События

Матери убитых надежд

В минувшую субботу в  столице Кабардино-Балкарии у памятника жертвам Кавказской войны «Древо жизни» по инициативе общественной организаций «Матери Кабардино-Балкарии в защиту прав и свобод граждан» состоялся митинг против убийств, внесудебных арестов и за мирное урегулирование ситуации в республике.

Закончилось мероприятие принятием обращения к руководству республики предпринять срочные меры по обеспечению законности, прекратить внесудебные похищения, разработать механизмы общественного контроля над правоохранительными органами и создать рабочие группы по контролю за проведением проверок и расследований по фактам пыток. «Это поможет прекратить эскалацию насилия, предотвратить человеческие жертвы», – говорится в обращении.

«Матери КБР» обратились с просьбой в Государственную Думу РФ принять закон о новой амнистии на Северном Кавказе, а к Совету по правам человека при президенте РФ провести выездное заседание в КБР и поспособствовать прекращению грубых нарушений прав человека в КБР.

Отметим, это второе выступление общественности против сложившейся в республике ситуации. В феврале этого года родственники погибших полицейских провели митинг против терроризма и экстремизма. Однако желание вернуть мир и остановить необъявленную войну разделило жителей Кабардино-Балкарии и может стать причиной очередного витка насилия.

Неспокойный край

На самом деле ситуация в республике ухудшается с каждым днем. Сообщения информационных агентств из республики скорее напоминают военные сводки. Экономические преобразования и победы республиканских властей в деле привлечения инвестиций остаются незамеченными на фоне уведомлений об очередной спецоперации, подрывах и перестрелках.

«В связи со сложной оперативной обстановкой в приоритетном порядке осуществились мероприятия по противодействию религиозному экстремизму и терроризму. В соответствии с решением НАК РФ, в 2011 году на территории Нальчика, Черекского, Чегемского и Эльбрусского районов проведена комплексная специальная операция. Совместные действия не позволили бандподполью дестабилизировать обстановку, удалось несколько снизить террористическую активность бандгрупп», – рапортовал министр внутренних дел республики Сергей Васильев на заседании парламента КБР в феврале этого года. По словам министра, в прошлом году в ходе различных операций были «нейтрализованы 79 и задержаны 123 члена действующих на территории республики НВФ и их пособников». Однако за этими цифрами стоят горе и слезы матерей, и не важно, чем занимались их сыновья.

Мирный выход

Эксперты наперебой называют происходящее на Северном Кавказе гражданской войной. Эта же мысль высказывалась участниками обоих митингов. Однако выход из этой ситуации родители погибших полицейских и матери участников вооруженной оппозиции видят по-разному.

«Мы живем в такое время, когда родители хоронят своих детей. Это страшно, этого не должно быть. Слезы матери и горе одинаковое, всем больно за своих детей, кем бы они ни были. Мы должны жить в мире в своей республике, надо прекратить это все. Если человек виновен, надо это доказать, но не при помощи пыток», – открыла мероприятие руководитель «Матерей КБР» Марьям Ахматова.

«Мы хотим мира, чтобы наши дети не боялись выйти на улицу, чтобы их не убивали без суда и следствия. Своего сына уже не спасу, я это знаю, но хочу, чтобы другие жили, чтобы радовались их матери. Я год и три месяца плачу без своего сына. Зачем такие страдания должны переносить матери? Мы хотим справедливости», – сказала Нафисат Кансаева, сын которой больше года находится в федеральном розыске.

Рассказы выступавших матерей были похожи – сын начал молиться, а в какой-то момент неожиданно ушел из дома в неизвестном направлении…

Однако, несмотря на слезы и захлестывавшие эмоции, женщины, потерявшие своих сыновей, нашли в себе силы выступить за мирное урегулирование ситуации. «Надо придти к компромиссу, прекратить убийства», – отметила тётя пропавшего без вести в 2010 году жителя Эльбрусского района Георгия Накани.

У Хайшат Емкужевой в этой необъявленной войне погибли два сына. Несмотря на свое горе, она нашла силы придти на митинг и призвать к гражданскому единению и мирному разрешению ситуации: «Я два года не выхожу из дома, но сегодня выпила таблетки и пришла. В 2010 году убили моего старшего. Он был хорошим сыном и семьянином. Через 9 месяцев убили младшего Аслана. Ему было всего 23 года, он только женился, планировал детей. Как мне теперь жить, как всем матерям жить? Когда к нам стучатся в ворота, внучка говорит – бабушка, может это мой папа пришел. Мне нечего ей сказать. Сколько таких матерей как я!», – сказала она.

Против насилия

Участники митинга выступили с предложением объединиться и создать некий орган – партию или комитет, который мог бы консолидировать все силы, выступающие против насилия. «Мы должны найти платформу для переговоров, с обязательным условием, что объединяются силы, которые отказываются от насилия. Я не знаю ни одного родителя, который благословил бы своего ребенка на преступление. Никто из выступавших женщин не снимает с себя ответственности, но когда определенные силы призывают к насилию и есть их последователи, в такой ситуации это проблема не только родителей, а всего общества и органов власти», – сказал член общественной палаты КБР, руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков.

Мать погибшего во время спецоперации в феврале этого года Бияслана Жабоева предложила создать партию, чтобы на законных основаниях защищаться: «Давайте объединяться, и создадим свою партию, потому что такими маленькими митингами мы не решим проблем».

О необходимости объединения говорили и родственники полицейских, однако «Матерей КБР» в своих рядах видеть они не хотят. Участники февральского митинга не скрывали своего отношения к родителям членов вооруженной оппозиции. «Комитет

предлагал нам провести митинг вместе, но это очень тяжелый вопрос. Представьте, рядом со мной будет стоять мать убийцы моего сына и скандировать антитеррористические лозунги. Это очень тяжело», – сказал один из инициаторов февральского митинга Суфадин Шебухов в беседе с журналистами. Открывая митинг, он обратился к матерям бандподполья: «Вам должно быть стыдно появляться на улице. Но вместо этого вы обиваете все мыслимые и немыслимые пороги, добиваясь прав и свобод. В своих обращениях вы не скрываете, что поддерживаете своих сыновей». «Мы по разные стороны баррикад. Матери тоже виноваты в обострении, они же знают, куда ходят их сыновья», – говорила тогда мать убитого полицейского Тлизамова.

Как бы тяжело не было родственникам милиционеров, как бы они не жаждали мести, нужно объединяться, а не строить баррикады и вынашивать планы мести, считает член комитета «Матери КБР» Рая Шамаева. «У них тоже погибли сыновья. Кого они собираются выводить на баррикады – своих дочерей, самих себя, а с другой стороны меня и мою 80-летнюю мать? Мы не хотим баррикад. Мы хотим, чтобы кошмар прекратился. У нас только один выход – нам надо сделать все, чтобы наша молодежь поверила во власть, в справедливость. Только примирение и обоюдное прощение может привести к миру. Мы должны пойти навстречу друг другу, простить и объединиться. Это наш единственный выход», – сказал она.

В ситуации, когда назрела необходимость принятия незамедлительных и решительных мер только консолидация всех сил в республике может стать основанием для избавления от сложившейся в КБР ситуации, а также этнического, конфессионального и другого рода противостояний.

Автор: Залина Арсланова

Комментарии 1