Политика

Как живут иранские шпионы

Секреты самого религиозного селения Азербайджана на фоне растущего давления на Иран приобретают политическое значение

Азербайджан – маленькая республика между Ираном и Россией на берегу самого большого соленого озера на земле. Азербайджан и Иран крепко связаны религией и этносом. Здесь, как и в Иране, живут в основном шииты. Около трети иранцев – азербайджанцы.

Не имея дипломатических отношений с Ираном, США и Израиль всячески обхаживают его соседа. Так, например, США постоянно подогревают у азербайджанской элиты надежды на возвращения Карабаха, оккупированного 20 лет назад соседней Арменией, самым преданным союзником Ирана.

У Азербайджана с Израилем договор на поставку вооружений на сумму 1,6 млрд долларов и на строительство завода по производству беспилотников.

Азербайджанские политики время от времени уверяют Иран, что не станут военным плацдармом США. Но действия говорят об обратном.

В последний год в Азербайджане разворачивается настоящая шпионская драма: за год здесь арестовано 40 человек, 23 – за последние два месяца.

Власти намекают, что это – иранские шпионы, люди убеждены, что идут аресты религиозных лидеров.

Единственный официальный комментарий по новому витку арестов сделан агентством «Новости-Азербайджан» месяц назад – и то устами анонимного сотрудника спецслужб. Аноним заявил, что аресты «преследуют цель обезвредить иранские средства давления на азербайджанское общество и государство, которые могут быть применены Тегераном во время возможной войны против соседней страны».

Тогда были арестован бакинский корреспондент иранского телеканала «Sahar» Анар Байрамлы (31 год) и его водитель, а также корреспондент газеты «Ислам хягигятляри» житель села Нардаран Абульфа Эйбатов, руководитель отделения Исламской партии Азербайджана в Гяндже Ильхам Аликперов, Ниязи Керимов (брат члена Верховного меджлиса Исламской партии Натика Керимова), служитель мечети поселка Бина гаджи Ильхам Алиев.

Опасному «шпиону» журналисту Байрамлы полиция вменила в вину только будто бы обнаруженный у него героин.

Заместитель председателя Исламской партии Азербайджана Акиф Гейдарли квалифицировал аресты как репрессии верующих. Союз интеллигенции Азербайджана назвал аресты журналистов «заказными, предвзятыми и политически мотивированными».

Адвокат Эльчин Намазов подчеркивает несоответствие обвинений и улик: он считает, что идут аресты инакомыслящих, их обвиняют во «враждебной деятельности», а сажают за хранение наркотиков и оружия.

Центр защиты свободы совести (DEVAMM) называет всех арестованных верующими узниками совести. Глава DEVAAMM Ильгар Ибрагимоглу заявил, что в связи с этими арестами его организация ежедневно получает запросы из Совета Европы и ООН.

Между тем, поверенный в делах США в Азербайджане Адам Стерлинг на встрече с журналистами приветствовал успех сил безопасности республики, хотя даже следствие еще не проведено: «Мы понимаем, что эти люди были арестованы за подготовку опасных планов, и мы очень рады, что силы безопасности Азербайджана остановили эти действия».

Еще более осведомлен о преступлениях шпионов эксперт Heritage Foundation Ариэль Коэн. В заметке для журнала The National interest он пишет, опережая следователей, что три группы иранских агентов планировали теракты против американских предприятий, западных нефтяных кампаний, израильских дипломатов и видных членов еврейской общины. Ему известно и то, что арестованные – «сеть из 22 иранских агентов, подготовленных Корпусом стражей Исламской революции».

Волна арестов началась год назад, когда глава Исламской партии Мовсум Самедов осудил запрет властей на ношение платков в школе, обличил коррупцию и нарушение прав человека в республике. В ответ Самедов и шесть верующих осенью 2011 года получили большие сроки за попытку насильственного захвата власти, незаконное хранение оружия, подготовку терактов.

