Среда обитания

Волчий наряд от спецслужб

Пока на Украине разбирались с делом о подготовке покушения на Путина, в списке подозреваемых оказались два Адама Осмаева.

В конце февраля российские СМИ рассказали о предотвращенном покушении на премьер-министра Владимира Путина. В раскрытом деле фигурировали чеченские фамилии. А чуть позже выяснилось, что заговор включал в себя и покушение на главу Чечни Рамзана Кадырова.

 Осечка вышла?

У Службы безопасности Украины (СБУ) пока нет оснований для предъявления обвинения фигурантам дела о «подготовке покушения на премьер-министра России Владимира Путина». «Источники в правоохранительных органах, – пишет «Коммерсант», – утверждают, что никаких других признательных показаний, кроме видеозаписи, показанной в эфире “Первого канала”, у следствия до сих пор нет».

«По версии правоохранительных органов, Пьянзин и Мадаев являлись членами банды Адама Осмаева, который ранее был объявлен в международный розыск за попытку покушения на главу Чечни Рамзана Кадырова в 2007 году».

«27 февраля российский “Первый канал” показал видеосюжет, в котором он (Осмаев – С.Э.) признался в планировании покушения на премьер-министра Владимира Путина. Через несколько дней Генпрокуратура РФ направила на Украину запрос о выдаче Адама Осмаева — правда, по делу о покушении на главу Чечни».

«Исследованные вещественные доказательства по делу не дают однозначного ответа на вопрос о целях арестованных Осмаева и Пьянзина». «Из этих показаний, данных не журналистам, а СБУ, выходит, что на Украине обвиняемые проходили лишь обучение по изготовлению взрывчатки из подручных материалов и совершали пробные взрывы».

«Украинское следствие склоняется к тому, что фигуранты громкого дела действительно собирались совершать взрывы в России, но скорее не с целью покушений на конкретных лиц, а для диверсий экономического характера».

Таким образом, дело о готовившемся покушении разваливается. Что, в принципе, не является неожиданностью: в показе «Первым каналом» видеосюжета с Адамом Осмаевым в главной роли многие сразу увидели «обычный трюк» спецслужб, в очередной раз переборщивших в стремлении услужить «своему» кандидату в Президенты РФ.

Однако же «группе Адама Осмаева» повезло. Попади она в руки не украинских, а российских правоохранителей, вина ее участников, скорее всего, уже была бы «доказана». В Чечне в связи с этим, в частности, вспоминают события 1999 года: тогда о причастности чеченцев к подрыву жилых домов в российских городах говорили как об установленном следствием факте. Впоследствии он, этот «факт», не нашел подтверждения, тем не менее, «клеймо»  с чеченцев не сняли: мол, «дыма без огня не бывает».

А что касается Адама Осмаева, то родственники, живущие в Чечне, по их словам, не видели его лет 15, и своего отношения к противоречивым сообщениям СМИ не афишируют.

Два Адама

В апреле 2009 года в Москве был вынесен приговор по делу о покушении на главу Чечни Рамзана Кадырова. Организовать его, по версии следствия, пытались четверо. Но лишь трое сели на скамью подсудимых. А сроки получили двое: Лорс Хамиев – на 8 лет (за участие в НВФ и планирование теракта); Умар Батукаев – 5 лет (за хранение боеприпасов и взрывчатки).

Руслан Мусаев, которого обвиняли в укрывательстве боевиков,  был оправдан.  Он в ходе заседания был назван родственником «организатора теракта, известного боевика Адама Осмаева, находящегося в федеральном розыске».

После видеосюжета на первом телеканале у нескольких чеченских журналистов возникли вопросы: «Раз «одесского» Адама Осмаева полтора десятка лет не видели даже родственники в Чечне, то, может, он и в Чечне-то не был все эти годы? Но как и где он в таком случае смог стать «известным боевиком»? Может, речь идет о другом Адаме Осмаеве?»

И этот другой Адам Осмаев обнаружился в так называемом «Списке Калашникова». В нем под номером 962 числится: «Осмаев Адам Жамалайлович, 12.11.1978 г.р., с. Ачхой-Мартан Ачхой-Мартановского района ЧИАССР».

Отца «одесского» Адама зовут Асланбеком. Он 1981 г.р., и родился в г. Грозный.

