Общество

Коренные народы – как объекты политики этногеноцида

Спроси любого россиянина о древних племенах, услышишь в ответ о существовании полумифических полян, древлян, чудь, меря, мещеря… Они, подобно древним ящерам, якобы существовали, а затем исчезли с карты России. Не могу сказать за всех «ящуров», но одно является бесспорным: мещеры/мещеряки (самоназвание мишары, в европейских источниках куманы, в персидских и арабских – кыпчаки, в русских – половцы, мещеря) никуда не исчезали. На протяжении тысячелетия они гордо переносят все испытания, выпадающие на их долю за принадлежность к исламу и тюркским народам.

Когда говорят, «поскреби русского – найдешь татарина», не надо уходить в дебри, куда завели лжеисточники, писавшиеся по заказу пришлых христолюбивых князей, ставших «законными царями», возжелавшие когда-то правдами и неправдами вытравить исламскую веру у половцев Центральной и Южной России. Половцы, принявшие ислам, получили у христиан Восточной Европы наименование татары. Половцы-язычники или мусульмане, принужденные под насилием принять православие, участвовали в этногенезе современного русского народа.

Перестав быть язычниками, половцы-мусульмане не уничтожали тысячелетнюю свою культуру, чему одно свидетельство хотя бы те же «половецкие бабы», сохранившиеся в степях Центральной и Южной России через вековые войны и опустошения вплоть до середины 19 века.

Случилось отдыхать в Ессентуках. Соседкой по номеру отеля оказалась 50-летняя Полина Жихарева из деревни Елецкого района Липецкой области. Моя ельчанка до перестройки была знатной на всю область колхозницей! В селе Полины - народ хозяйственный, работящий и как следствие зажиточный. По ее рассказам – деревня славянская, русская. Единственной книгой для регулярного по времени чтения Полины был Псалтырь.

Мы - два человека, казалось бы, из разных этносов и веры. В беседах ощущалось исходящее от Полины чувство гордости от сопричастности к великому русскому народу. Несомненно, чувства единения со своим народом – это важные и нужные качества в каждом человеке. Но в то же время не превратились ли мы все в Иванов и Ахметов, не помнящих своего родства?

Мой совет поскрести был с трудом, все-таки услышан…Но все же, думаю, нелегко дались в душе Полине ее признательные слова: «Моей мамы бабушке ее бабушка говорила, что наше село было татарское, а моя мама из рода Бичуриных». Можно предположить и время, когда оно внезапно стало «славянским и русским, т.е. православным». И это, скорее всего, случилось не ранее конца 17 или начала 18 веков, потому что именно в это время половцы массово христианизировались методом кнута и пряника.

Однако планам по окончательной христианизации половцев/мишар не суждено было сбыться, отчасти по причине существования ранее влиятельного Казанского царства, чьи границы примыкали к территориям расселения мишар/половцев - это земли нынешней Мордовии, Нижегородской, Пензенской, Рязанской, Саратовской губерний. После ликвидации Казанского царства тотальному уничтожению половцев, как татар, помешало образование на части половецко-кыпчакских территориях государства Касимовское царство.

Кто из татар сегодня не знает имя царя Шигали, неразрывно связанное с понятиями Касимовское царство и мишарин? В памяти тюрков, населяющих современный Татарстан, касимовские татары остались как верные союзники Московии, совместно воевавшие против булгаро-татар Казанского царства, способствовавшие уничтожению многовекового человеческого, духовного, материального, культурного наследия казанских тюрков и ликвидации их государственности. Как свидетельство народной памяти казанское издание Tatartime.com учредило антипремию имени Шигали для ежегодного вручения тем татарам, кто, по мнению читателей, нанес наибольший вред интересам татарского народа.

Мишари, автохтонный народ Центральной и Южной части России, вольно или невольно, но сыграли значительную роль в укреплении могущества Московии и последующей Российской империи. Это произошло, с одной стороны, из осознания единого происхождения из половцев-тюрков, однажды разделившихся на православных и мусульман, ставших татаро-мишарами и русскими волею истории. Татаро-мишаре в силу понимания единого рождения с русскими и самодостаточности в исламской вере, никогда не стремились к созданию своего, отдельного от Московии государства.

При взятом средневековой Московией курсе на экспансию православия, как следствие, появилось у татаро-мишар желание усилить свои ряды путем объединения с казанскими тюрками, с носителями исламской веры.

