Общество

Зинданы отверженных

Начало весны этого года ознаменовалось для мусульман Северной Осетии очередной громкой провокацией. 27 февраля на пороге собственного дома был расстрелян председатель моздокской общины мусульман, известный и влиятельный бизнесмен, кумык по национальности, Камиль Казаков. Стреляли профессионалы. Два выстрела в сердце и два контрольных в голову. Несколькими днями ранее автоматной очередью был убит активист моздокской общины Алимбек Дадов, кумык по национальности, известный предприниматель.

Моздокские расстрелы укладываются в логическую цепь дестабилизации религиозной ситуации в Северной Осетии, начавшейся летом прошлого года. Об этом свидетельствовали и представители администрации Главы республики и высокопоставленные сотрудники силовых блоков РСО-Алания. Вопрос лишь в том, чей заказ и каков ожидаемый финал цепи всех этих событий?

К общественно-политической ситуации в Моздокском районе Северной Осетии, моздокским расстрелам, «Кавказская политика» вернется в самое ближайшее время. А пока мы возвращаемся к анализу событий прошлого лета, когда в одночасье, целая община мусульман города Владикавказ оказалась за гранью закона.

Хроники дестабилиации

Большинство жителей Северной Осетии убеждено в том, что решение о дестабилизации Северной Осетии было политическим, и сегодня это подтверждается многочисленными фактами. Несмотря на схожесть, хотя и в меньших масштабах, с общекавказскими процессами, ситуация с силовым двоевластием в региональной вертикали власти наиболее явно просматривается на примере Северной Осетии.

Если в Чеченской республике принятие законодательных и исполнительных решений сливается в одном человеке, а в соседней Ингушетии есть прецеденты, когда от политической воли Главы республики зависел ход того или иного резонансного дела (как например уголовный процесс над двумя высокопоставленными сотрудниками карабулакского ОВД), то попытка направить в правовое русло ситуацию с разгромом мусульманской общины Владикавказа, и каким-то образом повлиять на объективность следствия, предпринимаемая Таймуразом Мамсуровым де-факто не имела никаких правовых последствий.

Следователь Пеков и 46 разбойников

Исполнительное продюсирование северо-осетинских арестов было поручено осуществить проверенному функционеру, отличившемуся уже в своей деятельности клонированием беспрецедентных дел, как, например, «дело 58-ти в Нальчике» – старшему следователю СУ СКП по ЮФО – полковнику юстиции Марату Пекову. Вместе с ним в Осетию было прикомандировано 46 сотрудников спецслужб и следователей Прокуратуры СКФО и других регионов России. Таким образом, численный состав группы Пекова в несколько раз превышал число задержанных мусульман Северной Осетии.

Совершенно непонятно, по каким признакам отбирался состав потенциальной «бандгруппы». В материалах фигурирует два письма с разным составом подозреваемых. Одно за подписью руководителя УФСБ по РСО-А Олега Яцкова, от 31.05.2011г. №68/2/И/43-50 на имя руководителя следственной группы Марата Пекова. Второе за подписью начальника ЦПЭ МВД РСО-А, подполковника Олега Митишина, также на имя Пекова за №28/3-706 от 01.06.11. В общей сложности в списках Пекова проходило более двадцати человек, но некоторых из них не оказалось дома на момент задержаний. В последующем к ним больше не пришли.

Но с большой долей вероятности можно утверждать, что для группы Пекова не имело принципиального значения кого задерживать. Ведь очевидно, что по такому громкому и резонансному делу не могло быть «забытых». А, следовательно, во всем этом мероприятии задача поиска виновных не ставилась.

И совсем вскоре, уже 12 сентября Пеков представляется к повышению Указом Президента РФ Дмитрия Медведева и назначается замруководителем СУ СКП РСО-Алания. Это не последнее такое удивительное назначение последних месяцев. Указом Президента России членом Общественной Палаты России нового созыва назначен спецпредставитель по правам отбывающих наказание в местах лишения свободы, член ОП РСО-Алания – Александр Кучер.

Именно Кучер все это время пытался убедить руководство республики и общественность Северной Осетии в том, что никаких нарушений в отношении арестованных мусульман зафиксировано не было, как не было и избиений, пыток, насилия и фабрикации уголовных дел.

Между тем, еще 23 июня в СМИ появилась эксклюзивная фотография, попавшая в распоряжении Гражданского Комитета «Защита прав 18-ти», одного из задержанных в ходе массовых арестов, двадцатилетнего Рамазана Лагкуева, на лице которого отчетливо видны следы от побоев по прошествии четырех недель с момента его ареста.

Клинки правосудия, утопленные в крови

Началом сентября прошлого года все уголовные дела были в спешном порядке отправлены в суд. Первыми были осуждены Аслан Бирагов, Руслан Хаев и Валерий Кочиев, которых вынудили пойти на сделку со следствием. Не смотря на это, Кочиева приговорили к реальному сроку заключения на 1 год в колонии-поселения.

Пятого октября к полутора годам колонии поселения был приговорен имам Соборной Мечети г.Владикавказ – Куват Исмаилов.

Этим же месяцем суд закончил рассмотрение уголовного дела в отношении Хоранова Алихана и Икаева Алана, приговорив их к 2 годам колонии поселения и 3,5 годам колонии общего режима соответственно.

В середине ноября были вынесены обвинительные приговоры:

- Бирагову Руслану с назначением наказания в виде 3,6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима;

- Лагкуеву Рамазану – 2 года колонии-поселения;

- Уртаеву Аслану был оглашен приговор в день, когда у него родилась дочь – 2 года в колонии общего режима;

- Чибирову Мурату – спортсмену – 3,6 года колонии общего режима за «хранение наркотиков»;

- Кадзаева Чермена, работника духовного управления мусульман РСО-Алания и сына известного осетинского журналиста и радиоведущего Станислава Кадзаева, приговорили к 3,5годам колонии общего режима.

