Общество

Силовой эксперимент над Кавказом: на очереди Северная Осетия

Вслед за Владикавказом, второй по значимости районный центр Северной Осетии – г.Моздок становится объектом силового эксперимента  над очень хрупким межконфессиональным и этническим балансом.

Как уже ранее стало известно из материалов «Кавказской политики», 27 февраля, на пороге собственного дома, был расстрелян председатель моздокской общины мусульман, известный и влиятельный бизнесмен, кумык по национальности, Камиль Казаков. Стреляли профессионалы. Два выстрела в сердце и два контрольных в голову. Несколькими днями ранее автоматной очередью был убит активист моздокской общины мусульман - Алимбек Дадов, кумык по национальности, известный предприниматель. Авторитет Дадова и Казакова в Моздоке был непререкаем, особенно среди кумыков.

 Моздокская вендетта

 Первые версии случившегося, в обоих случаях – кровная месть. Но сопоставление разрозненных фрагментов информации и обстоятельств произошедшего конструирует цельную картину возможных мотивов, все из которых, связаны с религиозной деятельностью.

 Седьмого февраля в Моздоке был расстрелян крупный предприниматель, директор моздокского филиала «Мегафон», 41-летний Эльбрус Умаханов. Путь следования бизнесмена на работу преградил автомобиль марки «ВАЗ 2107», из которого вышли двое молодых вооруженных злоумышленников в масках, расстреляв Умаханова в упор из автоматического оружия.

 Несколькими годами ранее, Эльбрус Умаханов и Алимбек Дадов были коммерческими партнерами. В результате совместной деятельности между ними произошел разлад. Дадов отправил для разрешения имеющихся между ним и Эльбрусом противоречий двух своих племянников к Умахановым. Тогда, посчитав подобный визит «наездом», Эльбрус Умаханов расстрелял племянников Алимбека Дадова. Третий брат Дадовых на праве кровной мести обязался забрать кровь с Умахановых и пришел убивать Эльбруса, но Умаханов убил и третьего брата. Эльбрус был задержан, но через какое-то время выпущен, а следствие в отношении него было прекращено.

 Алимбек чувствует себя виновным в убийстве трех своих родственников. Долгие годы шло примирение между Умахановыми и Дадовым Алимбеком. Процессу примирения всячески содействовал родной брат Эльбруса, депутат Северо-Осетинского Парламента Мурад Умаханов. Через какое-то время в отношении Дадова было возбуждено уголовное дело на основании  подброшенных ему запрещенных веществ. Алимбек был осужден. В тюрьме Дадов прошел второе «перерождение» выйдя оттуда верующим мусульманином. Он сразу активно включился в жизнь моздокской общины мусульман, распрощавшись со своим криминальным прошлым.

 Еще до февральских расстрелов, старейшины двух фамилий собирались, чтобы примирить кровников. Но тогда эти усилия не имели успеха и Алимбек Дадов остался на своем, заявив, что он не может просто так оставить убийство трех членов своей семьи.

 Именно поэтому убийство Эльбруса Умаханова все связывали с освобождением Алимбека и продолжением кровной мести за убитых трех племянников. И теперь, моздокское общество и в частности кумыкская община находились в ожидании мести теперь уже со стороны Мурада Умаханова. В этот момент убивают Алимбека. У Алимбека - сын, все ждут «обратку».

 Совсем недавно выяснились новые подробности этой вендетты. После того, как был убит Эльбрус Умаханов, оперативники приехали в кумыкское село Кизляр, которое находится в нескольких километрах от Моздока, чтобы забрать Алимбека, так как именно он был главным подозреваемым. Многочисленные родственники, а также односельчане не хотели отдавать Алимбека и готовы были защитить его любой ценой. Но как только представители органов объяснили, чем это сулит жителям села, Дадов все же был передан в руки полиции.

 Уже в машине Алимбеку были подкинуты заготовленные ранее наркотики. В моздокском УВД ему объяснили, что лично против него следственные органы ничего не имеют, и они знают, что убийство совершил один из рода Дадовых. Предоставили ему выбор: либо он сотрудничает со следствием и приводит того, кто это сделал, либо на него самого вешают убийство и наркотики, подброшенные ранее.