Отсюда приходит понимание, по какой причине так много татаро-мишар, по некоторым источникам до половины войска Ивана Грозного, участвовало в завоевании Казанского, Астраханского царств, и откуда в целом проистекало у татарско-половецкой элиты историческое тяготение к созданию и сохранению Российской империи. Но оказалось, из благих намерений вымощена дорога, приведшая к геноциду самих половцев-мишар.

Рассмотрим это на примере одного города Касимов, ныне входящего в Рязанскую область (старинный город с самоназванием коренного тюрко-угорского народа эрзя – эрзянь – рязань). Касимов впервые упоминается в русских источниках в 1152 год как Мещерский городец Мещерского княжества. В 15 веке переименован в город Касимов в честь татарского царя из династии пришлых моголов-чингизидов (к слову пришлыми на Руси являлись Рюрик, Екатерина вторая и многие другие русские цари), признавшего себя вассалом Московии.

К середине девятнадцатого столетия в результате целенаправленной политики удушения в отношении мусульман и исламской веры в некогда татарской столице центральной России численность татаро-мишар довели до 900 человек. Мусульмане располагали все той же одной мечетью, в древности принадлежавшей царскому роду. Этот исламский храм увидел за свою жизнь не одно варварство. В начале XVIII века она, как и многие каменные постройки царского дворцового ансамбля, по приказу Петра I была разрушена и восстановлена на старом фундаменте лишь после царствования трех русских царей уже в эпоху Екатерины II. В Касимове 19 века действовали пятнадцать церквей и монастырей на тринадцать тысяч православного населения.

В начале 20-го века впервые за много столетий, благодаря закону «Об укреплении начал веротерпимости», у народа появилась возможность возвести вторую мечеть. Что и было сделано в той же исторической, древней Татарской слободе. За короткое время развития капитализма и свободы вероисповедания татаро-мишары не только новую мечеть и большое, просторное здание для исламского учебного заведения – медресе возвели, но построили и открыли каменные магазины, различные промышленные объекты, здания, которые украшали советское время облик города.

Но свободно развиваться гражданам страны дали страшно малое время, всего-то около 20 лет. Не берусь судить, кто вверг Россию в пучину революций и последующего тоталитаризма. Приведу лишь определение элиты Белой гвардии – беременная преобразованиями Россия была ввергнута в хаос «еврейско-большевистским переворотом». Так называемый советский режим нанес окончательный удар по касимовским татарам. На сегодняшний день, согласно официальной переписи, татарское население Касимова составляет 500 человек.

Татарская слобода города Касимова представляют собой печальное зрелище. Разрушала храмы советская власть от имени государства по всей стране, его современная правопреемница и наследница заново отстраивать исламские святыни не спешит. После перестройки одну из мечетей татарам вернули. Но лишь к концу 90-х благодаря вкладу видных мишар города и выходцев из Касимова ее, полуразрушенную за советский период, частично отремонтировали.

Но самое страшное оказалось даже не в том, что у татар города до начала 2000-х годов не было своего храма, где бы они славили Бога. Страшное оказалось в другом: некому стало посещать мечеть, в городе исчезли практикующие веру татары. По словам восьмидесятилетнего хазрата Мукаддаса Ахунова в обязательный для правоверных Соборный день недели в стенах мечети сегодня появляются четыре мусульманина, все они - таджики.

В основном здании исламской школы (медресе) с советских времен располагается городской роддом. Религиозная община мусульман города в целях открытия исламской школы провела капитальный ремонт одного из помещений большого комплекса дореволюционного медресе. Опять-таки не благодаря касимовским властям, но татарским меценатам с вложением нескольких миллионов рублей. Власть же, по словам Мукаддаса Ахунова, приложила все усилия, чтобы помещение под разными предлогами не было возвращено исламской общине города. Просторные классные помещения, квартиры для преподавательского состава, спортивный зал большого дома более двух лет пустуют, здание не эксплуатируется, находясь отрезанным от коммуникаций, и потихоньку рушится от действий вандалов. На воротах замок.

По словам работников городского краеведческого музея «достопримечательностью города является Дом Павлова на Набережной». Оказалось, что это некогда красивое, но полуразрушенное архитектурное строение знаменитого татарского мецената Кострова. Этому великому человеку принадлежали многие замечательные здания в городе, меценаты оставили весьма заметный след в развитии промышленности города, а также татарской культуры. Восстанавливать и бережно сохранять наследие Кострова, как и в целом Татарскую слободу, власть города не спешит, по крайней мере, до сих пор в планы свои не включала.

