Среда обитания

Уроки арабского - кто такие алавиты?

Грандиозные и трагические трансформации арабского и исламского мира продолжаются. Сегодня эпицентр событий переместился в Сирию, завтра на очереди могут оказаться другие ближневосточные страны, в которых в силу различных обстоятельств пока царит относительное спокойствие. Все присматриваются к так называемой «арабской весне», оценивают ее уроки; экспертами, представителями власти, в том числе и в Дагестане, делаются выводы, нередко они носят спекулятивный, примитивный и весьма далекий от истины характер. Совсем недавно один высокопоставленный республиканский чиновник заявил, что арабские революции ничего хорошего не принесли простому народу: дескать, экономика развалена, страны отброшены в своем развитии на десятилетия назад, всем манипулирует Запад и так далее.

Звучат и другие мнения, но чтобы понять реальность, нужно просто повнимательнее присмотреться хотя бы к тому, что творилось и творится в той же Сирии. И тут принципиально важно, что эта страна в определенной мере повторяет не только путь других государств Ближнего Востока и севера Африки, но и всего мусульманского мира, в том числе и Дагестана.


Сунниты, алавиты и власть

Сирия как независимое государство появилась на карте мира лишь в 1936 году. После краха Османского халифата в 1918 году страна превратилась в колонию Франции. Париж действовал тут по уже привычному принципу «Разделяй и властвуй», делая упор в первую очередь на религиозных противоречиях. Дело в том, что в Сирии главным образом проживают сунниты, по различным данным, 5—8% населения являются так называемыми алавитами (нусайритами). Даже сегодня их учение окутано ореолом тайны, но из полученных сведений вырисовывается следующая картина. Главная книга алавитов «Китаб аль-Маджму» содержит 16 глав. Основа вероучения — представление о «вечной троице»: праведный халиф Али — создатель всего и вся, воплощение самого Бога; Пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) — отражение Бога, который в свою очередь создал асхаба Салмана аль-Фарси — врата Бога. Почитается и дочь Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) Фатима, как бесполое существо из света. В ряду святых алавитов присутствуют христианские апостолы и святые, они празднуют Рождество и Пасху, на богослужениях читают Евангелие и причащаются вином, используют христианские имена. Мечети алавиты не посещают, ритуальные омовения не совершают, намаз делается два раза в день, обязательный пост длится пятнадцать дней, отменены многие исламские запреты, включая запрет алкоголя. Симптоматично отношение алавитов к праведны масхабам. Они и по сей день заявляют буквально следующее: «Что принесли алавитам, прочим народам арабы-бедуины из Аравийского полуострова? Да ничего существенного, кроме того, что везде насаждали свои порядки». Алавиты также поклоняются солнцу, луне, свету и тьме. Они признают переселение человеческих душ в животных, подобная участь не грозит женщинам, так как согласно алависткому учению у них вообще нет души. Алавиты категорически отвергают основополагающие принципы шариата, суннизм и наиболее распространенные формы шиизма, хадисы, переданные праведным халифом Абу-Бакром и женой Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) Айшой. Они ненавидят суннитов, убийство последних при первой удобной возможности, когда нет опасности ответных действий, только приветствуется. И на таких людей Франция, когда в Сирии разгорелось очередное мощное суннитское национально-освободительное движение, сделала ставку. С помощью метрополии тут впервые стали создаваться автономные районы алавитов, куда Франция поставляла оружие и деньги.

В 1936 году Париж якобы признал независимость Сирии, но его симпатии к алавитам еще долго давали о себе знать самым катастрофичным образом. В частности, французы при формировании силовых структур делали все, чтобы в них доминировали алавиты. В последующем алавиты создали так называемую партию арабского социалистического возрождения (БААС) с двумя основополагающими доктринами: социализм и секуляризм. Более существенна для алавитов была вторая доктрина, так как они были сторонниками «светского» обустройства государства, а полное удаление религии из общественной сферы в условиях Сирии наносило смертельный удар по исламу. В начале февраля 1963 года армия, спецслужбы, полиция и БААС в силу ряда причин оказались полностью в руках алавитов, которыми в свою очередь руководил отец нынешнего диктатора и тирана Сирии Башара Асада — Хафез Асад. Чтобы исключить всякие нежелательные эксцессы, он физически ликвидировал активистов-суннитов в партии и армии, также ввел в стране режим чрезвычайного положения, который был отменен (на словах) лишь несколько месяцев назад.