 Через какое-то время в УВД был доставлен 24-летний племянник Дадова. А через несколько дней сам Дадов был убит на выходе с похорон в с.Кизляр. На переполненной похоронной процессией людьми улице, к нему подъехала легковая, где, не выходя из машины, его расстреляли в упор из автомата. По словам очевидцев, убийство совершалось настолько хладнокровно и открыто, что создавалось впечатление о мощнейшем прикрытии, под которым работали киллеры.

 Разрядка кровавой вендетты

 Не успев оправиться от шока столь дерзких убийств, в этом кровавом круговороте убивают еще одну знаковую величину моздокской мусульманской общины - Камиля Казакова и все начинают понимать, что цепь последних убийств не является местью.

 В исполнении последних трех убийств есть определенное сходство. К дому Камиля Казакова подъехали два молодых парня, славянской внешности, с открытыми лицами, без масок подошли к своей жертве и открыли огонь на поражение прямо при его водителе. Камеры наружного наблюдения зафиксировали и номера и само транспортное средство и стрелявших. Тут же были перекрыты все въезды и выезды из города, но никто не задержан и по сей день следствие не располагает никакой информацией.

 Убийство Казакова разрядило кровное противостояние между Дадовыми и Умахановыми, обнажив другие тонкие места последних событий.

 Дадов и Казаков были вершиной кумыкской общины, обладали самым большим авторитетом в Моздоке, помогали моздокской общине мусульман финансово и административно. Камиль имел серьезные связи в многочисленных кругах, в том числе в силовых.

 Еще в начале 2000-х, когда в городе не было мечети, Камиль Казаков выкупил частный недостроенный двухэтажный дом и переделал его под мечеть. С тех пор у мусульман города появилась собственная мечеть, которая по сей день, несмотря на все трудности и давление со стороны силовиков, препятствие местной администрации в регистрации в качестве религиозного, культового сооружения, все же функционирует.

 Вечером, в день, когда был застрелен Камиль Казаков, группа спецназовцев незадолго прикомандированных в Моздок, отбывает с перрона моздокской станции Северо-Кавказской железной дороги рейсом Грозный-Москва.

 Силовой разлом региона

 Жители города сходятся во мнении, что в последних убийствах замешаны представители силовых структур и еще больше уверенность в том, что убийства совершены не местными силовиками. Говорить о какой-то смычке между местными правоохранительными структурами и федеральными силовыми ведомствами также не приходится. Село Кизляр, выходцами из которого являются убитые, считается самым нестабильным населенным пунктом Северной Осетии. Сюда боятся заезжать сотрудники полиции. Район полностью контролируется кумыками. Создавать подобное напряжение совершенно не в интересах местной (республиканской) власти, а тем более устранять людей, авторитетом которых она пользовалась во взаимоотношениях со сложной общиной селения Кизляр.

 В самом Моздоке это не первый случай убийств значимых фигур среди мусульманского населения. С момента формирования и укрепления мусульманской общины города были убиты, а также отправлены за решетку ее активные члены стандартным подбросом наркотиков, оружия и боеприпасов. Хоть такого рода инциденты случались и раньше, но с приходом на пост министра внутренних дел Артура Ахметханова, они резко участились. Пост начальника моздокского УВД много лет занимал полковник Владимир Кесаев. На его место указом нового министра пришел земляк и товарищ Ахметханова подполковник Владимир Карушин.

 Некоторых активистов и вовсе причислили к северокавказскому подполью, поставив на них клеймо «амиров» района, после чего они были без суда и следствия расстреляны.