К сожалению, мне не пришлось по краткости нахождения в городе увидеть сей татарский Дом на Набережной. Но вспомнился черноморский город Анапа, которая России принадлежит всего каких-то 180 лет. … По всем историческим хроникам город с нахождением в центре нескольких мечетей, после захвата разрушены, и буквально на этих же местах, из этих же камней возведены православные церкви. Весь берег усеян зданиями санаторий. И лишь в одном месте, прямо у берега покоится в восточном стиле здание, полуразрушенное , полусожженое, с остатками некогда, видимо, названия – дворец. При виде сих развалин у меня зародились какие-то смутные догадки, что дворец некогда принадлежал главному князю из аборигенного народа – черкесского или ногайского. Как-никак царская Россия не всех местных богатых владетелей убивала, некоторых оставляла для управления порабощенными народами и захваченными территориями.

Руины дворца – все, что осталось в Анапе от наследия побежденного и изгнанного народа. По рассказам местных русских жителей, в 2007 году «здание обнесли забором, значит остатки дворца снесут». Возвращаясь в бывшую татарскую столицу, думаешь - такая же судьба ждет татарский Дом на Набережной города Касимова.

Говоря о наследии, вспомнила, как советские люди свои кровные рубли отдавали на покупку марок Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (добровольно-принудительно во время выдачи зарплаты). Миллионные вклады в советских рублях вносили в это дело и татары. Но мне неизвестны деяния этого государственного общества по сохранению, возрождению татарского и исламского архитектурного наследия в советский период. Скорее всего, их за полувековой периодвовсе не было. Но явствовала государственная политика проложения маршрутов по «Золотому кольцу» для приобщения к православным святыням и их финансирования и глумление над татарской памятью и наследием. По словам директора городского краеведческого музея Касимова, мавзолей, где покоились царские останки татарских царей, к началу 90-х годов 20 века представляли собой ужасающее зрелище: «Разгромленные, разбитые каменные плиты саркофагов, в помещении мавзолея (такии) валялись человеческие кости, дети всего округа играли ими в футбол».

Такова история потомков тех татаро-мишар города Касимова, некогда служивших верой и правдой Московским царям в уничтожении многовекового наследия, самостоятельности Казанского, Астраханского царств, проливавшие столетиями кровь братьев-тюрок ради возвышения Московии и Российской империи. И как ответная от него благодарность – этногеноцид, многовековое уничтожение татар, как носителей исламской веры.

В настоящее время в городе нулевое финансирование образования, культуры, искусства татарского народа. Если не считать отдела татарского быта в одной части царской мечети, вторая которой используется как хранилище фондов городского краеведческого музея, и одноразовой подачки на песни, пляски районного народного праздника Сабантуй.

От православной империи ждать другого, наверное, наивность. Весь вопрос в том, когда наш, татарский народ перестанет генерировать из своих рядов орды манкуртов и становиться Ахметами и Иванами, не помнящими своего родства. Когда мы, татары, перестанем добровольно-жертвенно делать веками из себя объект политики. В районном городе Касимов представлять интересы татарского народа на политическом уровне некому. Не созданы на основе законов об общественных организациях или национально-культурных автономий объединения татар, ставящие цели сохранения и развития татарского народа через государственное финансирование работы татарской библиотеки, уроков в детских садах, школах по изучению татарского наследия - родного языка, истории, культуры, певческого, танцевального, прикладного искусства…

Право быть субъектом не может быть завоевано благодаря только отдельным личностям, хотя их роль в истории неоспорима. Лишь всеобщая гражданская ответственность в виде полноценного национального самосознания у самого татарского народа может подвигнуть власть на местах и империю в целом на признание коренных народов России субъектами права.

На фото:

1. Автор и председатель общества "Туган тел" Дамир Серажетдинов на фоне мечети, превращенной в краеведческий музей.

2. Ювелирное искусство татарского народа в филиале городского краеведческого музея (в стенах древней Исторической мечети г.Касимов)

3. Вторая мечеть города постройки 2006 года.

4. Мемориальная доска в вестибюле мечети.

5. Староста пустующей мечети Мукаддас Ахунов

6. Здание пустующего медресе.

 

Автор: Халида Хамидуллина, "Татарская газета"

Комментарии 3