Их нравы

Правда ли это? Наезд на источник пыли

В истории с квартирой патриарха в «Доме на набережной» замечательно практически все. Начиная с самого простого. Зачем вообще патриарху квартира, если до конца своих дней (дай Бог ему здоровья) он проживет в своей резиденции (да еще не в одной, как мы знаем)? И как с обетом нестяжательства сочетается недвижимость стоимостью в несколько десятков миллионов долларов? И откуда они у него, кстати?

А кто такая Лидия Леонова? Она там живет, она подает иски и, более того, вот-вот отвоюет у своего соседа, бывшего министра здравоохранения, а ныне кардиохирурга и священника Юрия Шевченко, его квартиру, а если повезет, то и еще одну квартиру тоже. Но кто она, эта «истинно верующая, живущая монашкой в миру»? Что женщина делает в квартире Гундяева? Гундяев — монах, и наличие женщины в квартире монаха — это же странно, не так ли?

Остальное уже частности, хотя и очень нехилые. Например, компенсация за причиненный ущерб в размере 26 миллионов, сниженная до 20 миллионов. На такую сумму можно купить пару двухкомнатных квартир в хорошем районе. Они там что, взорвали, что ли, квартиру Гундяева-Леоновой? Нет, оказывается, она всего-навсего покрылась пылью. Пылью на 600 тысяч долларов! И как же эта пыль туда попала с нижнего этажа в таких диких количествах?

Перемещение имущества из поврежденной квартиры, его хранение и возвращение обратно оценено в 376 тысяч рублей. Многовато, прямо скажем. Но это ладно еще. 7 миллионов 300 тысяч рублей — стоимость ремонта у Гундяева-Леоновой. Вы меня простите, но за такие деньги ремонтировать «келью» «монашки в миру» — это немыслимо. Это стоимость полного капитального ремонта, с закупкой дорогой техники, заменой коммуникаций, перекладыванием полов, заменой окон, обоев, стен и потолка, да еще по самому высшему разряду. Если там была всего лишь строительная пыль и не было механических разрушений, то сумме в 7 миллионов 300 тысяч просто неоткуда взяться. И если Леонова постоянно проживала в квартире во время ремонта, то странно, что она дождалась того момента, когда все в доме покрылось слоем пыли высотой с Монблан.

А мягкая мебель и ковры за 2 миллиона 600 тысяч? А аренда квартиры на время ремонта? В Москве это недешевое удовольствие. Хотя в принципе квартиру можно снять и за 30 тысяч. Хорошо, пускай за 50 тысяч, если скромная верующая женщина привыкла жить в условиях, несколько отличающихся от монастырских. Но в иске указаны 2 миллиона 130 тысяч на съемную квартиру! Это почти 70 тысяч долларов! Ни хрена себе запросы!

Ну и 6 миллионов 300 тысяч рублей за очистку книг от пыли — это сумма, за которую библиотеку Гундяева-Леоновой можно не просто очистить от пыли, а купить целиком. Иск содержит фантастические суммы!

Зато квартиру Шевченко суд оценил не в 50 миллионов, которые она примерно стоит по рыночным ценам, а всего в 15 миллионов. То есть пыль на книгах и коврах оказалась дороже целой квартиры. Квартиры, которую хочет отобрать гражданка Леонова, на совершенно непонятных основаниях проживающая в квартире патриарха. До недавнего времени на сайте Мосгорсуда была размещена информация об этих слушаниях, сопровождаемая надписью «готовится текст судебного акта». Однако акт так и не появился, более того, вчера электронная карточка дела была вообще удалена. Кроме того, Мосгорсуд не стал размещать сведения и о других проходящих слушаниях вокруг квартиры патриарха.

Квартиру в «Доме на набережной», на которую наложен арест, Юрий Шевченко купил и подарил своей дочери Ксении (у нее четверо детей). Адвокаты Ксении обжаловали решение в Мосгорсуде, но тот оставил его в силе. Совершенно непонятны рвение и непреклонность нашего суда в этом деле.

Равно как и молчание святых отцов, так многоголосо уже которую неделю обсуждающих, например, песенку Pussy Riot. 

Автор: Антон Орехъ

Комментарии 9