Среда обитания

О необходимости отмены ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» и иного «антиэкстремистского» законодательства

В последние годы представители правозащитных и экспертно-аналитических организаций отмечают усиление дальнейшее углубление кризиса реализация свободы мировоззренческого выбора, намеченное в прошлые годы[1]. Как следствие имеют место многочисленные нарушения свободы вероисповедания и рост ксенофобии, нетерпимости, дискриминации по мотивам религии или убеждений. Особое беспокойство вызывает ситуация на Северном Кавказе.

            Инструментом наиболее массовых и системных преследований служит Федеральный закон N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" и набирающая обороты бессмысленная, беспощадная и антиправовая по своей сути борьба с так называемым «религиозным экстремизмом».

Первые лица российского государства уже многие годы выражают обеспокоенность высокой активностью "экстремистов"[2] в стране и призывают лояльных Кремлю исламских деятелей вести соответствующую работу. Например, президент РФ Дмитрий Медведев на встрече в Соборной мечети с муфтиями России 15 июля 2009 года призвал исламских лидеров к борьбе с "экстремизмом" и пообещал поддержку мусульманскому образованию. "В мире по-прежнему все очень непросто, существуют этнические и конфессиональные конфликты. К сожалению, во многих регионах планеты заметен рост "экстремистских" настроений. И, к сожалению, в России деятельность "экстремистских" организаций является весьма активной", - сказал тогда Медведев[3]. Также вопреки принципу светскости государства, президент России Дмитрий Медведев считает необходимым поддерживать тесные связи с исламскими лидерами, помогать укреплению их авторитета[4].

   Федеральный закон N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" от 25 июля 2002 года был принят Государственной Думой РФ 27 июня 2002 года и одобрен Советом Федерации РФ 10 июля 2002 года.

Настоящим Федеральным законом в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности Российской Федерации определяются правовые и организационные основы противодействия «экстремистской» деятельности, устанавливается ответственность за ее осуществление.

Обращает на себя внимание, что в ФЗ отсутствует определение ключевого понятия «экстремизм». Более того, законодатель почему-то отождествляет неопределенное понятие «экстремизм» с понятием «экстремистская деятельность».

«Статья 1. Основные понятия

1) экстремистская деятельность (экстремизм):

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте "е" части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг»[5].

На фоне отсутствия ключевого определения «экстремизм» не менее странно, сомнительно и неопределенно выглядят определения «экстремистской организации» и «экстремистской литературы»:

«2) экстремистская организация - общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности;

3) экстремистские материалы - предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы»[6].

Использование неопределенного ключевого понятия «экстремизм» и, как следствие, не корректно от него производных «экстремистская организация» и «экстремистская литература» вступает в противоречие с такими принципами, как признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, а также с принципом законности.

В свою очередь, эффективное обеспечение безопасности Российской Федерации не может идти вразрез с принципами законности и приоритетом прав и свобод человека и гражданина.

В указанном контексте, реализация основных направлений противодействия «экстремистской деятельности», обозначенные ст. 3 ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" («принятие профилактических мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности, в том числе на выявление и последующее устранение причин и условий, способствующих осуществлению экстремистской деятельности; выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности общественных и религиозных объединений, иных организаций, физических лиц»[7]), и особенно в сочетании с обозначенным в ст. 2 принципом неотвратимости наказания за осуществление «экстремистской деятельности», неизбежно предопределяет нарушения прав и свобод человека и гражданина.

Приведенные выше замечания касаются и статей 282.1, 282.2 Уголовного кодекса РФ, которые предусматривают ответственность за организацию «экстремистского сообщества» и организацию деятельности «экстремистской организации», соответственно.

В соответствии с п. 1 ст. 282.1 «создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности, а равно руководство таким экстремистским сообществом, его частью или входящими в такое сообщество структурными подразделениями, а также создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей частей или структурных подразделений такого сообщества в целях разработки планов и (или) условий для совершения преступлений экстремистской направленности - наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет»[8].

П. 2 ст. 282.1 гласит, что «участие в экстремистском сообществе -наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового»[9].

В соответствии с п. 3 ст. 282.1 «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, - наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет»[10].

Приложение информирует, что «под преступлениями экстремистской направленности в настоящем Кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом "е" части первой статьи 63 настоящего Кодекса»[11].

В соответствии с п. 1 ст. 282.2 «организация деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, -наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет»[12].

П. 2 ст. 282.2 гласит, что «участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности, - наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет»[13].

ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» также содержит неадекватные «антиэкстремистские» положения. В соответствии с п. 2 ст. 14 «основаниями для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке являются: … действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности», а в соответствии с п.7 ст. 14 «деятельность религиозного объединения может быть приостановлена, религиозная организация может быть ликвидирована, а деятельность религиозного объединения, не являющегося религиозной организацией, может быть запрещена в порядке и по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности"[14].

