Общество

КРЕСТНЫЙ ХОД В АРМИЮ














Нынешний российский истеблишмент при всех существующих партийных различиях приветствует введение института капелланов в армии. Но, как показывает контент оценок нововведения, над правовой стороной этого дела мало кто задумывается. Вмиг ожили представления о скором "чуде", которые в виде стереотипа массового сознания масштабно проявились в советское время в связи с объявлением руководством КПСС построения коммунизма к 1980 году. Коммунизм в качестве заветного ориентира сменился на капитализм, но устойчивая парадигма общественных ожиданий - "мы не построили, так они уж, наверняка, построят, исправят, разберутся, помогут..." - осталась. Сейчас то и дело слышишь: "Батюшки и дедовщину искоренят, и суициды остановят, и, разумеется, сделают из безбашенных оболтусов нормальных человеков".
Воспитующая доминанта капелланства российского образца тесно связана с этно-конфессиональным и мажоритарным принципами организации самого этого института. Как сказал Медведев: если 10 % лиц одной национальности (что, по мнению власти, равноценно вероисповеданию) в подразделении есть, значит, к ним будет приставлен дядька-воспитатель - штатный капеллан (по-русски – "военный священник").
Разумеется, при таком расчете 250 заявленных министром обороны штатных единиц священнослужителей окажется точно маловато... Но почему, по какому закону или "понятию", собственно, не набравшие заветные 10 % должны быть лишены своего фундаментального права? Более того, пороговый принцип "национальной религиозности" личного состава вступает в противоречие с конституционной нормой о непринуждении граждан к выражению своих религиозных взглядов. Человек может это делать, а может и не делать – в любом случае, такой вопрос относится к сфере личных прав, и государственные институты обязаны соблюдать нейтралитет в этом вопросе.
Но если уже сейчас приставленные к армии священники совершают окропления рекрутов на призывных пунктах, нетрудно догадаться, с какой лёгкостью будет перекрываться 10-процентный рубеж при 80-процентной "официальной православности" общества, которую в закрытых от гражданского контроля структурах легко можно довести до всех 100 %. Так что две тысячи батюшек, окормляющих воинские части (такую цифру несколько лет подряд называют в РПЦ МП и, что показательно, о ней сразу вспомнили после президентских обещаний), позволяют представить реальное число штатных "военных священников" от РПЦ МП. Остальным "традиционным" достанется что-то, но это будут какие-то "крохи". Ведь близкое к необходимому число мусульман в том или ином подразделении можно тоже регулировать на предпороговом уровне.
Михаил Жеребятьев,
для "Портала-Сredo.Ru" (сокращенный)

Комментарии 0