Просвещение

Бухарец в Тюмени

Нигматулла Кармышаков-Сейдуков.

Нигматулла хаджи. Бухарец в Тюмени

Нет в тюменском крае человека, оставившего более глубокий «материальный» след в его исламской истории, чем Нигматулла Кармышаков-Сейдуков, купец второй гильдии, основатель и попечитель Ембаевского «Магометанского духовного училища». Даже в соседних областях помнят Нигматуллу хаджи, поскольку меценат строил мечети не только в пределах Тюменского уезда.

Он бы мог стать купцом первой гильдии, состояние позволяло, но в таком случае Нигматулле Кармышакову пришлось бы больше платить налогов, а значит меньше оставалось бы средств на благотворительность, - говорят сотрудники музея в родном селе мецената Ембаево, в десяти километрах от Тюмени.

 Музей размещается в помещении бывшего медресе (Ембаевского магометанского училища), которое входит в исламский комплекс, построенный Нигматуллой Кармышаковым. В жемчужине комплекса – мечети – в наши дни размещается уже новое медресе, входящее в  структуру Духовного управления мусульман Тюменской области. Учебное   заведение носит имя Нигматуллы хаджи Кармышакова.  

 Справа здание музея (бывшего медресе), слева здание библиотеки медресе

 В Ембаево не осталось родственников мецената. С тех  пор, как в 1921 году потомков Кармышаковых-Сейдуковых изгнали из села, в  Ембаево они не вернулись. Местные жителиподозревают, что до сих пор потомки купца хранят    обиду за прошлое, за черную  благодарность, земляков. В свое время, вернувшись из хаджа, Нигматулла Кармышаков обнаружил, что жуткий пожар уничтожил большую часть села. Купец  выстроил новые дома всем без исключения погорельцам. В двадцать первом году все это забылось, в одночасье из благотворителей Кармышаковы-Сейдуковы превратились в «эксплуататоров», подлежащих изгнанию. Но все же, несмотря на такой поворот, в Ембаево всегда оставались люди, благодарные знаменитому земляку. Они передавали из поколения в поколение рассказы о Нигматулле Кармышакове, благодаря чему можно восстановить автобиографические сведения и некоторые жизненные перипетии тюменского бухарца.

Мечеть – жемчужина исламского комплекса в Ембаево

 Одним из таких людей в Ембаево была Рашида Ишимова, воспоминания которой хранятся в Ембаевском музее. Из ее рассказа следует, что Нигматулла Кармышаков родился в 1829 году в Ембаево, центре Бухарской инородческой волости Тюменского уезда. Происходил он из бухарцев.

Собственно и само село Ембаево (другое название Улы Манцыл), как и соседнее Тураево (Киши Манцыл), столетия назад было основано торговцами из Бухары.

Согласно преданию, род Нигматуллы появился в Сибири в результате неудавшегося дворцового переворота в Бухарском эмирате. Предок купца задумал свергнуть своего родственника и сесть на трон эмира. Заговор был раскрыт. Заговорщик с семьей бежал на север.

Из родословного листа, представленного в музей одним из потомков мецената, непонятно, кто бежал в Сибирь – родоначальник Абдулла или его сын Сайдук (Сейдук, дед Нигматуллы). В родословной Абдулла указан как эмир.

Рашида Ишимова же ведет свое повествование от Кармышака сына Сайдука. Она сообщает, что Кармышак в молодые годы служил приказчиком у бая Габдул-Карима из Ембаево, имевшего торговые связи с Семипалатинском и Павлодаром. Работая на бая, Кармышак параллельно вел и свое дело. Он скооперировался с земляком из Ембаево Ишмуратом Альбиковым, вместе они скупали скот и шерсть в казахских степях, которые в те годы кишели стадами, отарами и табунами. Компаньоны везли товар в Тюмень и на знаменитую Ирбитскую ярмарку. Назад в степь Кармышак и Ишмурат отгружали ткани, галантерею, железные изделия, необходимые в кочевом хозяйстве. Дела пошли настолько хорошо, что Кармышак вскоре открыл собственные магазины в Тюмени, Павлодаре, Семипалатинске. У него было трое сыновей - Рахматулла, Нигматулла и Хабибулла, и дочь Биби-Рабига. Жену Кармышака звали Зарифа Апделхай-кызы.

На старости лет Кармышак отправился в хадж, сообщает Рашида Ишимова, и не вернулся назад, умер на обратном пути.

 Братья Кармышаковы-Сейдуковы значительно продвинули дело отца. Их «Торговый дом» открыл новые магазины в Тобольской губернии, а также в уйгурском Синцзяне, Алма-Ате, Жаркенте, Зайсане, Каркаралинске. Больше всего в купеческих делах преуспел средний сын Нигматулла. Из Франции он привозил духи и бижутерию, из Китая фаянс, кирпичный чай, пряности. Из Аравии и Турции - мусульманские книги и журналы. Из южного Туркестана - ковры, ткани, сушеные фрукты и иные восточные сладости.Надо полагать, что перемещение товаров в телегах и санях по тогдашним российским дорогам, утопавшим в грязи и сугробах, было делом не из легких.

 По данным Рашиды Ишимовой, Нигматулла Кармышаков в молодые годы обучался арабской грамоте и шариату у мулл Ембаево Мухаммат-Рахим ахуна, Хабибуллы-муллы Сагитова, Галимжан бине Куйбич, Бики-муллы. Купец не имел серьезного богословского образования, но всеми силами стремился дать такое образование молодежи. В 1884 году Нигматулла организовал строительство исламского комплекса в Ембаево, который помимо мечети и медресе включал гостиницу, библиотеку, столовую. По некоторым музейным предметам можно определить, откуда Нигматулла-хаджи завозил стройматериалы для исламского комплекса. Так на фрагментах железа с минарета сохранились надписи: «Всемирная Парижская выставка, 1900 год», «Лысвинский горный округ №6 графа П.П. Шувалова».