В сентябре 2008 года президент РФ Д.А. Медведев принял решение о создании департамента МВД по противодействию «экстремизму».

Главное управление по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел Российской Федерации (ГУПЭ МВД России) образовано в соответствии с Указом Президента Российской Федерации о создании Службы по противодействию экстремизму системы МВД России от 6 сентября 2008 года № 1316.

Новое наименование получило в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 1 марта 2011 г. N 248 и с Приказом Министра внутренних дел Российской Федерации от 4 марта 2011 года.

Главное управление по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел Российской Федерации является самостоятельным структурным подразделением полиции, входящим в центральный аппарат Министерства внутренних дел Российской Федерации. В пределах своей компетенции оно осуществляет функции Министерства по выработке и реализации государственной политики и нормативному правовому регулированию, а также правоприменительные полномочия в области противодействия экстремистской деятельности и терроризму.

Главное управление является головным оперативным подразделением Министерства в сфере противодействия экстремистской деятельности и терроризму.

Основными задачами ГУПЭ МВД России являются:

- организация и участие в формировании основных направлений государственной политики по вопросам своей деятельности;

- противодействие экстремистской деятельности и терроризму;

- организация взаимодействия подразделений Министерства с федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам своей компетенции;

- координация в установленном порядке деятельности территориальных органов МВД России и подразделений центрального аппарата МВД России по вопросам деятельности ГУПЭ МВД России;

-организационно-методическое обеспечение и оказание практической помощи территориальным органам МВД России и их структурным подразделениям по вопросам своей деятельности[15].

 «Борьба с экстремизмом в реальности является составным элементом деятельности МВД, отметил зам.начальника информационно-правового и методического отдела Департамента по противодействию экстремизму МВД России Денис Корников. По его словам, главным направлением остается профилактика экстремистской деятельности, направляются соответствующие материалы в регионы. В этой связи МВД стремится наладить отношения со всеми мировыми религиями, к чему призывает и министр Рашид Нургалиев»[16].

Федеральный список «экстремистских» материалов к маю 2012 года достиг более 1100 наименований. Список, с которым можно ознакомиться на сайте Минюста РФ, предваряет информация: «Статьей 13 Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», пунктом 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 13.10.2004 № 1313, на Минюст России возложены функции по ведению, опубликованию и размещению в сети Интернет федерального списка экстремистских материалов. Информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу. Федеральный список экстремистских материалов формируется на основании поступающих в Минюст России копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими. При этом наименования и индивидуализирующие признаки информационных материалов включаются в федеральный список экстремистских материалов в строгом соответствии с резолютивной частью решения суда. Обжалование решений судов о признании информационных материалов экстремистскими осуществляется в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации. Законодательством Российской Федерации предусмотрена ответственность за производство, хранение или распространение экстремистских материалов»[17].

            В 2010-11 гг. массовый характер приняли санкции в отношении библиотек в связи с наличием в фондах книг, включенных в Федеральный список экстремистской литературы[18].

Кроме того, на сайте Минюста РФ размещен перечень общественных и религиозных объединений, иных некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О противодействии экстремистской деятельности"[19].

При Министерстве юстиции РФ действует Совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы, сформированный весной 2009 года и действующий на основании Приказа Министерства юстиции Российской Федерации от 18 февраля 2009 г. N 53 г. Москва "О государственной религиоведческой экспертизе".

В соответствии с Порядком проведения государственной религиоведческой экспертизы были расширены как основания назначения экспертизы, так и полномочия Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации.

Минюст России (его территориальный орган) вправе направить запрос о проведении экспертизы: при вступлении в законную силу решения суда о признании гражданина, являющегося членом (участником) религиозной организации, лицом, осуществляющим «экстремистскую деятельность»; при вступлении в законную силу решения суда о признании «экстремистскими» материалов, изготовляемых или распространяемых религиозной организацией[20].

Кроме того, в 2009 году при Минюсте РФ был сформирован Совет по изучению информационных материалов религиозного содержания на предмет выявления в них признаков экстремизма.

Соответственно, в Генпрокуратуре РФ было создано Управление по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональным отношениям и противодействию «экстремизму».

В Генпрокуратуре России также проявляют обеспокоенность деятельностью «религиозных экстремистов» в республиках Северного Кавказа. «Боевики постоянно ведут пропаганду "крайне агрессивного религиозного течения «ваххабизма», осуществляют идеологическую обработку террористов-смертников», - заявил на заседании комитета по правовым и судебным вопросам Совета Федерации заместитель генпрокурора РФ Иван Сыдорук[21].