Тирания клана Асад

В феврале 1971 года Хафез Асад провозгласил себя президентом Сирии, через два года публикуется проект новой Конституции. Старший Асад прекрасно знал, что алавитов мусульманами не признают ни сунниты, ни шииты, поэтому из Основного закона был убран пункт, что ислам — государственная религия Сирии, а президентом страны может быть только мусульманин. Нововведения в штыки были встречены обществом, миллионы возмущенных сирийцев-суннитов вышли на улицы, но протесты подавили жесточайшим образом. В частности, города Хомс и Хама вооруженные силы полностью заблокировали, затем населенные пункты подвергли артиллерийскому и ракетному обстрелу, режим применил и химическое оружие, в результате чего оказались убитыми сотни тысяч суннитов — безоружных мужчин, женщин, детей и стариков. Кровавые расправы шли и в других регионах: тысячи религиозных и прочих деятелей публично казнили, многие семьи на глазах у суннитов были вырезаны и изнасилованы алавитскими солдатами и ополченцами, не меньшее количество сгинуло в тюрьмах.

Параллельно алавитская верхушка предпринимала судорожные меры по собственной легализации на исламском пространстве в качестве мусульман, она искала поддержку у шиитских духовных элит, так как суннитские муфтии Сирии давно были поставлены старшим Асадом на колени, их никто не рассматривал в качестве авторитетов, высказывающих самостоятельное мнение. Кстати, ситуация не претерпела никаких изменений и сейчас: любой, кто смотрит государственное сирийское телевидение, может чуть ли не еженедельно лицезреть небезызвестного и в Дагестане ученого-суннита, который в числе прочих «алимов» не устает петь дифирамбы в адрес Башара Асада. (Как все это напоминает речь так называемого верховного муфтия России Талгата Таджуддина, когда он в Уфе 19 ноября 2011 года на встрече с президентом России Дмитрием Медведевым заявил, что «если увидишь султана, повелителя твоей страны, во сне, значит, Бог тобой доволен. А мы воочию видим!») Первым человеком, кто объявил алавитов мусульманами, в 1973 году стал ливанец, шиитский имам Муса ас-Садр. Он тогда красноречиво сказал: «Сегодня эти мусульмане, которых называют алавитами, — братья шиитов. Кто стоит за беспорядками в Сирии и за ее пределами, хотят монополизировать ислам. Мы должны действовать, драться, противостоять этому. Мы обращаем глас наш к алавитам Турции! Мы также признаем ваш ислам!». И это был кощунственный, чисто политический ход: Садр хотел расширить зону своего влияния, он в лице старшего Асада видел могущественного патрона, их интересы сошлись, и возник альянс, который под лозунги «мусульманского единства» вел и ведет непрекращающуюся ни на минуту борьбу с суннитами и с исламом.

Мне неоднократно приходилось бывать в Сирии. И ощущение того, что находишься в тоталитарной стране, ни на минуту не покидает любого человека. Телевидение с утра до ночи рассказывает, как повезло сирийцам, что у них такие лидеры. Огромное количество военнослужащих, осведомителей в гражданской форме. За одно критическое слово в адрес руководства страны можно получить или расстрел, или пятнадцатилетний срок тюремного заключения. Практикуется публичное повешение, когда тело висит на обозрение в течение нескольких суток. Люди напуганы, старательно обходят разговоры на политические темы, об алавитах и руководстве страны. Любые оппоненты власти бесследно пропадают в течение суток. И никто их не ищет, потому что подобные попытки кончаются исчезновениями уже тех, кто занят поисками. Везде портреты и памятники всему семейству Асад разных размеров и в разных позах. Особо поражает одна дорогостоящая скульптурная композиция, расположенная прямо в пустыне. Отъезжаешь от Дамаска на десятки километров, кругом ни души, лишь голые дюны, и вдруг где-то вдали, на гигантском холме замечаешь огромный памятник Хафезу Асаду с протянутой рукой. Подъезжаешь поближе: везде цветы, кустарники, фонтаны, а все это лишь декорации к памятнику.

