Политика

Гейдар Джемаль: Европа и Халифат - мировые полюса недалёкого будущего

В политическом Исламе сегодня нет более распространённой и одновременно более оспариваемой идеи, чем проект восстановления халифата. Самой известной организованной партией сторонников халифата является Хизб ут-Тахрир. Сегодня её последователи активизировались, и в интернет-пространстве практически на всех языках можно встретить аргументацию в поддержку халифата и полемику «тахрировцев» с сомневающимися. 

Последних тоже хватает: согласно наиболее широко распространённому видению исламской истории (не шиитскому), только четыре первых халифа — Абу Бакр, Умар, Усман и Али — были праведными халифами. После этого сменилось три основных халифата: омейядский, аббасидский и османский, который завершился в 1922 году. Все эти халифаты не удовлетворяли требованиям фикха к совершенной системе исламского правления (помимо этого существовала ещё ветвь Омейядов в Кордовском халифате, а также халифат Фатимидов в Египте). 

Те, кто оспаривают, что главной целью политического Ислама в современную эпоху должно быть восстановление халифата, исходят из довольно очевидного соображения, что человеческими ресурсами мировой общины невозможно восстановить праведный халифат. Неправедный же может оказаться большим злом для Ислама, чем его отсутствие. Восстановление власти наместника Пророка над уммой является эсхатологическим событием и свидетельствует о наступлении хилиастического царства справедливости и истины, которым руководит Ведомый, то есть представитель рода пророка Мухаммада, имеющий определённые характеристики и предъявленный миру непосредственно волей Всевышнего. На этом пункте сходятся и шииты и сунниты, поскольку догматика, касающаяся Махди («ведомого Аллахом»), отражена в базовом собрании хадисов Бухари, который признаётся всеми суннитами. 

Другим аспектом спорности задачи по восстановлению халифата в обычном «неэсхатологическом» времени является явная поддержка, которую западные элиты оказывают халифатистам. Так, не раз отмечалось, что один из центров Хизб ут-Тахрир находится в Лондоне, и что это движение действует по всему мусульманскому миру, опираясь на поддержку политических сил, связанных с так называемой «англофильской» партией, к которой принадлежит большинство династий монархических консервативных государств, в первую очередь арабские государства Залива. Схематически говоря, исламский мир после Второй мировой войны был разделён на два политических русла: старое консервативное, которое было связано с британской монархией и интегрировано в истеблишмент крупнейшей колониальной империи, управлявшейся из Лондона; и второе, ориентированное на США, которое в результате победы над континентальной Европой превратились в первую в истории сверхдержаву, ставящую перед собой задачи либерального «обновления» всего мирового пространства. На практике это выразилось в том, что США последовательно разрушали Британскую империю через серию антимонархических национал-социалистских революций, так что в результате на Ближнем Востоке друг другу противостояли с одной стороны уцелевшие консервативные монархии, а с другой — диктаторские национал-социалистские режимы — насеристы, каддафисты, баасисты и другие национал-революционеры. Связи этих новых диктаторских квазиреспублик с Москвой не должны нас вводить в заблуждение. Все они так или иначе были частью совместного советско-американского плана по демонтажу европейского (в первую очередь, британского) колониализма. 

Халифат как тема совершенно чужда американским имперским интересам. Соответственно, она чужда и политике американской администрации, до тех пор, пока последняя продолжает выражать геополитические установки американской империи. 

Однако проект восстановления халифата совершенно не чужд традиционалистскому истеблишменту Европы или иначе говоря мировому традиционалистскому клубу, который выжидая своего часа, организует свой будущий реванш и возвращение на авансцену истории. 

Прежде всего, суть идеи халифата — это установление централизованного контроля над идеологией и вероучительной практикой мусульман, которые на сегодняшний день являются самой независимой от клерикального авторитета религиозной общиной в мире. Мусульмане сегодня не зависят от единого духовного центра, который обладал бы организационными и иными ресурсами принуждения общины к единомыслию. Как бы далеко не расходились друг от друга внутри Ислама различные направления, не одно из них не становится безусловно и исключительно легитимным за счёт всех остальных. Халифат призван положить конец свободе религиозного поиска, совершающегося в рамках принципиальной верности Корану и Сунне. Он подчинит мусульман авторитету халифа, который, согласно концепции Хизб ут-Тахрир, должен опираться в своих решениях на мнения избранных муджтахидов (богословов, которые имеют право выносить суждения в строго определённых границах). 

Таким образом, радикальный Ислам в рамках халифата оказывается «вне закона» не благодаря своему конфликту с мировой империалистической системой, а входя в конфликт непосредственно со священным авторитетом внутри мусульманского истеблишмента. Это значит, что у мусульман, выступающих против существующего порядка, отнимается моральная, идеологическая и организационная поддержка полуторамиллиардной уммы. Вполне заманчивая цель для геостратегов западного мира, которые видят будущее как возврат к сосуществованию ограниченного числа сакральных цивилизаций, отношения между которыми координируются на уровне посвящённых «авгуров» и осуществляющей их волю традиционной аристократии. 

Очевидно, что ближайшими кандидатами на формирование ядра такого халифатистского истеблишмента являются монархии Персидского залива, хашимитская династия, сохранившаяся в Иордании и тесно связанная с королевским домом Великобритании, а также тот пул традиционной знати, которая была выброшена в эмиграцию национальными революциями 50-60 гг. 

Для того, чтобы наладить канал влияния от этого ядра в столь важные регионы как постсоветский Кавказ и Центральная Азия, и существует партия Хизб ут-Тахрир, влияние которой на постсоветском пространстве стремительно растёт (если Узбекистан считался привычной площадкой активности Хизб ут-Тахрир, то нынешняя активность этой партии в Дагестане и среди кавказских диаспор России оказывается совершенно новым явлением). 

Следует отметить, что США, выступившие в качестве основного разрушителя классического традиционализма англофильской ориентации 60 лет назад, сегодня проигрывают «холодную войну» против Европы. Во-первых, ухудшающееся положение Евросоюза есть в действительности кризис проамериканских лоббистско-политических структур в европейских странах. 

Однако крах американского проекта объединённой Европы в действительности является ударом по приведённому в Старый Свет на американских штыках неолиберализму и расчищает путь для традиционалистского реванша. Во-вторых, движение «исламского пробуждения» сносит одного за другим неолибералов во главе республиканских режимов, когда-то приведённых к власти при поддержке ЦРУ. В итоге спорной «арабской весны», в которой многие усердно ищут следы американской инспирации, Вашингтон почти утратил реальные рычаги прямого влияния на регион (одно дело приказывать Мубараку, другое — вести переговоры сомнительной результативности с «Братьями-мусульманами»). 

Теперь уже очевидно, что проект «Большого Ближнего Востока» не состоялся. Но ведь именно этот американский проект и был выдвинутой республиканцами альтернативой халифату, представляющему собой тему европейского традиционализма.

Комментарии 4