Распоряжение Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ и ФСБ РФ от 16 декабря 2008 г. посвящено борьбе с «экстремистскими» идеями. Оно так и называется "О совершенствовании работы по предупреждению и пресечению деятельности общественных и религиозных объединений по распространению идей национальной розни и религиозного экстремизма"[22].

Вероятнее всего, сотрудников прокуратуры и силовых структур не учили, что противоправные деяния некорректно связывать с мировоззренческой сферой.

В том числе по упомянутым причинам массовые преследования верующих являются в значительной мере предопределенными. Постоянное пополнение списка «экстремистской» литературы религиозными текстами в сочетании с применением «антиэкстремистского» законодательства привело к стремительному росту случаев привлечения к административной и уголовной ответственности лиц, не совершивших никаких правонарушений.

Все это не может не вызывать напряженности и даже роста насилия. Антиконституционная религиозная политика вмешательства в деятельность религиозных объединений, в т.ч. государственная поддержка т.н. «традиционных» и неправомерные ограничения т.н. «нетрадиционных», неизбежно вносят раскол и способствуют (по меткому выражению правозащитницы Е.З. Рябининой) принудительной радикализации религиозных объединений.

В конечном итоге упомянутая некомпетентная и преступная политика способствует нарушениям прав человека, сепаратизму, угрозам безопасности граждан и государства. По мнению автора, ситуация на Северном Кавказе, которую некоторые эксперты называют гражданской войной, является прямым следствием политики нарушений свободы совести и светскости государства. 

            Очевидно, что применение «безразмерного» термина «религиозный экстремизм» несет угрозы правам человека и основам конституционного строя, а следовательно, создает угрозы безопасности личности, общества, государства.

В целом, неадекватная научно-теоретическая разработанность проблематики свободы совести и светскости государства в сочетании с некомпетентной политикой власти и корпоративными интересами доминирующих конфессий предопределили системный характер нарушений в данной области.

По результатам анализа положения конкретных религиозных направлений, прежде всего, следует отметить массовые системные неправомерные преследования мусульман и политику вмешательства власти в дела ислама. Как и в прошлые годы в качестве обоснования служит необходимость защиты общества от «религиозного экстремизма», «исламского терроризма», «ваххабизма», «хизбуттахризма», «нурсизма» и т.п. Есть основания говорить не только о преследованиях конкретных течений в исламе, но вообще любых, не подконтрольных официальным духовным управлениям.

Постоянное пополнение списка «экстремистской» литературы исламскими текстами в сочетании с применением «антиэкстремистского» законодательства привело к стремительному росту случаев привлечения к административной и уголовной ответственности лиц, не совершивших никаких правонарушений. Зафиксированы новые факты дискриминации и преследований мусульман в уголовно-исправительной системе.

Все это не может не вызывать напряженности и даже роста насилия. При этом глубинная причина напряженности между государственной властью и исламом кроется в религиозной политике «кнута и пряника», в результате которой мусульмане ощущают себя дискриминированными, а то и вовсе чужими в России. Попытки манипулировать исламскими лидерами лишь вносят раскол в мусульманскую среду и способствуют усилению позиций ее радикальной части.

4 апреля 2011 года Европейский суд по правам человека задал России вопросы по делу мусульман, несогласных с включением ряда исламских книг в список экстремистской литературы[23]. Об этом в Межрегиональную правозащитную Ассоциацию «АГОРА» сообщил один из заявителей адвокат из Ижевска Рустем Валиуллин. В августе 2007 года Бугурусланский городской суд Оренбургской области признал экстремистскими материалами некоторые исламские книги. Известно об этом стало лишь в декабре из публикации в «Российской газете» Федерального списка экстремистских материалов. По словам адвоката Валиуллина, в этот перечень вошли и базовые книги для изучения ислама. Кроме того, сам адвокат, будучи ранее учителем основ ислама в мечети, преподавал своим ученикам по некоторым книгам, которые позже попали в этот экстремистский список. Адвокат попытался получить решение суда, чтобы, ознакомившись с ним, обжаловать его. Однако добиться этого ему не удалось под предлогом, что только участники процесса могут сделать это. Исчерпав все средства внутри России, Рустем Валиуллин и Духовное управление мусульман «Ассоциация мечетей России» обратились в Страсбург. – Получилось, что государство что-то запретило, но никто об этом не знал до конца года, а уже начались уголовные преследования мусульман за распространение экстремистских материалов, – говорит адвокат Валиуллин. – Кроме того, некоторые названия книг были указаны не полностью. Наглядный пример: была признана экстремистской и запрещена книга «Основы ислама», но таких книг разных авторов далеко не одна. Теперь преподавая, ты должен постоянно сомневаться, а не признана ли книга, по которой учишь, экстремистской. Сегодня Европейский суд обратился к России с требованием предоставить копию решения Бугурусланского городского суда, а также дать ответ, являются ли заявители жертвами нарушения прав на свободу мысли, совести и религии и на свободу выражения мнения (статьи 9, 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Суд интересует, является ли запрет на распространение исламских книг вмешательством в права заявителей на свободу мысли, совести религии и свободу выражения мнения и допустимо ли такое вмешательство в демократическом обществе. Также Европейский суд обратил внимание, что представители мусульманской общины не были уведомлены о слушаниях в судах о признании экстремистскими материалов, решения судов не объявлялись публично, а заявители не могли получить даже их копии, не говоря уже о доступе к материалам дела. В связи с этим суд спрашивает Россию, имеет ли место с учетом этих фактов нарушение права заявителей на эффективное средство правовой защиты (статья 13 Конвенции). Также Европейский суд коммуницировал жалобу Ибрагима Ибрагимова и культурно-образовательного фонда «Нуру-Бади» на признание экстремистскими, несмотря на протесты Духовного управления мусульман и Уполномоченного по правам человека России, работ мусульманского турецкого богослова Саида Нурси. На очереди в Европейском суде еще несколько дел по обжалованию подобных запретов[24].

