События

Чистопольское гестапо Федотова и Кашапова

В ночь с 12 на 13 в городе Чистополе я возвращалась домой. Около моего подъезда и внутри него стояло много мужчин. Рядом было припарковано 3 легковых автомобиля и одна газель. Их было примерно 20 человек или даже больше. Я подумала, что у меня умерла свекровь или кого-то убили. Подошла к двери своей квартиры и стоящие там мужчины мне сказали: «Открывай дверь, нам нужно зайти в дом».

А на вопросы «Кто вы? Что случилось?» мне никто ничего не ответил и не представился. После этого они начали ломать дверь, но не смогли. Тогда они нашли другой путь входа в квартиру - через окно, разбив при этом всю посуду. Как я уже говорила, их было более 20 человек, и все они были в квартире. Дома ходить места не было.

Мужа окружили пятеро, стояли вокруг него. Зачитали мне ордер на обыск, только потом я поняла, что это сотрудники полиции. Начали обыск, было 2 понятых, нашли пистолет, только меня в этот момент там не было. Нас закрыли на кухне с ребенком инвалидом. Сказали: «Отдавай, что есть!». А когда нашли пистолет, один сотрудник сказал мужу: «Тебе сейчас сломать или потом? Мы с тобой потом разберемся». Забрали у ребенка телефон, в котором было 3 номера и до сих пор не вернули.

Это были ужасные моменты. Моя девочка там так испугалась СубханаАллах.

Мужа увезли в эту же ночь. Я спросила: «Куда его повезли?», мне ответили: «Как вы думаете?». Потом я поняла, что его увезли в ОВД. Его били, заставляли отказаться от адвоката. В отчете написали, что они Валишина А.Р. из дома забрали в клуб и там с ним поговорили, отпустили, и что он сам 30 мая пришел признаться и сдался.

После этого меня с ребенком в первую или вторую ночь увезли в гараж. Там делали обыск, без света, что забрали - мне не известно , вроде забрали нунчайки и ключи от гаража. Только в 4 утра мы пришли домой. Ребенку моему в эту ночь стало очень плохо.

На следующий день я пошла передавать передачку. Там меня завели в кабинет, начали допрашивать и грубить.
Они говорили: «Что ты мужа отговорить что-ли не смогла? Что он в лес ходил? Тренироваться больше места не было?». Я ответила: «Он тренировался, качался дома». Когда я хотела позвонить адвокату, меня один сотрудник зажал в угол, выкрутил руки. Начали на меня кричать, требовали, чтобы я рассказала все про своего мужа. Пригрозили, если я буду «себя так вести», то они не будут брать передачки. И это за то, что я хотела позвонить адвокату.

В дальнейшем меня постоянно вызывали на допросы без повестки. Только один раз допрашивали с повесткой, и то эту повестку дали после допроса: допрос начался в 9 часов утра, а 6 вечера пришла повестка. Держали они меня всегда примерно около 5 часов .Ребенок инвалид часто оставался один. Я об этом и говорила им, но в ответ они говорили: «Не прикрывайся ребенком, ты не одна такая». Когда я приходила с ребенком, ее доводили до слез. Однажды после допроса у дочки даже посинели губы. Сына вообще допрашивали без меня, хотя ему было еще только 14 лет.

После этих событий мы попали в больницу, потому что состояние моей дочери ухудшилось. Даже наш врач им позвонила, сказав, чтобы они прекратили такое отношение к ребенку.

На допросах задавали такие вопросы: «Что ты укуталась?», «Что ты из ребенка сделала забитую, не разговорчивую манашку?». Постоянно в присутствии дочери пытались навязать мнение о том , что я плохая мать. Говорили, что мне «голову отрежут», что «лезу туда куда не надо».

Распространяли слухи, что мы «вахабисты», «террористы». Ухудшились отношения с соседями - в нас с балконов стали кидать яйцами.

Сотрудники полиции находили специальных людей и заставляли давать показания против моего мужа, хотя эти «свидетели» мужа моего совершенно не знали.

Не хватит слов рассказать о том что мы пережили с моей дочерью..

Автор: Валишина Татьяна

Комментарии 9