Просвещение

Мусульманcкий Вьетнам

С минарета вьетнамского города Хошимин раздаётся призыв к молитве, и к местной мечети начинают стекаться мужчины в белых вязаных тюбетейках и разноцветных саронгах. Эта картина больше напоминает Малайзию, Индонезию или Бруней, а не Вьетнам с его культурой, неразрывно связанной с Китаем, и с его незначительным мусульманским населением.

Это маленькое сообщество района номер 8 считается крупнейшим анклавом мусульман вьетнамской народности чам в крупнейшем городе страны, который всё ещё иногда называют прежним именем «Сайгон». Здесь проживает более 1300 жителей, есть халяльные рестораны, большая мечеть и медресе, которое регулярно направляет учащихся на стажировку в Малайзию.

Эта и некоторые другие общины народности чам в южной и центральной частях Вьетнама – всё, что осталось от королевства Чампа, существовавшего на протяжении нескольких веков. По данным правительства, ныне из всего 86-миллионного населения Вьетнама насчитывается более 100 тысяч представителей этноса чам.

«Народ чам потерпел поражение и потерял свою страну. Мне кажется, что сейчас я живу в другой стране, и это не моя родина», - говорит 49-летняя продавщица лапши Хачот.

Народ чам исповедовал Индуизм и контролировал отдельные части юга и центра Вьетнама на протяжении сотен лет. Позже он стал обращаться в Ислам. Однако, к концу XV века вьетнамцы стали вытеснять народ чам с юга страны и королевство Чампа начало распадаться.

В настоящее время самый значимый объект исторического наследия Чампа – руины храма Ми Сон около города Дананг. Он записан в перечень исторических объектов ЮНЕСКО и пользуется популярностью среди туристов.

По оценкам экспертов, в наше время более 80% представителей этноса чам исповедуют Ислам. Мусульмане, как отмечается в правительственных документах, составляют самую малочисленную из 6 основных конфессий Вьетнама, где преобладает Буддизм.

Центральная мечеть Хошимина построена в 1935 году на месте старой мечети. Это единственное тихое место в шумном старом квартале очаровывает бело-синими минаретами и удивляет оформлением, представляющим смесь арабского и китайского искусств.

В коммунистическом Вьетнаме религиозная деятельность контролируется государством. Тем не менее, религии в этой стране, можно сказать, процветают. Лишь католическая община имеет напряжённые отношения с правительством в связи с земельным конфликтом; отдельные группы буддистов также жалуются на преследования со стороны государства. Что касается мусульман, то они во Вьетнаме живут тихо и скромно.

«Мы просто следуем нашей религии. Нас не волнует политика», - говорит 52-летний заместитель управляющего в местном медресе Хаджи Муса. Он свободно изъясняется на малайском и немного знает арабский.

По словам Мусы, в Хошимине есть более десятка имамов, обученных во Вьетнаме. Иностранные проповедники тоже сюда приезжают, особенно из Малайзии.

Этот худощавый мужчина в рубашке без ворота, саронге и очках живёт в районе номер 8 с 1960-х гг., когда народ чам впервые начал сюда перебираться. Многие пришли из провинции в дельте Меконга – там в городе Чау Док до сих пор проживает существенная мусульманская община.

В самом начале дома в районе номер 8 строились из дерева и соломы. Электричество появилось здесь в 1990-ые гг., а гораздо позже здесь возвели мост, соединяющий район с центром города. В результате транспортное сообщение улучшилось, местность стала быстро развиваться.

По словам местных жителей, в Хошимине есть 16 мечетей, некоторые из них были построены при содействии мусульманских стран. Памятная доска на мечети Джами уль-Анвар сообщает посетителям, что она была реконструирована в 2006 г. на средства ОАЭ и Красного полумесяца.

Хотя мусульмане народности чам получают поддержку с Ближнего Востока, наиболее близкие отношения связывают их с Малайзией и Индонезией, во многом благодаря общим культурным ценностям и истории. По словам Хачот, малайзийцы приезжали сюда, поддерживали открытие школ и создавали рабочие места. Связи стали налаживаться, когда 20 лет назад Вьетнам начал вести политику постепенного открытия экономики.

Хачот говорит, что представители титульного этноса кинь относятся к чам по-разному. «Некоторые кинь говорят, что «чам – грязные». По её словам, некоторые высказываются против того, что мусульмане не едят свинину. «Остальным же просто… нет до этого дела».

Многие мусульмане старшего возраста совершают паломничество в Мекку, большинство людей чам носят арабские имена.

22-летний Мухамат Зукри переехал сюда из маленького городка в дельте Меконга более 18 месяцев назад, чтобы жить и учиться в местном медресе. Потом он планирует перебраться в Малайзию: продолжить религиозное образование и получить квалификацию в сфере IT.

В повседневной жизни в кварталах чам можно постоянно видеть платки на головах, длинные рукава и подолы, но женщины зачастую снимают платок, когда идут на работу, и даже могут надеть облегающие джинсы. Многие поступают так из страха подвергнуться дискриминации со стороны коллег.

50-летний механик Ньо Ван Донг – один из немногих представителей титульного этноса кинь, который обратился в Ислам, вопреки противостоянию семьи. По его словам, вначале он стал следовать новой вере главным образом из любви к жене-мусульманке, а со временем глубоко вошёл в Ислам.

Комментарии 1