Среда обитания

Поисковики, соцсети и провайдеров будут карать за нарушение авторских прав

Президент России Дмитрий Медведев вчера внес в Госдуму поправки в Гражданский кодекс РФ. Планируется, что они вступят в силу уже с 1 сентября. Вчера же министр юстиции Александр Коновалов заявил, что в ГК вводится новая статья, предусматривающая общие принципы ответственности информационных посредников: «Информационные посредники, осуществляющие передачу материалов в сети интернет или предоставляющие третьим лицам возможность размещения материалов... несут ответственность за нарушение интеллектуальных прав на общих основаниях при наличии вины». Проще говоря, дан ответ на долгую дискуссию, должны ли интернет-провайдеры нести ответственность за нарушение авторских прав. Должны – так ответит с осени ГК.
 
Удивительным образом конкретный вроде бы ответ в очередной раз ничего ровным счетом не объясняет – пространство для интерпретации новой статьи огромно. ГК, например, не дает точного ответа на вопрос, каких участников касается новая норма – только провайдеров связи или интернет-сервисов в том числе. Очевидно, это будет уточняться на уровне законодательства. Но сама формулировка нормы в кодексе причесывает всех под одну гребенку.  «Посредники, осуществляющие передачу материалов в сети интернет» – это и провайдеры связи, и информационные сайты, и социальные сети, и поисковики. 
 
Само по себе уравнивание ответственности провайдера, площадки и пользователя за распространение нелегального контента без каких либо оговорок противоречит постепенно складывающимся мировым нормам права в интернете. Развитые интернет-рынки – и российский, в том числе! – пришли к простому и понятному правилу, которое держится на принципе уведомительного регулирования: провайдеры освобождаются от ответственности при своевременном удалении неправомерного контента после уведомления со стороны правообладателя. Дальше уже встает второй вопрос: должно ли уведомление оформляться в судебном порядке (правообладатель идет в суд, выигрывает его, и интернет-площадка получает уведомление вместе с подтверждающим его судебным решением) или достаточно внесудебной инициативы правообладателя. На этот вопрос в разных странах отвечают по-разному, а где-то действует и смешанная схема – когда тот или иной вариант выбирается в зависимости от обстоятельств. Впрочем, в России эти правила до сих пор не были толком формализованы.
 
Новая статья ГК, казалось бы, своей категоричностью противоречит сложившейся практике. Никаких уведомлений можно не присылать, интернет-площадка, как и пользователь, несут одинаковую ответственность за воровство интеллектуальной собственности. Интернет-провайдеры в результате будут получать вместо уведомлений повестки в суд и штрафы. 
 
При желании даже в этой норме, если учитывать особенности российского регулирования чего бы то ни было, можно найти свои плюсы: установлены хоть какие-то точные правила игры, хорошие или плохие, но к ним хотя бы можно приспособиться. Однако если еще раз вчитаться в новую норму, станет понятно, что и этот плюс оборачивается минусом. «Несут ответственность за нарушение интеллектуальных прав на общих основаниях при наличии вины» – вокруг «наличия вины» и начнутся новые шаманства. 
 
Как будет доказываться наличие вины оператора связи или контентной площадки? Возьмем самый понятный пример с любой крупной социальной сетью – собственно, ради того, чтобы как-то регулировать эту сферу, и проводятся все последние манипуляции с законодательством. Подавляющая часть нелегального контента в соцсети выкладывается пользователями. Площадки (та же «ВКонтакте) давно научились реагировать на просьбы правообладателей и удаляют крупные партии контрафакта сразу после соответствующего уведомления. Операторы связи при этом оказываются вне этого правого разбирательства, так как всего лишь предоставляют пользователю и интернет-площадке связующий канал. Это устоявшееся правило. Как будет работать эта схема после утверждения поправки в ГК?
  • Интернет-площадка, которая раньше удаляла контент после уведомления, теперь этого делать не будет. Удаление контента по просьбе правообладателя будет приравнено к признанию вины, а значит – будет вести за собой ответственность в рамках ГК. Интернет-площадка в результате будет ждать доказательств своей вины, а это процесс длительный и непростой. Ведь нигде не сказано, что провайдер связи или контента обязан цензурировать каждого из сотен миллионов своих пользователей.
  • Для провайдеров связи – посредников между пользователями и интернет-сервисами – ситуация еще больше усложняется. Либо им необходимо вводить в рамках своей инфраструктуры масштабные службы мониторинга контента у своих партнеров, чтобы предупреждать опасность заранее. Либо они оказываются частью судебной цепочки – еще более длинной, чем в первом случае. Доказать ответственность провайдера связи невозможно, не доказав вину интернет-площадки и пользователя, где контент размещался.
Неразберихи будет больше, порядка не будет точно, а результата еще меньше. В таком юридическом месиве легко при хорошей подготовке спрятаться всем участникам процесса. И первые комментарии с разных сторон это уже подтверждают. В минусе, как всегда, только правообладатель.
Автор: Кирилл Рощин

Комментарии 0