25 марта 2011 года в Уфе прошел пикет мусульманской общественности. На одной из центральных площадей столицы Башкирии, перед памятником Салавата Юлаева, собралось более 500 молодых мусульман, пожелавших выразить свой протест против преследований со стороны силовых структур, сообщили ИА IslamNews башкирские правозащитники. Цинизм и хладнокровие, с которым силовики борются с гражданами своей страны, объединили различных представителей исламского сообщества Башкирии, утверждают они. В акции приняли участие также жёны и родственники мусульман, осуждённых или ещё обвинённых, якобы в совершении преступлений экстремистского характера. На плакатах были требования об освобождении мусульманских активистов, в частности, Айдара Хабибуллина и Айрата Дильмухаметова, а также о ликвидации запрета на исламскую литературу и мусульманские организации, не занимающихся деятельностью, связанной с насилием. По словам башкирских правозащитников, этот пикет – логическое завершение той безграмотной, а зачастую и бесчеловечной, политики в отношении тех мусульман, которые стремятся к исполнению своих религиозных обязанностей в большем объёме, чем настаивает официальное духовенство. Такое желание мусульман не нарушает ничьих прав, однако не нравится привыкшим держать "всё под контролем" некоторым представителям власти и особенно силовых органов. Нарушения прав граждан не могут длиться бесконечно и этот протест – сигнал тем, кто определяет политику государства в отношении мусульман[25].

В мае 2011 года члены местной религиозной организации мусульман суннитов ханафитского мазхаба села Канглы Минераловодского района Ставропольского края, обратились к президенту РФ в связи с  прессингом со стороны силовых структур. «В погоне за показателями некоторые сотрудники МВД и ФСБ игнорируют определённые статьи Конституции РФ и Федеральные законы. В период с 2000 по 2011 г.г почти все прихожане мечети с. Канглы были одарены "благодарностью" со стороны силовых структур. Приводы, обыски, задержания, беседы в окончательном моменте мотивированы только тем, что мы исповедуем Ислам… У мусульман создается впечатление, что силовые органы правдой и неправдой стараются покрепче закрутить "гайки", чтобы их деятельность выглядела показательной, невзирая на то, что эта показательность роняет авторитет самой власти, от имени которой служители закона выносят решение», - говорится в заявлении[26].

В обращении мусульманской общественности руководству страны с целью привлечь внимание к событиям, последовавшим вслед за убийством декана Северо-Осетинского Государственного Университета Шамиля Федоровича Джигкаева. В ночь с 31 мая на 1 июня 2011 г. представителями правоохранительных органов Северной Осетии были задержаны от 18 до 30 человек, являющихся прихожанами мечети г. Владикавказ. Задержания проводились с очевидными нарушениями закона, в частности, не объяснялись ни причины указанных задержаний, ни преступление, по подозрению в совершении которого, задерживались люди. В момент задержания каждому из них подбрасывались наркотики и оружие, арестовываемых жестоко избивали при задержании и после него… Кроме того, родственники задержанных обладают информацией о том, что арестованных заставляют пить воду с растворенными в ней наркотическими средствами для получения сфальсифицированных доказательств о содержании в их анализах наркотиков… Следует отметить, что в результате того, что люди содержатся в изоляции и не имеют связи с внешним миром, в обществе появилась информация о том, что задержанных избивают и к ним применяются пытки. Это еще более осложняет ситуацию и дополнительно создает негативную окраску действий правоохранительных органов… Мы просим федеральные, региональные и республиканские власти обратить пристальное внимание на данное дело и не допустить дальнейшего нарушения прав человека в отношении задержанных, обеспечить самый строгий контроль за их содержанием под стражей, обеспечить соблюдение их прав на квалифицированную защиту… В связи с вышеизложенным верующие начали Всероссийский сбор подписей в поддержку мусульман Владикавказа. Свои подписи оставили на данный момент сотни человек - жителей различных регионов России, стран СНГ и других государств мира[27].

