Общество

Что такое экстремизм

В понедельник уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин призвал принять поправки в законодательство, уточняющие понятие экстремизма. Российские суды в последние годы столкнулись с валом уголовных дел, по которым проходят оппозиционеры и просто инакомыслящие. Речь идет о статье 282 УК («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»), по которой возбуждалось немало дел, вызвавших общественный резонанс. Эксперты также полагают, что необходимо исключить из закона такое понятие как «социальная рознь».

По мнению российского омбудсмена, понятие экстремизма в действующем законодательстве вообще регламентировано недостаточно, как, например, и понятие «социальной группы». Владимир Лукин привел ставший уже хрестоматийным пример известного фильма Станислава Говорухина. «Есть фильм «Ворошиловский стрелок», его можно воспринимать как критику правоохранительных органов, а можно – как призыв самому расправляться, если эти органы бездействуют. И если так – я не понимаю, отчего этот фильм не привлек внимания прокуратуры», – недоумевает Владимир Лукин.

Он также критически отозвался о попытках «искать экстремизм в древних книгах», отметив, что в таком случае «при желании его можно найти и в Библии». Не решила проблемы, по мнению уполномоченного по правам человека, и попытка пленума Верховного суда РФ дать свои рекомендации по рассмотрению уголовных дел по экстремизму.

Напомним, что 10 июля прошлого года Пленум Верховного суда определил, в частности, что «к числу преступлений экстремистской направленности относятся преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации (например, статьями 280, 282, 2821, 2822)».

Но с тех пор список Минюста «экстремистских» книг и брошюр, абсолютное большинство из которых – произведения мусульманских авторов, только пополнился.

Проблему необходимости уточнения термина «экстремизм» в российском законодательстве правозащитники подняли 5 июля 2011 года в Нальчике на встрече с президентом РФ Дмитрием Медведевым, рассказал WordYou член рабочей группы по гражданскому участию и политической реформе Президентского совета по правам человека Валентин Гефтер. Тогда правозащитники подготовили и передали главе государства доклад под названием «О роли гражданского общества в противодействии экстремизму и терроризму».

«Мы представили конкретные предложения по этому вопросу, но, к сожалению, получили неудовлетворительный ответ из главного правового управления администрации президента, – продолжил Валентин Гефтер, – Главное, что мы считаем, это то, что нужно изменить саму трактовку понятия «экстремизм».  Это понятие у нас абсолютно резиновое, неупорядоченное. И применяется крайне часто произвольно в отношении таких вещей, которые в правовом поле не являются правовыми понятиями. У нас есть конкретные наработанные предложения. Они есть и у Президентского совета по правам человека и в аппарате у уполномоченного по правам человека. Их нужно серьезно рассмотреть. Только, правда, непонятно кому…»

«Мы готовы представить свои предложения в Госдуме, доказывать, обсуждать», – добавил правозащитник.

Статья 282 и трактовка экстремизма не устраивает не только правозащитников из Президентского совета.

«Пока нормы закона не будут исправлены, ситуация будет становиться все хуже и хуже, – полагает директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, – Необходимо обозначить, что входит в понятие «экстремистская деятельность». Оставить, к примеру, только «мотивированное насилие», «призыв к насилию», соответствующую организационную деятельность, можно что-то еще. Но нужно, чтобы это был почти исчерпывающий список».

По мнению эксперта, необходимо из закона убрать непонятные формулировки, вроде возбуждения социальной розни. «Это же касается и уголовного, и административного законодательства и практики применения. А то, что мы получили отчет из правового управления администрации президента – это отписка», – заключил Александр Верховский.

Автор: Наталья Калинина

Комментарии 9