Экономика

Экономические дивиденды от достижений военно-политического союза России и Абхазии может получить Турция

Влияние турецкого государства на мусульманские страны в последнее время последовательно и неуклонно растет. Турция не ограничивается амбициями региональной державы и стремится стать лидером Исламского мира.

В рамках этих процессов укрепляются закавказско- и северокавказско-турецкие отношения. Что естественно влечет за собой усиление позиций Турции в этом регионе. Примером возрождения былой внешнеполитической мощи Турции здесь начинает служить маленькая, но требующая больших экономических вложений Абхазия.

Конкурент

В Абхазии давно говорили о развитии отношений, как с Россией, так и Турцией. При этом первая фактически помогла республике завоевать независимость, а вторая до сих пор не признала ее независимость. Характеризуя основу будущих иностранных инвестиций, бывший премьер-министр Абхазии Сергей Шамба неоднократно подчеркивал: «Есть предложения от российских и турецких компаний, мы их рассматриваем».

Конечно, такие заявления еще не говорят о том, что на данный момент турецкие инвесторы серьезно потеснили российскую сторону. Но в процессе становления республики участвуют не просто инвесторы, а представители исторически связанной с Абазией Турции.

По мнению некоторых турецких журналистов, в частности  Орхана Аталика, до середины 2011 года Россия была монополистом на абхазском направлении, но теперь Турция начинает уравновешивать это одностороннее огромное воздействие. Стоит разобраться, почему это происходит,  поговорить о причинах.

Во-первых, абхазы устали от навязчивой опеки России, что подтверждается данными многих информационных агентств, в частности MediumOrient. Во-вторых, больше всего этнических абхазов проживает в Турции. Согласно различным данным, их число в Турции может составлять от 400 до 800 тысяч.

В то время как в самой Абхазии проживает чуть более 200 тысяч представителей этого этноса. В связи с чем власти Абхазии приняли закон, который объявляет всякого этнического абхаза, даже ассимилировавшего в стране проживания,  своим гражданином.

В-третьих, на развитие абхазо-турецких отношений способствует весьма ощутимое влияние Турции на Грузию. Это проявилось, например, в частичном снятии блокады Грузией территориальных вод Абхазии. Напомним, что Грузия вследствие переговоров дала согласие на проход турецких судов в порты Абхазии. Такие «почести» имеют только узкий круг стран. России они достались силовым путем.

Экономический партнер

Чтобы оценить степень влияния Турции на Абхазию нужно отметить, что до активного «вмешательства» России в экономику этой республики, бюджет Абхазии на 30% состоял из турецких денег. Это отмечает  и абхазский экономист Беслан Барателия. После августовской войны 2008 года их доля упала до 14 %.

Но со временем экономические связи Турции и Абхазии стали выравниваться, что подтверждается данными об импорте и экспорте молодой республики. Согласно им, 60% ввозимой сегодня в страну продукции идет из Турции. На нее же приходится 45% экспорта Абхазии.

Исследователь фонда экономической политики Турции Аргун Баскан утверждает, что Турция также сыграет весьма важную роль во всевозможных строительных проектах в Абхазии, массовость которых обеспечена предстоящей сочинской олимпиадой. Более того, большая часть гостиничного бизнеса Абхазии принадлежит турецкими инвесторам.

А все поступления в бюджет Ткуарчалского района идут от деятельности турецкой угледобывающей компании Тамсаш. По мнению Барателия экономическая значимость турецких инвестиций будет увеличиваться, а в перспективе Турция станет реальным конкурентом РФ в абхазском направлении, а, возможно, и в регионе в целом.

Иные оценки

Существуют и противоположные мнения. Так, например, некоторые эксперты считают, что «даже в экономике о турецком влиянии можно говорить лишь условно». Основой взаимодействия в этом направлении они видят контрабанду:

«Существующие сейчас абхазо-турецкие экономические отношения с точки зрения «международного права» расцениваются как контрабанда. Торговые суда нелегально, без уплаты налогов и пошлин, возят из Абхазии в Турцию металлолом, лес, уголь, а в обратном направлении – цемент, стройматериалы и товары народного потребления».

Но экономика является не единственной областью взаимодействия Турции и Абхазии. Свою внешнюю политику турецкая сторона реализует и через образовательные проекты.    Так, например, одно из известных учебных заведений Абхазии (на данный момент закрытое) Башаран-колледж был построен турецкими предпринимателями. Большая часть его выпускников продолжала свое обучение в Турции.

А закрытие этого колледжа породило некоторое недовольство со стороны абхазов. Так как считается, что он был закрыт «по приказу Москвы», а это уже выходит за все условные рамки вмешательства в абхазские дела.

Так же в Абхазии широко обсуждается информация о строительстве на турецкие деньги нескольких мечетей. При этом стоит отметить, что большинство абхазов в мире исповедуют ислам суннитского толка. И в первую очередь это «турецкие» абхазы. В самой же Абхазии мусульмане-абхазы составляют небольшую часть населения. Поэтому в республике пока есть только молельные дома для мусульман.

На подобное турецкое вмешательство абхазская общественность смотрит по-разному. Представители старшего поколения и власти в основном придерживаются исключительно пророссийских настроений. Тогда как среднее и младшие поколения не против сближения с Турцией, которая в свое время приняла огромное количество беженцев из Абхазии. Это подчеркивает и генеральный секретарь Всемирного конгресса абхазо-абазинского народа Геннадий Аламиа.

В любом случае, сегодня становится очевидным, что Турция уже превосходит Россию по степени влияния в ближневосточном регионе. Она небезуспешно старается развить успех и на постсоветском пространстве. Доказательством чему являются усилившиеся турецкие позиции в Грузии и Азербайджане, а также, с недавних пор, в Абхазии.

Автор: Заур Караев

Комментарии 0