В ноябре 2011 года глава Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин заявил, что российские суды притесняют мусульман. "В российских СМИ все больше разжигается страх и недоверие по отношению к мусульманам, а российские суды, запрещающие мусульманскую литературу, стали инструментами в руках исламофобов", - сказал Р.Гайнутдин на заседании Совета муфтиев, сообщается во вторник на сайте этой организации. По словам муфтия, сохраняется ситуация, "когда религиозная литература попадает под некомпетентную экспертизу". Ранее Р.Гайнутдин неоднократно выступал с критикой решений судов, которые признавали некоторые произведения исламской литературы экстремистскими. Так, выступая в марте этого года в Москве на мусульманском совещании "Россия - наш общий дом", он слово в слово повторил упомянутые упреки: "Особо стоит подчеркнуть стремительный рост исламофобии в российском обществе... В российских СМИ все больше разжигается страх и недоверие по отношению к мусульманам, а российские суды, запрещающие мусульманскую литературу, стали инструментами в руках исламофобов". До этого муфтий Р.Гайнутдин обвинял государство в противодействии объединению мусульман и попытках "задавить ислам в России"[28].

В обращении президенту России, говорится о преследованиях в г. Новосибирске лидеров Духовного управления мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР), Меражова Илхома Завкидиновича и Одилова Комила Олимовича. «Служители Ислама подверглись незаконным преследованиям со стороны ФСБ России, следственных и правоохранительных органов. Задержание Имамов транслировали по основным телеканалам России с целью придать важность и значимость данному событию, однако этим следственные органы и тележурналисты попрали основную конституционную норму: презумпцию невиновности и разгласили данные о частной жизни граждан России без их согласия. Сейчас священнослужители подвергаются запугиваниям с требованиями не осуществлять свою защиту и прекратить всяческие действия, направленные на оспаривание решений следственных и правоохранительных органов»[29].

Почти тысяча человек, подписавших обращение, просят «защитить граждан России и официальных представителей Ислама от репрессий со стороны правоприменителей, инициировать проведение антикоррупционной экспертизы федерального закона «О противодействии экстремисткой деятельности» и остановить преследование граждан России по религиозному признаку: принадлежности к Исламу»[30].

В 2011 году получили продолжение системные и ставшие наиболее массовыми преследования российских Свидетелей Иеговы. После признания свободно распространяемых по всему миру изданий Свидетелей Иеговы "экстремистскими материалами" информация о массовых срывах богослужений, изъятиях литературы и имущества, обысках и задержаниях верующих, даже избиениях и увечьях, появляется с пугающей регулярностью.

11 ноября 2011 года судом был удовлетворен иск прокуратуры Макаровского района Сахалинской области о признании экстремистскими очередных материалов Свидетелей Иеговы, сообщает ИАЦ "СОВА". Были запрещены следующие материалы: "Кто такие Свидетели Иеговы", "Кто такой Иегова?", "Страданий скоро не будет!", "Огненный ад Божье воздаяние?", "Кто такой Иисус Христос?", "Кто в действительности правит миром? ", "Выживет ли этот мир?", "Ответственны ли мы перед Богом? Или всё находится в руках судьбы?", "Утешение страдающим депрессией". Все эти материалы – небольшие трактаты, опубликованные на нескольких разворотах буклета небольшого формата, содержащие тезисные рассуждения на заявленные темы. Трактат о депрессии вообще не содержит ничего, кроме советов побольше гулять, заниматься спортом и читать Библию. Один из этих материалов, "Кто в действительности правит миром", ранее уже был рассмотрен судом и не был признан экстремистским[31]

3 ноября 2011 года Горно-Алтайский городской суд Республики Алтай приговорил Александра Калистратова к 100 часам обязательных работ за распространение брошюр свидетелей Иеговы. 14 апреля, Горно-Алтайский городской суд снял с Александра Калистратова обвинения за неустановлением события преступления. Однако позже Верховный суд Республики Алтай отменил это решение, рассмотрев кассационное представление прокурора, и распорядился о новом рассмотрении дела в том же суде.

