Политика

Зарема Гасанова: «Правду в Интернете не удержишь!»

Сравнительно недавно телеведущую РГВК Зарему Гасанову можно было без преувеличений назвать одной из самых влиятельных женщин Дагестана. Нет, за ней не стоял могущественный клан, она не занимала высокий пост, даже своего бизнеса у нее не было. Но ее побаивались чиновники, уважали коллеги и главное – ей доверял зритель. Купить Зарему было нельзя, надавить, уломать, или припугнуть тоже. Уже больше года Зарема Гасанова живет в Лондоне и мы решили поговорить с ней о вечном и сиюминутном. О политике и дагестанских нравах. О соцсетях и революциях.

- Зарема, обсуждения причин вашего отъезда не затихают по сей день. Вы не могли бы прояснить ситуацию?

- Мое заявление на получение политического убежища включало около 500 страниц текста, не вижу смысла пересказывать его здесь. Убежище предоставляется согласно Женевской конвенции. Ее можно легко найти и прочитать. Там все подробно и ясно изложено. А детали я все равно разглашать не могу.

 - После отъезда вы пропали с экранов телевизоров, но активно появились в Интернете. Причем, выступаете с жесткой критикой власти. Какой в этом смысл, ведь происходящее здесь уже не должно вас касаться.

 - Во-первых, все, что происходит в России и в Дагестане – будет меня касаться всегда. Во-вторых, я всегда считала себя свободным и неподотчетным человеком, но только недавно поняла, что много лет кряду делала свои передачи, заранее зная, что самое острое и актуальное в эфир не выйдет, что зрителю покажут отдельные беззубые куски. Это расхолаживает, ты перестаешь выкладываться по полной, в некотором смысле становишься пофигистом, тебя усмиряют не угрозами, а цензурой. И вот сейчас я, наконец, понимаю, какой же это кайф, когда можешь называть вещи своими именами, и никто не позвонит и не скажет - это в эфир не пойдет.

 - Вы действительно верите, что можете иметь такое же влияние, какое имели, работая на ТВ?

 - Я думаю, даже большее.   Аудитория несоизмерима. ТВ - это преходящее, вы задремали, вам позвонил родственник,  вы пошли на кухню налить чаю, вы просто забыли и все, вся работа ТВ журналиста насмарку… А Интернет это и сейчас, и завтра и через год. Ничего не пропадает.  Я создала группу в Фейсбуке, она называется «Журналисты Дагестана». Там, без всякой цензуры идет обсуждение того, что реально происходит в Дагестане. Там полная свобода. То, что предлагает нам государство подконтрольно власти и лживо. Почитайте сайт РИА-Дагестан, если вы никогда не бывали в Дагестане, у вас сложится впечатление, что вы переместились в 70-е годы. Только вместо горячо любимого Л.Брежнева, там М.Магомедов. Как всегда подменили понятия и вместо реального улучшения ситуации, вместо превращения Дагестана в территорию, где соблюдается закон, занялись «созданием имиджа». Который в нашем случае, всегда сводится к замалчиванию правды. 

 Но самое удивительное, что занимаются этим люди, которые при Муху Алиеве были оппозиционными журналистами. Зубайруев, Газиев, Гаджиев. Наверное, многие помнят их эфиры на «Эхо Москвы», когда доставалось и президенту, и чиновникам. И вот волшебные метаморфозы, Магомедсалам Магомедов, двоюродный брат Заура Газиева, сменил Муху Алиева на посту президента. И у Заура Газиева резко изменилась позиция. Если раньше во всех бедах был виноват именно руководитель республики, то теперь во всех бедах виноваты все, кроме него. Чиновники, у которых с Газиевым личные счеты, народ, который не понимает, насколько ему повезло с президентом, силовики, которые не слушаются президента.

 Ярым сторонником режима стал и Нариман Гаджиев, настолько ярым, что пытался давить на главных редакторов газет, чтобы те увольняли журналистов за то, что те даже не на страницах своих изданий, а в Фейсбуке позволяли себе критиковать власть.

 С его подачи и под его давлением была уволена беременная журналистка, практикующая мусульманка, за то, что в своем ЖЖ она написала, что Шариат считает лучшим государственным устройством для себя.

 У Гаджиева много помощников, Тамерлан Магомедов, например,  возглавляет пресс-центр Пенсионного фонда. Насколько я понимаю, Гаджиев его держит за  бойкий  и очень грязный язык. Теперь уже не нужно отвечать на критические статьи оппонента, достаточно   написать мерзости, пошлости, гадости в Фейсбуке. В ответ на статью о коррупции, "бригада Гаджиева по имиджу" обязательно пройдется по человеку, его личной жизни, его физических недостатках. Свора Гаджиева всегда в боевой готовности и с радостью начинает человека травить. Не все могут это выдержать. Именно на это расчет. Если человек зрелый, может с легкостью проигнорировать это, жизненный опыт позволяет, то наблюдать как, мужчины от 30 до 50 (Гаджиеву за 50) травят молодую девушку скабрезными шутками граничащими с  порнографией, тяжело. Это вызывает тошноту. Тем более удивительно, что Магомедсалам нанял эту команду и содержит ее. Видимо уже ничто не может защитить его, кроме грязных языков.