       По инициативе Кармышакова обучение в Ембаевском магометанском училище велось по новому джадидскому методу. Из Саратова на должность мудариса Нигматулла пригласил Хисматуллу Бурундукова (родственника первого, назначенного царицей Екатериной российского муфтия Мухаметжана аль-Борундыки Хусаинова), предоставив тому хорошее жалованье и жилье.

В медресе Ембаево преподавал и такой видный сибирский просветитель, как Мулькай Юмачиков. Его перу принадлежат около десятка произведений, самые известные из них - "Китаб сафуаталь-манкулат", "Жаза китабы шорут - ал солат". В этот период в учебном заведении насчитывалось около 200 шакирдов со всей Тобольской губернии.

Ишимова сообщает, что Нигматулла выписывал газету «Терджиман», много занимался самообразованием, не успокаивался, пока не находил нужную книгу. В начале 20 века в библиотеке Ембаево насчитывалось 2200 томов печатных и рукописных книг. Купец проехал весь Ближний Восток, вел дружбу с известными египетскими и турецкими богословами. Насколько это был влиятельный человек, можно судить по воспоминаниям другого известного сибиряка, Абдурашита Ибрагимова, который в своей книге «Таржимаи халем» рассказывает, как в середине 90-х годов 19 века во время хаджа люди из разных стран приветствовали в Мекке сибирского бухарца.

- «Нигматулла-хаджи! Нигматулла-хаджи!», - зашумел народ при появлении Кармышакова.

В одну из поездок на Ближний Восток Нигматулла приобрел и привез в Ембаево волос (ус) в стеклянной колбе, который сегодня хранится в фондах тюменского областного музея под названием "Волос пророка Мухаммада".

Купец не любил расточительства. Построив для мудариса «магометанского училища» двухэтажный кирпичный дом, сам Нигматулла жил весьма скромно в одноэтажном деревянном доме (на фото). Сохранилось предание о том, как в 1878 году Ембаево посетил во время своего путешествия по Сибири цесаревич Алексей. Будущего императора встречали, выстлав всю дорогу коврами, собранными со всех домов Ембаево. Свита царевича была в недоумении, когда Нигматулла Кармышаков вместо дорогих яств выставил на стол черный хлеб, уху из щуки и вареную картошку. Купец якобы сказал царевичу: «Заморские вина и кушанья вы отведаете всегда, я же хочу угостить вас тем, что кушает простой человек».
В личной жизни Нигматулла не был особенно счастливым человеком. Судьба нанесла ему немало тяжелых ударов, отнимая жен и детей. В 18-летнем возрасте отец женил его на дочери Габбаса муллы Теляшева из Тураево по имени Шарифа. Она родила дочь Габиду. Вскоре жена ушла из жизни по болезни. Недолго прожила и вторая жена – Гайнибану дочь Ибрахим-ахуна из Ембаево. Третья жена – Хаирбану дочь Габдель-Жалил бая - родила детей: Гатауллу, Худжатуллу, Ахмат-Шауки, Шауката, Райхану, Рахиму, Шакуру, Махрибану. 
Последней женой через год после гибели третьей супруги стала Нагима - родная сестра Хаирбану.

Умерли по болезни все сыновья. По данным Ишимовой, в 1901 году на похоронах купца на ембаевском кладбище присутствовала только одна из его дочерей – Шакура, бывшая замужем за имамом мечети Ембаево Мухамат-Юсуфом Сагитовым (зять купца некоторое время возглавлял Учительскую семинарию имени своего тестя, которая была организована на базе бывшего магометанского училища).

После изгнания из села в 1921 году род Кармышаковых-Сейдуковых (в том числе потомки Рахматуллы и Хабибуллы) рассеялся по стране. Кто-то подался в Среднюю Азию и Казахстан, некоторых ждала голодная смерть в дороге. В Сибири осталась внучка купца Арифа. Она обосновалась в селе Новоатьялово, где ее дед когда-то построил мечеть. Сегодня внуки Арифы проживают в Тюмени.

В доме мудариса магометанского училища ныне размещается отделение сбербанка и почта. Сотрудники музея говорят, что Нигматулла хаджи был очень богобоязненным и запрещал фотографировать себя, поэтому снимков его не сохранилось. Есть и другое мнение, согласно которому отсутствие фото связывают с отсутствием родственников Нигматуллы хаджи в Ембаево. В музее хранится единственный снимок, на котором предположительно изображен самый знаменитый мусульманский меценат Тюмени. В описи экспонатов указывается, что на фото Нигматулла Кармышаков, и тут же стоит знак вопроса. Сотрудникам музея неизвестно, кто и когда принес к ним это фото мужчины в турецкой феске и френче. Известно точно, что фото снято не в Турции, поскольку на обратной стороне печать фотографа «И.Кадышев в Сибири». А кто как не Нигматулла хаджи мог в тот период сибирской истории позировать в одежде «продвинутой» мусульманской интеллигенции прошлого?!

Автор благодарит заведующую музеем татарской культуры с. Ембаево Тюменского района Гульнару Губайдуллину за предоставленные материалы.

Автор: Калиль Кабдулвахитов

Комментарии 0