По делу были допрошены десятки свидетелей, но, как и прежде, ни один не смог подтвердить вину Александра. Адвокат Виктор Женков, представлявший интересы подсудимого, заявил следующее: «Мы ясно показали суду необоснованность обвинений и считаем вынесенный сегодня приговор неправосудным, свидетельствующим, что в России продолжается кампания по нарушению прав Свидетелей Иеговы. Мы твердо намерены добиваться отмены приговора и полной реабилитации ни в чем не повинного человека». «Мне вынесли приговор, не имея потерпевших и не установив каких либо фактов, а только из-за моих религиозных убеждений,— говорит Александр Калистратов.— Государство в течение 20 лет признавало мою религиозную деятельность законной, а теперь вдруг решило меня осудить. Я намерен обжаловать приговор»[32].

Решение российского суда, признавшего свидетеля Иеговы виновным в возбуждении ненависти и вражды по признакам отношения к религии за распространение религиозной литературы, является выпадом против свободы выражения мнения и свободы вероисповедания, заявила сегодня Amnesty International. «Сегодняшнее решение суда нарушает право Александра Калистратова на мирное выражение религиозных воззрений», – сказал Джон Дальхузен, заместитель директора программы Amnesty International по Европе и Центральной Азии. «Обвинительный приговор, вынесенный Александру Калистратову, противоречит российскому законодательству, а также обязательствам страны в рамках международного права в области прав человека. Приговор надлежит отменить. Данное дело – очередной пример из целой серии судебных постановлений, в которых основания для обвинительного приговора весьма сомнительны, а сам приговор нацелен против свидетелей Иеговы»[33].

О системном характере преследований российских Свидетелей Иеговы говорит любопытный документ. Осенью 2011 года в руках адвокатов Свидетелей Иеговы оказалась копия Распоряжения и.о. начальника ГУВД по Московской области В. Ковалева о проведении на территории Московской области «целевой оперативно-профилактической операции под условным наименованием «Отступники». Операция целиком посвящена противодействию деятельности Свидетелей Иеговы. Среди целей операции — «предоставить в ОПБ ГУВД по Московской области информацию о руководителях групп, являющихся проповедниками местных религиозных групп Свидетелей Иеговы… Провести проверки собраний местных религиозных групп Свидетелей Иеговы, установить участников… Лиц представляющих оперативный интерес, постановить в базу „Экстремист“ ЦООСДПЭ». Исполнение своего распоряжения руководитель ГУВД взял под личный контроль. Прямым следствием данного Распоряжения стали срывы богослужений в городах Дубна, Истра (Московская обл.), прошедших с 16-го и 17 марта 2011 года[34].

                Кроме того, в 2011 году продолжилось усиления давления властей на верующих протестантских общин, язычников и ряда новых религиозных движений.Здесь также следует отметить усиление неправомерного давления представителей правоохранительных органов и силовых структур государства.

                Продолжилась неправомерная практика задержаний и высылки «религиозных диссидентов» в государства Средней Азии в рамках сотрудничества Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Укрепление российско-китайского сотрудничества предопределило неправомерные ограничения деятельности Фалуньгун в России. В частности книга «Чжуань Фалунь» автора Ли Хунчжи, отчет правозащитников Дэвида Мэйтаса и Дэвида Килгура, а также два информационных листка о преследованиях в Китае были включены Министерством юстиции Российской Федерации в список «экстремистской» литературы на основании не вступившего в силу решения Первомайского районного суда Краснодара.

            27 октября 2010 года Первомайский районный суд Краснодара признал экстремистскими материалы и издания "Фалунь Дафа", сообщает центр «Сова». В ходе заседаний рассматривались книга "Чжуань Фалунь", "Отчет о проверке утверждений об извлечении органов у последователей Фалуньгун в Китае" и двух информационных листках "Фалунь Дафа в мире" и "Всемирная эстафета факела в защиту прав человека". Иск удовлетворен в полном объеме, экстремистскими материалами признаны все эти издания. Суд принял во внимание ответы экспертов, усмотревших в материалах "Фалунь Дафа" "высказывания, выражающие негативную оценку, неприязненное отношение к конкретным религиозным группам и религиозно-философским направлениям", "создание негативного образа Китая, его общественно-политической системы", то, что "объектами критики и стигматизации... являются различные школы цигун, а также буддизм и другие восточные религии" и др. Признаком экстремизма сочтено, что "выбор... индивида строго определен религиозными предписаниями". Эксперты нашли также, что свастики сходны с нацистской символикой до степени смешения "в восприятии европейцев". К аргументам экспертов, не усмотревших экстремизма в рассматриваемых материалах, суд "отнесся критически", поскольку эти исследования были "инициированы представителями заинтересованного лица, проведены не в рамках настоящего судебного разбирательства, без участия иных лиц, участвующих в деле". Это не первый суд о запрете материалов "Фалунь Дафа". Ранее тот же суд уже признавал их экстремистскими, но это решение, так и не вступив в силу, было отменено вышестоящим судом. Это не помешало Минюсту включить их в Федеральный список экстремистских материалов, где они незаконно находятся и сейчас[35].