 - Вы полагаете, Магомедсалам знает о том, что происходит и как работает его пиар-бригада?

 - Конечно, вы посмотрите ради интереса, кто входит в эти группы. И Джемаль, и Шевченко, и все ведущие правозащитники и московские журналисты. Депутаты Госдумы. Репутационные потери, которые несет Белый дом в связи с таким диалогом с журналистами, огромны. Но, видимо, это некому объяснить Президенту.  Профессионалов я там не вижу.

 - Как ситуация в Дагестане выглядит со стороны?

 - Ужасно выглядит. И боюсь, что это не преувеличение, а реальное положение вещей. Самая большая проблема Дагестана - это беспредел силовиков, убийства, похищения, это все больше и больше набирает обороты. Никто не может ими управлять, никто не может их обуздать. Когда живешь в демократической стране, в которой все для блага человека, смотреть на Дагестан  - это как смотреть  фильм ужасов, в котором в качестве актеров твои друзья. Вспомним последнее убийство - адвокат Саидмагомедов и его родственник Курбанов. Людей расстреляли на пороге дома, на улице, но на голубом глазу МВД выдает информацию, что люди были убиты при попытке скрыться на машине. Ничто не имеет значение для следствия. Ни наличие свидетелей, ни реакция в обществе. На все наплевать. Полная безнаказанность силовиков с одной стороны и беззащитность простого человека – с другой.

- Скажите, Зарема, вы при такой активной гражданской позиции наверняка пойдете на выборы. За кого станете голосовать?

- Нет, не пойду.  У меня нет российского паспорта. А если бы был – проголосовала бы против всех. Зато я хожу на митинги.

- Это там, где Чичваркин и Березовский?

- Да. Правда, Березовского ни разу не видела, а Чичваркина видела один раз, и вроде даже договорились с ним об интервью, но как-то не соберусь.

- А чем вы заняты?

- Учу язык, хожу в колледж.

- А что будете делать потом?  Вы собираетесь возвращаться?

- Не знаю, не загадываю. Не вижу смысла планировать, возможно, я вернусь завтра, а возможно через пять лет.

- Что англичане думают о Дагестане?

- Они даже о нем не знают. Что в Дагестане знают о Шеффилде? Примерно, то же самое. Россия, благодаря процессу Березовского-Абрамовича, становится все понятнее здесь и.. Как бы сказать.. То, что англичане слышат на этом процессе – для них, как истории о зеленых человечках, в Великобритании такое просто нереально.

 - Что вас больше всего поразило в Англии?

- Отсутствие агрессии у людей. Они все спокойные, расслабленные, улыбаются, если на улице встречаешься с кем-то глазами, то тебе обязательно улыбнутся и что-нибудь скажут, привет или как дела. Это первое.

И второе, это то, как удобно устроена жизнь, все сделано именно для вашего удобства. Если вы придете в какое-то учреждение, то вас встретят как самого близкого родственника, и будут решать вашу проблему.

 - Вообще нет минусов?

 - Есть. Все очень медленно. Англичане никуда не торопятся. И если вопрос не касается жизни и смерти, то решение его может длиться месяц. Но вы точно знаете, что через месяц вопрос будет решен.

  И еще одно большое удивление, они тут пользуются почтой, обычной бумажной почтой, в день может прийти несколько писем. Пишут все, и врачи, и электрические компании. Почта работает как часы, впрочем, как и все остальное.

  И мне очень и очень обидно, что все мои родственники и друзья не живут в стране, которая устроена для комфортного проживания. Россия ведь намного богаче. Англичане живут не богато, у них маленькие дома, потому что очень дорогое электричество, популярны маленькие машины, которым нужно мало топлива.  Если бы Россия жила по тем же правилам, то она была бы лучшей страной. Но, увы, все, что могли получить миллионы, получает только верхушка. И поэтому у нас министр живет в доме, который занимает квартал, а учитель живет в однокомнатной квартире, с женой и двумя детьми. Чиновники, которые получают зарплату, например, 60 тысяч рублей и которым запрещено иметь свой бизнес, умудряются построить себе особняк за несколько миллионов долларов, и никто у него не спрашивает, откуда деньги.

  Я не знаю, сколько еще будет терпеть наш народ это издевательство над собой. Надеюсь, что недолго.

Во всяком случае, я буду делать все возможное, чтобы это произошло как можно раньше.

Теперь я точно знаю, что журналист, над которым не стоит цензура, действительно можете влиять на процессы в обществе. И я вижу, что таких становится все больше в Дагестане, пока, правда, только в Интернете, но правду говорить так приятно и полезно, что я уверена, только в Интернете ее не удержать.

Автор: Наталья Крайнова, "Спектр"

Комментарии 1