Новое поколение российских мусульман осознает себя частью большого организма глобальной уммы. Это уже не тот «традиционный советский ислам» и не те мусульмане, которые были в прошлом веке. К данной категории людей, у которых у самих уже появляются дети, соответственно, требуется правильный и выверенный подход. 

- В заключение хотелось бы услышать от Вас комментарий относительно призывов адвоката Дагира Хасавова ввести Шариат, иначе, как он считает, мусульмане зальют Россию кровью.
 

Последняя информация, что Хасавов сбежал в Лондон, сразу заставляет думать о руке Березовского в случившемся. Учитывая связи Раиса Сулейманова, руководителя казанского РИСИ, с т.н. национал-демократами, духовным отцом которых является Борис Абромамович, и с «исламоедом» Романом Силантьевым, который называет Хасавова своим другом, картина провокации впечатляет. 

Хасавов – адвокат с громким именем и сомнительным бэкграундом. Он не может не понимать, что такие заявления, как он делает, тянут на уголовную статью. Но он сознательно пошел на это. Цель провокации – взорвать межрелигиозные и межнациональные отношения в стране, вызвать шквал исламофобии, осложнить государственно-конфессиональные отношения. 

За происходящим, я считаю, стоят влиятельные политические силы, внутреннего и внешнего базирования. Они хотят показать, что мусульмане и Ислам принципиально не совместимы с современной российской государственностью. Поэтому от них всегда, по определению, будут проблемы. Эти проблемы данными кругами, в числе прочих, изобретаются и искусственно подогреваются. 

Мусульмане России нуждаются в просвещении и консолидации, а не в судах, как и вся страна. Обрядовые, бытовые и семейно-брачные вопросы и так регулируются в муфтиятах специальными отделами. Аналогичные отделы есть и в Церкви, и в иудейских организациях. 

В целом, абсурдные заявления Хасавова о судах и Халифате и прочие осложнения на мусульманском поле России последнего времени могут быть связаны. Они могут координироваться из одного центра, который хочет максимально дестабилизировать и так непростую ситуацию, чтобы показать несостоятельность любых усилий по выстраиванию нормальной системы государственно-исламских отношений. Эти силы стремятся дискредитировать новые подходы, организации, людей в духовных управлениях и власти. Хотят показать, что они не способны работать и что-то делать позитивное. 

Лобби, враждебное идее развития мусульманского сообщества как неотъемлемой и полноценной части российского гражданского общества, теряет сегодня позиции, но они цепляются за любые возможности удержаться. Всем очевидна деструктивность их линии на "сдерживание" Ислама, попахивающая дореволюционным нафталином. 

- Думаю, что я от вас получил ответы на все вопросы, которые меня интересовали, спасибо Вам за яркую беседу. 

Автор: Беседовал Ахмад Халиков

Комментарии 1