«Список Калашникова»

«Список Калашникова» в июле 2011 года опубликовала «Российская газета». Редакция  сопроводила его комментарием, начинающимся абзацем: «Одной тайной в борьбе с терроризмом с сегодняшнего стало меньше: «Российская газета» публикует перечень организаций и граждан, которые занимались или до сих пор занимаются отмыванием незаконно нажитых средств и финансировали терроризм».

В списке – 1510 одних только физических лиц.

В Чечне в своем комментарии к этому перечню одна из местных газет пишет: «Внимательно изучив его, мы испытали, мягко говоря, недоумение. «Документ» составлен, по меньшей мере, небрежно, по совершенно непонятным критериям».

«К примеру, из комментария «РГ» следует, что убитый в результате теракта Зелимхан Яндарбиев значится в списке по причине неполучения Россией подтверждения о его гибели. Тот факт, что судом виновными в совершении этого преступления были признаны и осуждены граждане России, как бы и не в счет. Другой причиной называется продолжающееся расследование уголовного дела в отношении Яндарбиева».

«Как, – задает газета вопрос, – в данном контексте понимать то, что в списке значится другой известный «ичкериец» – Исламов Леча Сираевич? Уголовное дело в отношении него было полностью расследовано, рассмотрено судом, признанный виновным в инкриминируемых ему преступлениях Исламов отбывал назначенный судом срок наказания, но погиб в заключении. Это что, ошибка составителей списка? Или есть еще и другие, не озвученные основания, по которым и живые, и мертвые находятся в одном списке?»

Стремясь самостоятельно получить ответы на эти и другие вопросы, чеченские журналисты установили, «что в списке значатся:

-похищенные из своих домов местные жители, проходящие по всем документам как без вести пропавшие;

-лица, осужденные не по «террористическим» статьям;

-лица, находящиеся в местах заключения;

-граждане, освободившиеся из этих мест после отбытия сроков наказания, то есть уже «чистые» перед законом».

Непонятным осталось также, как могут «финансировать терроризм» некоторые из «физических лиц», которые и сами себя не могут прокормить?

Теперь неясностей еще больше. К примеру, кто из двух Осмаевых – «боевик», а кто – «финансист террористов»?  И вообще, где доказательства того, что кто-то из них является «известным боевиком»? Кому «известным»?

«Подлежащие задержанию»

В марте 1996 года в Чечне был предан огласке «список лиц, подлежащих задержанию», который, по словам передавшегося его журналистам офицера ВС РФ, имелся на всех блокпостах в республике.

Среди нескольких сотен имен были фамилии известных в республике писателей, общественных деятелей, не только не имевших никакого отношения к НВФ, но и являвшихся ярыми противниками режима Джохара Дудаева. При этом, за день до публикации списка значившийся в нем литератор был задержан на блокпосту в Грозном и увезен в неизвестном направлении.

Кроме того, список «грешил»  тем, что в нем было много фамилий без имен, отчеств, других данных на конкретного человека. Тем самым создавался «простор» для задержания широкого круга граждан, а  при необходимости – и отговорки: «Ошибочка вышла, не разглядели, что однофамилец».

Ни тогда, ни позже общество не получило от «компетентных органов» разъяснений относительно оснований, по которым тот или иной человек включается в такие «документы».

Облава на «овец»

Интересно, что жители Чечни уже много лет просят опубликовать полные списки членов НВФ, лиц, подозреваемых в причастности к ним, объявленных в розыск. Это, во-первых, позволило бы знать их количество, имена. Во-вторых, было бы ясно, с кем следует держать ухо востро и как поступать при появлении лиц из списка в поле зрения.

Пока же борьба с терроризмом ведется с точностью до наоборот: НАК, МВД, другие структуры объявляют о нейтрализации очередного «известного амира», а местные жители не имеют ни малейшего представления о нем.

Вносились и другие предложения, которые, на взгляд многих экспертов,  могли существенно повысить эффективность борьбы с терроризмом. В частности, предлагалось показывать в прямом телеэфире рассмотрение в суде уголовных дел в отношении участников НВФ. Но ни одного процесса до сих пор не показано, а каждое сообщение СМИ о результатах судебного разбирательства или о спецоперации правоохранительных органов с «нейтрализацией одного или нескольких членов НВФ» встречается с недоверием: нашли, мол, очередную жертву.

Причин так думать немало. Главная из них – много лет идущая в регионе «облава», в которой  «овцу» нередко одевают в наряд «волка».


Автор: Саид Эминов

Комментарии 0