            В 2011 году Набережночелнинский городской суд признал "экстремистскими" 13 материалов саентологов. Эти материалы в бумажном и электронном виде были изъяты в Набережных Челнах в 2007 году в ходе расследования дела об убийстве Л.М. и Л.Р. Ахметвалеевых. В сентябре 2010 года отделом по Закамской зоне ЦПЭ МВД по РТ совместно с УФСБ РФ по РТ они были переданы в городскую прокуратуру для проведения психолого–лингвистического исследования. 30 сентября 2010 года материалы были направлены на экспертизу в Москву в Институт психологии РГГУ. 28 июня 2011 года по результатам психолого–лингвистического исследования прокуратура города Набережные Челны направила в городской суд иск о признании этой литературы экстремистской. 24 августа 2011 года Набережночелнинский городской суд удовлетворил иск прокуратуры, признав представленные материалы экстремистскими, и постановил направить копию решения суда в Министерство юстиции для включения их в федеральный список экстремистских материалов[36].

            "Антиэкстремистский" предлог был использован для попытки запрета книги кришнаитов "Бхагавад-гита как она есть"[37] и преследований язычников[38].

Что касается поиска направлений для изменения ситуации к лучшему, то системный характер проблемы реализации свободы совести подразумевает необходимость системных мер для их решения на всех уровнях: научно-теоретическом и образовательном; законодательном; деятельности органов государственной власти, правоприменения и судебной практики; правозащитном; средств массовой информации[39].

В качестве не допускающих отлагательства первоочередных мер, явно недостаточных, но необходимых для прекращения имеющих место в Российской Федерации массовых системных преследований и дискриминации по мотивам мировоззренческой принадлежности необходимо полностью отменить «антиэкстремистское» законодательство: ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», изменения в законодательство всех уровней, внесенные в связи с его принятием, в т.ч. статьи 282.1, 282.2 Уголовного кодекса РФ, соответствующее законодательство субъектов Российской Федерации, а также списки «экстремистской» литературы.

Возврат России во времена массовых религиозных преследований уже создал крайне серьезные угрозы безопасности личности, общества, государства. Именно некомпетентная религиозная политика российской власти способствует обострению ситуации на Северном Кавказе фактически до состояния гражданской войны.

 



[1] См.: Бурьянов С.А. Ксенофобия, нетерпимость и дискриминация на основе религии или убеждений в субъектах Российской Федерации в 2006 – первой половине 2007 гг. Специализированный информационно-аналитический доклад. М. Московская хельсинкская группа, 2007; Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации. Сборник докладов о событиях 2007 года. М. 2008. С. 84-138; Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести и религии // Права человека в Российской Федерации. Сборник докладов о событиях 2008 года. – М. Моск. Хельсинкск. Группа, 2009. С. 98-186; Бурьянов С.А. Свобода убеждений, совести  и религии // Права человека в Российской Федерации : докл. о событиях 2009 г. М. : Моск. Хельсинк. группа, 2010. С. 17-82.

[2] Следует отметить, что термин «экстремизм» признается многими экспертами очень широким и не вполне юридически корректным. Некоторые эксперты говорят также о том, что «экстремизм – не научное и не правовое понятие, а маркер и идеологическое клеймо, ...идеологическое оружие власти в борьбе с оппозицией». См.: Семенов И.А. Воля к идентичности: сопротивление и информационные технологии // Интернет и российское общество. М. 2002. С. 62. С учетом отсутствия правового определения религии, применение «безразмерного» термина «религиозный экстремизм» несет угрозы правам человека и основам конституционного строя.

 

[3] Во время встречи в московской Соборной мечети Дмитрий Медведев призвал исламских лидеров к борьбе с экстремизмом и пообещал поддержку мусульманскому образованию // Портал-Credo.ru. 15 июля 2009.   

[4] Медведев призвал укреплять авторитет исламских лидеров на Кавказе // Интерфакс-религия. 1 апреля 2010.

[5] Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" (с изменениями от 27 июля 2006 г., 10 мая, 24 июля 2007 г., 29 апреля 2008 г.) // Сайт «Гарант». http://www.garant.ru.

[6] Там же.

[7] Там же.