Корреспондент Russia Today отправилась в гнездо шпионов – селение Нардаран. Ведь 14 из 23 арестованных – жители этого прибрежного поселка в получасе езды от Баку.

Нардаран именуют по-разному.

Это и духовный центр Азербайджана, где находятся древние святыни. Это и мятежное селение, не подчиняющееся Баку. Это и элитный прибрежный курорт, где располагаются виллы всей азербайджанской элиты. Удивительно, что никто из жителей этого «антиправительственного центра» ни разу не призвал к насилию против обитателей правительственных вилл. Сама элита с удовольствием отдыхает здесь, никого не опасаясь, и втайне посещая святыни.

…Старик посмеивается, хотя ходит он с трудом, с палочкой. В его доме с фанерным потолком единственный портрет – имама Хомейни.

Движение «хомейнистов» началось здесь 30 лет назад, еще в советское время, вместе с Исламской революцией в Иране. «Хомейнистами» здесь прозвали молящихся мусульман. С тех пор число молящихся увеличилось в разы, революции катятся по исламскому миру, а преследования только нарастают.

Натик Керимов

Мой собеседник много раз бывал в Иране, встречался и с Хомейни, и с Хаменеи. Зовут его Натик Керимов. Он глава Нардарана, старейшина и член Верховного меджлиса Исламской партии.

На заборах вдоль улиц видишь арабскую вязь слов «Аллаху акбар».

 

- Везде эти граффити закрашивают, а у нас они на всех воротах. В Баку любят говорить, что Нардаран управляется из Ирана, – Натик молодецки распрямляет спину, помешивая чай в красивом стаканчике и поглядывая на внука, тихо сидящего за столом несколько часов, пока длится разговор.

Себя нардаранцы называют не городом, не селением – общиной.

- В общине у нас 9 тысяч человек. А в Азербайджане 9 миллионов. Аллах держит такую пропорцию.

Когда едешь по дороге, на указателях – мечеть. К ней стекаются паломники со всей страны.

Крошечное старинное здание бережно сохранили, над ним выстроена новая большая мечеть с двумя площадями и аркадами.

Рядом – кладбище, на котором хоронят с незапамятных времен. Когда велись земляные работы, наткнулись на страшное средневековое захоронение: в десять рядов лежали покойники, у всех железными штырями были пробиты головы.

- Старейшины написали письмо в Кум, спрашивали, можно ли вскрыть могилы. Получили разрешение – всех перезахоронили, – поясняют старики, чинно сидящие за столом и по очереди вступающие в разговор.

В феврале у Натика Керимова арестовали брата.

- Волна арестов пошла с 10 февраля. Позавчера забрали студента – учился в Сирии. Прямо в чалме и забрали…

Он перечисляет, кто уже арестован.

Хаджи Нусрет 36-ти лет, учился в Сирии. Али Хусейнов, 55-ти лет – 300 человек научил читать Коран. Эльчин Кулиев 44-х лет, бизнесмен, занимался благотворительностью, вернулся из Мекки. Ему подбросили 53 грамма героина. Ниязи Каримов 51-го года, ветеран-доброволец войны за Карабах, в детстве дружил с нынешним президентом Азербайджана. Халид-ога Аликперов 37-ми лет, пошел воевать в Карабах 14-летним мальчишкой, в 18 лет стал инвалидом – а теперь ему приписали измену Родине. Дома остались трое детей. Имран Аликперов 42-х лет, трое детей. Ему подбросили наркотики при аресте. Дилавер Яхшибеков 48-ми лет, 5 детей, выращивал цветы и помидоры на продажу – подбросили наркотики.

Из других селений тоже есть арестованные.

- В селении Бина муллу Ильхама Алиева позвали оформлять брак. Ему 34 года, двое маленьких детей. Он 18 лет учился в Куме. Так его на бракосочетании и арестовали – у него нашли наган, как будто кто-то ходит с наганом на такое дело!