- Боллоев Эраст, 1993 года рождения. На момент задержания ему было 17лет. Свое совершеннолетие он встретил в СИЗО Владикавказа. Мать Эраста – Лариса Боллоева, инвалид, смогла увидеть своего сына аж спустя 3 месяца с момента задержания. С ее слов, он был арестован, избит, подвергся пыткам, допрашивался без присутствия родителей, в то время, когда еще не достиг совершеннолетия.

И это беспрецедентный случай в общероссийской судебной практике. Кроме того, грубейшим нарушением УПК РФ было избрание для него меры пресечения в виде ареста на 2 месяца, с последующими продлениями. В итоге Боллоева приговорили к 2,5 годам колонии общего режима.

Чибирова Дауда, мастера спорта по вольной борьбе обвинили в незаконном хранении оружия. Дело Чибирова было отправлено судом первой инстанции на дорасследование, но, несмотря на это, его приговорили к 3 годам колонии общего режима.

По всем решениям судов были поданы кассационные жалобы в Верховный Суд РСО-Алания, который оставил решения судов первой инстанции без изменений.

В настоящее время подана надзорная жалоба Хорановым Алиханом по нарушению его прав, допущенных во время задержания, содержания под стражей и следствия.

В ожидании судебных приговоров Гадзаонов Виссарион и Гацалов Асламбек, скоро как год содержатся в СИЗО УФСБ по РСО-Алания; подвергались жесточайшим избиениям и пыткам, о чем свидетельствует мать Асламбека – Нина Гацалова и подтверждает адвокат Владислав Байкулов: «Так, в протоколе судебного заседания об избрании меры пресечения отражено физическое состояние и видимые телесные повреждения задержанных.

В частности у Гацалова, который прямо в зале суда был раздет, были зафиксированы следы избиений и пыток на всем теле», – сообщает Владислав Байкулов. «Также не понятно, почему дело Гацалова и Гадзаонова, которые проходят по ст.228 УК РФ (хранение наркотиков в особо крупном размере), объединены в одно производство… Максимальное наказание по этой статье – до 20 лет лишения свободы», – сообщил адвокат. Имеется информация о том, что из них выбивали и иные признательные показания.

Состояние общества

Между тем, в осетинском обществе нет единого мнения по ситуации с массовыми арестами мусульман. Значительная часть общества с тревогой наблюдает и сопереживает мусульманской общине и родственникам задержанных, но, в то же время, проявляет гражданскую пассивность.

Наиболее социально активная часть общества, экспертное сообщество, наоборот, наблюдают за происходящим процессом с предвкушением полной расправы над осетинскими мусульманами, надеясь тем самым на ослабление усиливающегося влияния Ислама в Осетии.

В социальных сетях и осетинской блогосфере очень часто встречаются и совершенно критичные, и откровенно ксенофобские высказывания в адрес представителей Ислама и их религии, наглядно демонстрирующих тренд, который культивируется в осетинском обществе.

Действия правоохранительных структур в мероприятиях связанных с «профилактикой» Ислама характеризуются жесточайшим антагонизмом и крайними формами нетерпимости к исповедующим Ислам в республике.

С чем придем к финишу?

В то время, когда в Москве проходят националистические митинги с восклицательными знаками, ситуация на самом Кавказе ставит под большой вопрос мирный процесс в регионе. Очень похоже на то, что и в Москве и на Кавказе работают единые силы, которые, в первом случае, создают общественные установки и инициируют процесс по отделению Кавказа от России, а во втором – способствуют росту и подогреву внутренних конфликтов, равноудаляя возможность консолидации в кавказском обществе.

Заигрывая с националистами, власть дает однозначный посыл Кавказу. Потому все больше пессимистичных настроений среди самих жителей Кавказа, больше отчужденность и все меньше уверенности в мире на ближайшую перспективу. Социологические опросы показывают абсолютное уменьшение доверия населения к власти, к правоохранительной системе. Уровень недоверия населения к правоохранительной системе, органам Прокуратуры республики, среди опрошенных Северо-Осетинским центром ИСПИ РАН, возрастает в динамике и составляет 62% респондентов.

Татарский надрыв – надежда на перемены

Следственный Комитет РФ намерен создать спецподразделение по преступлениям полицейских. Такое решение было принято в ответ на обращение правозащитников. Поводом стали известные события, произошедшие в Республике Татарстан, когда в результате преступных действия полицейских отдела полиции №9 «Дальний» погиб задержанный за мелкое хулиганство гражданин.

Это происшествие, получив широкую огласку через СМИ и общественный резонанс, стало поводом для инициации Следственным Комитетом РФ крупномасштабной проверки деятельности татарстанской полиции. Первые результаты этой проверки ошеломляют. Избиения задержанных, фабрикация уголовных дел, насильственные действия сексуального характера над людьми, пытки, шантаж, вымогательство и убийства – это лишь небольшой перечень того, чем занимались полицейские.

Подобная практика распространена сегодня повсеместно в нашей стране. И то, что стало общественным достоянием в истории с ОВД «Дальний» – лишь детский журнал для раскрасок по сравнению с тем, что происходит в отделах внутренних дел и силовых структурах на Северном Кавказе.

И подобная инициатива Следственного Комитета хоть и малообнадеживающая, но, все же, призрачная надежда на то, что правосудие доберется и до северокавказских республик.

Автор: Магомед Туаев, "Кавказская политика"

Комментарии 1