[8] Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г., 5 января, 27 июля, 4, 30 декабря 2006 г., 9 апреля, 10 мая, 24 июля, 4 ноября, 1, 6 декабря 2007 г., 14 февраля, 8 апреля, 13 мая, 22 июля, 25 ноября, 22, 25, 30 декабря 2008 г., 13 февраля, 28 апреля, 3, 29 июня, 24, 27, 29 июля, 30 октября, 3, 9 ноября, 17, 27, 29 декабря 2009 г., 21 февраля, 29 марта, 5, 7 апреля, 6, 19 мая, 17 июня, 1, 22, 27 июля, 4 октября, 29 ноября, 9 декабря 2010 г.) // Сайт «Гарант». http://www.garant.ru.

[9] Там же.

[10] Там же.

[11] Там же.

[12] Там же.

[13] Там же.

[14] Федеральный закон от 26.09.1997 № 125-ФЗ (принят ГД ФС РФ 19.09.1997) (ред. от 23.07.2008) «О свободе совести и о религиозных объединениях» // Собрание законодательства РФ. 1997. № 39. Ст. 4465; 2000. N 14. Ст. 1430; 2002. N 12. Ст. 1093; 2002. N 30. Ст. 3029; 2003. N 50. Ст. 4855; 2004. N 27. Ст. 2711; 2006. N 29. Ст. 3122; 2008. N 9. Ст. 813; 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3616.

[15] Официальный сайт МВД РФ http://www.mvd.ru/ru/mvd/structure/unit/extrim/

[16] Лункин Р. Политика борьбы с меньшинством. Обзор круглого стола, посвященного соблюдению прав верующих в регионах России // Религио.ру http://religo.ru/analytics/politika-borby-s-menshinstvom/

[17] Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации /http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/fedspisok/.

[18] Санкции в отношении сотрудников библиотек // Центр «Сова». 15 ноября 2010.

[19] Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации http://www.minjust.ru/ru/activity/nko/perechen/

[20] Приказ Министерства юстиции Российской Федерации от 18 февраля 2009 г. N 53 г. Москва "О государственной религиоведческой экспертизе" // Российская газета – Федеральный выпуск N4867. 13 марта. 2009.

[21] В Генпрокуратуре РФ обеспокоены деятельностью «ваххабитов» на Северном Кавказе // Интерфакс-религия. 19 октября 2009.

 

[22] См.: http://www.garant.ru/ipo/prime/doc/1256993/

[23] Запрос Европейского суда к России о причинах запрета книг Саида Нурси // Портал-Credo.ru. 12 апреля 2011.

[24] Европейский суд коммуницировал жалобы мусульман на признание экстремистскими исламских книг // Информация Межрегиональной Ассоциацией «АГОРА». 4 апреля 2011.

[25] В Уфе прошёл пикет против преследований мусульман // Islamnews.ru. 28 марта 2011.

[26] "Приводы, обыски, задержания, беседы мотивированы только тем, что мы исповедуем ислам". Обращение мусульман Ставрополья к президенту России Дмитрию Медведеву // Портал-Credo.ru. 17 мая 2011.

[27] "Прекратить насилия силовых структур России против осетинских мусульман!" Письмо мусульманской общественности руководству страны // Портал-Credo.ru. 10 июня 2011.

[28] Муфтий Гайнутдин вновь обвиняет суды России в исламофобии // Интерфакс-религия. 15 ноября 2011.

[29] http://golosislama.com/president/

[30] Там же.

[31] Новые материалы Свидетелей Иеговы запрещены в Сахалинской области // Портал-Credo.ru. 14 ноября 2011.

[32] Обвинительный приговор несмотря на отсутствие доказательств // Сообщение пресс-службы Свидетелей Иеговы в России. 3 ноября 2011 года.

[33] Российский суд признал свидетеля иеговы виновным в возбуждении ненависти // Сайт Amnesty International. 3 ноября 2011 года.

[34] 22 сентября 2011 года. План операции ГУВД под условным названием «Отступники» // Материалы пресс-службы Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России. 22 сентября 2011.

[35]Краснодар: издания "Фалунь Дафа" признаны экстремистскими // Центр «Сова». 31 октября 2011.

[36] В Татарстане суд запретил очередную порцию книг саентологов // Портал-Credo.ру. 13 сентября 2011.

[37] Микитик С. Экстремизм вокруг нас. В Томске идет суд над книгой "Бхагават-Гита. Как она есть", по которой учатся студенты // Каспаров.ру. 24 августа 2011.

[38] Кубань: суд оштрафовал двух язычников за прозелитическую деятельность // Портал-Credo.ru. 02 сентября 2011.    

[39] Более подробно на эту тему см.: Бурьянов С.А. Реализация конституционной свободы совести и свободы вероисповедания в Российской Федерации. Монография. М. ЗАО «ТФ «МИР». 2009.

Автор: С. А. Бурьянов, кандидат юридических наук

Комментарии 1