Натик Керимов называет имена тех, кто уехал учиться в Кум и теперь боится вернуться домой – арестуют.

Почти четверть века назад здесь возникла Исламская партия. Но ее не регистрируют. А ее глава Мовсум Самедов, врач-терапевт по специальности, из селения Куба, уже год сидит в тюрьме, дали ему 12 лет.

- И его заместителя тоже арестовали – дали 10 лет. Арестовывают образованных, тех, кто умеет говорить проповеди, мулл, которые по 30 лет Коран преподают. Но как их судить?  Одного такого имама схватили, обвинив его в том, что он в мечети на пятничной молитве распространял наркотики.

Старейшина недоумевает по поводу найденного оружия – у всех стволов спиленные номера. Селяне считают, что одно и то же оружие фигурирует в разных делах:

-Сперва старушка-мать одного нашего соседа нашла мешок в навозе, в коровнике, стали его тянуть, а там – оружие. А потом пошло. Показывают парня в наручниках по ТВ, его слова не слышны, а диктор говорит – хранил оружие дома.  И показывают то самое оружие, что у старушки в навозе уже однажды нашли.

 

Его односельчанина Рохуллу пришли арестовывать. У того – 12 детей, мал мала меньше. Так офицеры, удивляется Керимов, соседей не постеснялись: говорят, а пойдем в другой дом, как этих детей положишь? «Положить» – это приказ лежать лицом к земле и не двигаться – младенцы не исполняют его как следует.

- И пошли к соседу Рохуллы, в другой двор, там «нашли» мешок с оружием, только оказалось, что хозяин дома живет в России давно.

Аресты идут с 2000 года. Керимов помнит, как и по 5 тысяч солдат заходили в Нардаран.

- Девять месяцев отсидели наши восемь старейшин. 17 человек получили увечья. Мы протестовали 160 раз. 60 стран выступили в нашу поддержку. Оружия у нас нет, мы с ними бороться не можем. Вот они и говорят, что Нардаран не подчиняется Баку, а подчиняется Куму.

Самого Натига Керимова тоже арестовывали. В 2003 году он 3 месяца сидел в тюрьме – дали пять лет условно.

- Мне на суде сказали, что я бросил камень в полицию. Но не попал.

С тех пор его арестовывают, а ночью совестливые офицеры говорят больному старику, чтобы тот шел домой.

Спрашиваю, арестовывают ли женщин. Брови моего собеседника взмывают ввысь:

- Женщин? До этого еще не дошло. Мы еще друг друга до такой степени не унижаем.

Интересуюсь, что нардаранцы думают о войне против Ирана.

- Иран открыл все свои секреты – им мало. Что ж, у Ирана есть хозяин. Хочешь идти против него – иди, имей дело с Аллахом. В 80-м году американцы тоже хотели уничтожить Иран. Напали. Поднялась пыль – и американцы исчезли…

Так Керимов описывает неудачную попытку американцев освободить своих заложников при президенте Картере, когда вертолеты попали в песчаную бурю.

Интересуюсь, правда ли что иранские азербайджанцы мечтают сбросить режим аятолл, и уже зреют бунты в армии, о которых говорят СМИ. Старейшина Керимов тоже читал, что в Тебризе будто бы начались армейские столкновения между национальными частями:

- Я позвонил знакомым на базар в Тебризе. Базар – сердцевина, там все знают. Меня спрашивают, что я, белены объелся, не знаю, что в иранской армии нет национальных частей?

Он напоминает, что духовный лидер Ирана имам Хаменеи – азербайджанец.

- Азербайджанцы в иранской армии – самые героические, очень религиозные. Я же мусульманин – я интернационалист.

Некоторые порядки нардаранцы отстояли, некоторые – не смогли. Например, в школе платки и раздельное образование запретили, а алкоголя здесь не продают, окна-двери не запирают – воровства нет. А флаг Нардарана селяне сделали железным.

- Его ни порвать, ни сжечь, ни растоптать невозможно.

Комментарии 1