Ситуация с правами человека и культом личности нисколько не изменилась и при младшем Асаде. Его опричники-алавиты также целенаправленно уничтожают суннитов, на которых предварительно вешается ярлык «террориста» и «ваххабита». В такой обстановке только циники или люди, не имеющие никакого понятия о том, что происходило и происходит в Сирии, могут говорить, что против кровавого режима Хафеза и Башара Асада не надо было восставать. Наоборот, чем быстрее сирийский народ свергнет эту тиранию, тем лучше для него, тогда хоть какая-то перспектива появится. И подобный принцип актуален для всех стран Ближнего Востока и севера Африки, которые оказались или могут оказаться в зоне «арабской весны».

«Исламская весна»

Конечно, у этих государств был и другой, менее безболезненный путь. И Муамару Каддафи в Ливии, и Хосни Мубараку в Египте, и клану Асадов в Сирии, и прочим коррумпированным и недееспособным диктаторам и монархам надо было постепенно формировать новые демократические институты власти (с учетом, в первую очередь, исламского фактора), затем полностью отойти от дел, чтобы в покое и уважении доживать последние дни жизни, но ни один из них не оказался способным на такой умный и дальновидный шаг. Эти люди были слишком самонадеянными и полностью оторванными от своих корней и реалий, они возомнили себя современными земными божками, которые бросили вызов и своим народам, и самому Всевышнему. Достаточно вспомнить, что в отдельных арабских странах еще вчера запрещали молиться на работе и в армии, посещать мечети, носить хиджаб женщинам и бороду мужчинам. Более всех на поприще войны с исламом «прославились» руководители Алжира и Туниса. Первые убили сотни тысяч подданных только за их желание жить по шариату. Ну а покойный президент Туниса, бессменный руководитель страны с 1956 по 1987 годы Хабиб Бургиба даже хотел отменить один из столпов ислама — пост в месяц Рамазан, его преемник и последователь Бен Али, насильно насаждая секуляризм, назвал хиджаб «одеждой иностранного происхождения, которой нет места на тунисской земле».

Такие дикие выходки не могли пройти бесследно, сейчас пришла пора отвечать за все. Но каково влияние на процесс Запада? Тема слишком обширная, хотя вкратце можно отметить, что пробуждение исламского и арабского мира оказалось полной неожиданностью для всех. Можно вспомнить, что еще несколько лет назад известные западные и прочие эксперты-футурологи, представители власти делали громогласные заявления, что ислам полностью и давно исчерпал свой потенциал. Жизнь показала цену этим прогнозам. Теперь Запад, которому грозит доселе невиданный экономический и прочие кризисы, пользуясь смутными временами, как последний бандит в арабском мире, хочет насильно присвоить то, что ему никогда не принадлежало. И нужно признаться, что такая бесчестная и наглая политика пока приносит определенные дивиденды: Запад присвоил многомиллиардные суммы Муамара Каддафи, прочих арабских диктаторов в западных банках, в его распоряжении также оказались природные ресурсы отдельных арабских стран. Но в конечном итоге Запад, если он срочно не сделает должных выводов и не станет адекватно реагировать на перемены, обязательно окажется у разбитого корыта. Мусульманское сообщество в целом потихонечку осознает свое место в мире, он обязательно вернется к своим религиозным истокам со всеми вытекающими отсюда последствиями. Благо, уже появились предвестники. Недаром во всех мусульманских странах люди атеистическому образу жизни предпочитают исламский. Даже в наиболее прозападном и «светском» Тунисе на первых же свободных выборах внушительную победу одержала происламская партия «Ан-Нахда», здесь уже вовсю звучат требования о полной шариатизации всех сторон бытия. Сегодня арабы, мусульмане, вкусив все «прелести» авторитарных, социалистических, капиталистических, монархических и иных человеческих законов, хотят вернуться к тем законам, которые вечны и которые помогут им как в этой, преходящей, так и в той, вечной жизни. Похоже, «арабская весна» постепенно превращается в «исламскую весну»…

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 2