 Так, самым громким событием можно назвать убийство активиста мусульманской общины, чеченца по национальности - Умарова Юнуса. 6 декабря 2010 года он был застрелен рано утром в 10 метрах от здания ФСБ, на выходе из мебельного магазина, в котором он работал сторожем. С момента совершения хаджа Юнус каждое утро ходил в мечеть на утреннюю молитву на протяжении многих лет. Этим утром, когда он выходил из магазина, подъехала черная машина, из которой вышло трое людей, в спортивных костюмах, двое из которых подбежали к жертве и произвели 6 выстрелов, последние два выстрела пришлись в голову. Несмотря на то, что это произошло прямо через дорогу от здания ФСБ - дело спустили на тормоза, тем самым, разрыхляя почву для домыслов.

 Знавшие Юнуса мусульмане, называют его одним из самых любимых и почитаемых людей в общине, как среди взрослого поколения, так и среди молодежи. Скромный по своей натуре, он обладал необычайной харизмой, и пользовался заслуженным уважением, - говорят они.

 Чистосердечное признание

 Круглый стол на тему: «Недопущение втягивания молодежи в экстремистские организации» прошел 30 марта в г.Беслан, Правобережного р-на РСО-Алания. Докладчиком на нем выступила представитель прокуратуры Мецаева А.Э. По нашей информации, ею был зачитан закрытый доклад ФСБ под грифом «Для служебного пользования», тезисы которого до сих пор сотрясают медийное пространство и будоражат умы северо-осетинской мусульманской общественности.

 Этот доклад послужил предметом обращения муфтия РСО-Алания, Хаджимурата Гацалова к первому заместителю Главы Администрации Президента РФ – Вячеславу Володину на встрече прошедшей на прошлой неделе в Президент Отеле, в Москве, с просьбой остановить гонения на мусульман в республике.

 Доклад фактически выводит уставную деятельность Духовного Управления мусульман РСО-Алания за рамки правового поля РФ. Некоторые тезисы доклада несут в себе ярко выраженные признаки ксенофобии и разжигания ненависти и вражды по признаку принадлежности к конфессиональной группе и религии.

 Правоохранительное мракобесие

 Доклад затрагивает и Моздокскую общину мусульман. В нем, в частности, одним из факторов оказывающих влияние на сложную оперативную обстановку, ее напряжение, обозначено: «…Дальнейшее распространение идей шариатизации, отрицания светской власти среди молодежи мусульманской общины. Подтверждением этому служит противодействие молодёжи мусульманской общины с. Кизляр Моздокского района республики во главе с ставленником Евтеева А.М. (экс-муфтий РСО-Алания- от Авт.) - Левшевым Ш.М. открытию памятника погибшим войнам в годы Великой Отечественной войны и отказ руководства ДУМ от участия в указанном торжественном мероприятии» (орфография сохранена).

 Кроме прочего, в ряду факторов способствующих «распространению идей мусульманского экстремизма, а также приобщения молодежи к фундаментальному Исламу» названы «активные попытки ДУМ РСО-Алания занять лидирующие позиции не только в рамках конфессиональной деятельности, но и оказывая определенное влияние на социально-политическую обстановку в республике путем популяризации Ислама и роста количества его сторонников». Явной угрозой стабильности представителю прокуратуры видится и «восстановление мечетей республики, пропаганда вреда алкоголизма, наркомании и проституции», а контакты с мусульманскими общинами соседних, северо-кавказских регионов (например, в рамках «Эстафеты мира и братства» - от Авт.), - названо «формированием пособнической базы для организации проникновения членов бандподполья, поступления средств террора для совершения терактов».

 И это при том, что деятельность Духовного Управления мусульман строго очерчена рамками его Устава, прошедшего регистрацию в Минюсте, а основной канал финансирования деятельности – это фонд поддержки исламской науки, культуры и образования, курируемый Администрацией Президента РФ.

 Вопрос повисший в воздухе

 Все эти события укладываются в логическую цепь дестабилизации религиозной ситуации в Северной Осетии предпринятой федеральными силовыми структурами в начале лета прошлого года. Об этом свидетельствовали и представители администрации Главы республики и высокопоставленные сотрудники силовых блоков РСО-Алания. Остается лишь ответить на повисший в воздухе вопрос: «Каков ожидаемый финал от эксперимента над этой северо-кавказской республикой»?

Автор: Блоггер maga_rso

Комментарии 0