Общество

Лауреат Нобелевской премии: Время Асада подходит к концу

Не терять надежды призвала сирийских беженцев в Турции лауреат Нобелевской премии мира Тавакуль Карман – одна из ключевых фигур восстания в Йемене, которое привело к свержению президента Али Абдаллы Салеха. Правление сирийского президента тоже подошло к концу, заявила она.

«Весь мир знает, что вы правы. Кровь, которую вы пролили, не пропадет, с Божьей помощью. Вы вернетесь к свободе», – сказала Карман, выступая в воскресенье в лагере для беженцев «Бойниогун», одном из нескольких лагерей в провинции Хатай, на юге Турции.

«Мы покончили со временем Салеха, и, даст Бог, время  Башар аль-Асад также подойдет к концу», – заявила она собравшимся в большом шатре, служащем временной мечетью лагеря.

Аудитория встретила ее выступление криками «Аллах Акбар!» («Бог величайший!») и потрясанием кулаками в воздухе.

33-летняя Тавакуль Карман, мусульманский журналист и правозащитница, прозванная на родине «матерью революции», стала влиятельной фигурой с первых дней вспыхнувшего в прошлом году восстания против йеменского президента Салеха,  и даже угодила на некоторое время в тюрьму за участие в акциях протеста.

Нобелевскую премию мира 2011 года за «ненасильственную борьбу за безопасность женщин и права женщин» она разделила с президентом Либерии Эллен Джонсон-Серлиф и либерийским борцом за мир Леймой Гбоуи.

Член йеменской исламистской оппозиционной партии «Ислах» стала первой арабской женщиной, получившей престижную международную премию, а также стал молодым нобелевским лауреатом.

В своем «фирменном» ярком платке Тавакуль Карман проходит по лагерю,  обнимает и целует женщин, берет на руки детей. Беженцы накидывают ей сирийский флаг на плечи.

«Башар Асад предстанет перед международным судом. Вы получите справедливость. Никто не может забрать вашу свободу. Даст Бог, уже недолго осталось», – говорит она.

«Наши люди продолжают умирать»

Но не все в лагере беженцев могли  радоваться и петь песни – лица у многих были печальны и задумчивы.

«Слова ее хорошие, но они  не могут облегчить боль в моем сердце. Наши люди продолжают умирать», –  говорит стоящая возле своей палатки 46-летняя сирийская женщина, пишет Today’s Zaman.

Мать девяти детей, часть из них она оставила в Сирии. Две ее дочери находятся в Ливане, и двоим сыновьям удалось проникнуть в Турцию – они прибыли в этот же лагерь на несколько дней раньше.

«Мы не можем поговорить с родственниками в Сирии. Телефонная связь отключена», – говорит она.

«Сердца наши горят. Глаза болят. Мы хотим, чтобы все это прекратилось. Часть наших детей здесь, а часть в Сирии», – говорит  другая женщина, вся в черном, также отказавшаяся назвать свое имя.

Она бежала в Турцию 11 месяцев назад,  оставив в Сирии свою единственную дочь, и с тех пор не имела от нее никаких известий. Обе эти женщины из города Джиср аль-Шугур, на севере Сирии, ставшего одним из эпицентров насилия.

«Танки вошли в наш город, и я не знаю, жива ли еще моя дочь, или нет.  Я ее не видела и не слышала с  тех самых пор», – говорит она.

Врагнедремлет

Многие беженцы отказываются фотографироваться или называть свое имя, опасаясь правительственных репрессий. Через несколько минут после отъезда Тавакуль Карман лагерная администрация сообщила, что жандармерия – военизированные подразделения, следящие за порядком в сельских районах Турции – арестовала троих неизвестных, которые, возможно, являются шпионами сирийского режима.

Вскоре после этого толпа мужчин попыталась штурмом взять  находящееся на территории лагеря помещение, где содержались под стражей подозреваемые в шпионаже. Один из жандармов выстрелил в  воздух, чтобы охладить пыл штурмующих, и воспользовавшись замешательством, троих задержанных увезли.

«Мы знали, что эти люди были не из наших, – сказал один из беженцев, находившийся за пределами лагеря.  – Они определенно выглядели чуждо».

Почти 16 000 сирийских беженцев находятся в палаточных лагерях на территории Турции – это около половины всех тех, кто, по оценкам ООН, бежал из Сирии с начала восстания.  Еще сотни тысяч жителей, вынужденных покинуть свои дома, находятся внутри страны.

За последние несколько недель, число сирийцев, пересекающих турецкую границу, увеличилось в среднем с 200 до 300. На прошлой неделе был отмечен своеобразный рекорд – только за одни сутки границу перешло около тысячи человек.

Турция опасается наплыва беженцев, подобного тому,  который произошел  в 1991 году, во время  войны в Персидском заливе, когда из  Ирака в эту страну хлынули десятки тысяч людей. В минувшую пятницу она  заявила, что рассматривает,  среди других вариантов, возможность создания «буферной зоны» в Сирии для защиты бегущего от насилия гражданского населения.

Комментарии 0