Общество

Официальное обращение кавказской общественности к СМИ в связи с произволом по делу Расула Мирзаева

Данным обращением, мы бы хотели заострить внимание СМИ на ряд очевидных нарушений законности, допущенных в деле Мирзаева, как в ходе состоявшихся судебных заседаний Замоскворецкого суда, так и при рассмотрении жалоб Мосгорсудом. В надежде на адекватную реакцию на данное обращение мы попытаемся осветить ситуацию с нашей точки зрения.

Согласно ст. 237 п.1 УПК РФ судья Федин не имел достаточно веских причин для возвращения уголовного дела в прокуратуру для дополнительного расследования. Так же хотелось бы обратить внимание на необоснованность и незаконность отмены Мосгорсудом постановлений об изменении меры пресечения, а также последующем продлении срока содержания под стражей обвиняемого Мирзаева Р.Р. Так, в соответствии со ст. 108 УПК РФ: 1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
2) его личность не установлена;
3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;
4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

Как мы знаем из материалов дела Расула Мирзаева, ни одно из перечисленных обстоятельств не может быть применимо к нему, так как обвиняемый является гражданином РФ, он имеет и регистрацию и место жительства на территории РФ, личность его установлена, им не была нарушена ранее избранная мера пресечения, он не скрывался от органов предварительного расследования или суда. Нас более чем удивляет лояльность суда в отношении адвоката Михалкиной О.И. и обращение внимания на личные догадки и домыслы стороны потерпевших. «Мирзаев, не имея устойчивых социальных связей в Москве, оказавшись на свободе, может скрыться, поэтому мы просим оставить его под стражей»,— сказала Михалкина. Напомним при этом, что у Мирзаева Р.Р. на иждивении находится малолетняя дочь, т.е. он является главным кормильцем в семье. Таким образом, оставляя Мирзаева под стражей, суд, основываясь на домыслах адвоката, лишает семью подсудимого средств к существованию. Так же госпожа Михалкина О.И. часто упоминает про некое давление на свидетелей, угрозы в их адрес от знакомых Мирзаева, о чем открыто заявляет во всех интервью. При этом потерпевшая сторона почему-то не обращается в Прокуратуру с подобными заявлениями, для своей защиты, так же как и ссылаясь на попытки подкупа со стороны обвиняемого и не предоставляет при этом никаких доказательств: детализацию и распечатку звонков ,свидетельских показаний или любых иных доказательств по этому поводу.

Отдельное внимание мы уделяем неэтичному и непрофессиональному поведению Михалкиной О.И., которая, являясь профессиональным адвокатом, позволяет себе, в нарушение всех моральных и этических норм, обращаться к обвиняемому в неофициально-оскорбительной форме, как в зале заседаний, так и при обращении с заявлениями в СМИ. К тому же, называя Мирзаева убийцей, при инкриминировании ему 109 статьи и до вынесения ему официального приговора суда по окончанию всего судебного процесса, Михалкина допускает грубейшее нарушение Закона, ибо только суд на основании приговора может признать гражданина виновным в инкриминируемом ему преступлении. Стоит отметить, что мы стараемся максимально исключить националистические оттенки из дела Мирзаева Р.Р., чего, сожалению, со стороны потерпевших не наблюдается, наоборот, сторона , которую представляет Михалкина, всячески старается подчеркнуть принадлежность обвиняемого и потерпевшего к разным этническим группам. Мы расцениваем данное поведение, как проявление национализма со стороны Михалкиной О.И., разжиганием межнациональной вражды и ненависти, и отсылаем к статье 282 УК РФ. В свете приобретенного делом резонанса, любые публичные заявления националистического характера способствуют раскачиванию общегражданской лодки спокойствия и толерантности, что может привести к плачевным последствиям для обеих сторон.

Еще одним немаловажным аспектом данного дела является применение двойных стандартов в отношении Мирзаева Р.Р.

Мы не беремся судить с чем связано данное эксклюзивное отношение к делу, мы лишь готовы привести в качестве примера ряд аналогичных дел, где суд не вершился столь поспешно, не совершалось столько юридических и судебных ошибок, да и давление на подсудимого не оказывается в той силе, в которой оказывается на Мирзаева.

Таким образом, обращаем ваше внимание на дело Златоустинского боксера Будыкина А. Д., приговор за номером 1-671/2011 в котором обстоятельства трагедии практически аналогичны с обстоятельствами в деле Мирзаева.

Аналогичный отдых с друзьями, аналогичный конфликт, на почве внезапно возникших неприязненных отношений, и как итог – смерть потерпевшего, только квалификация статей – разная.

Объективно оценивая данное уголовное дело бросается в глаза абсолютно противоположное отношение Фемиды к подсудимым. Мы считаем необходимым указать на ряд расхождений в делах обоих спортсменов и подчеркнуть, что в деле Будыкина существуют гораздо больше послабления со стороны следствия и суда, чем применяется к Мирзаеву.

Начнем, пожалуй, с особого порядка проведения следствия. Несмотря на то, что Будыкин был задержан, в отличие от Мирзаева, который явился в отделение сам, Александру не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, напротив, Будыкин был отпущен в связи с особым порядком проведения следствия.

Далее, вызывает массу вопросов и тот факт, что Демьянов (погибший в деле Будыкина), в отличие от Агафонова, в сознание не приходил, не отвечал на вопросы, а был сразу доставлен в больницу, без разницы в несколько часов.

Заключительным аккордом является трусливое бегство Будыкина с места происшествия, в отличие от Мирзаева, который добровольно явился в отделение полиции.

Но даже все вышеперечисленные фрагменты не смогли позитивно отразиться на отношении следствия и суда к Расулу.

Мы допускаем, что в России не прецедентное право, но сходство обстоятельств двух дел – уже достаточный аргумент для обращения внимания на острые различия в отношении к подсудимым.

Другим примером является дело выпускника Алексея Богданова, который убил пенсионера Игоря Гаевского. Этому дело не придали такого резонанса, как делу Мирзаева-Агафонова, хотя оно было еще более вопиющим. Выпускник Богданов, находясь в нетрезвом состоянии, шел по одной из центральных улиц с друзьями. На встречу к нему и его друзьям шел пенсионер Игорь Гаевский. Как показывает видеозапись с камер наружного наблюдения, не было никакой ссоры, не было ни какого разговора между выпускником и пенсионером. Богданов просто нанес сильный, жесткий удар правой рукой. Не нужно быть профессиональным спортсменом или тренером, чтобы сказать, что удар был поставленным и очень сильным.

Как мы писали выше, дело не получило такой широкой огласки и политической поддержки. Видимо работникам СМИ оно показалось скучным т.к. не затрагивает национальный вопрос. Анализируя дело Богданова и то как проходят суды, напрашивается не один десяток вопросов. По делу Богданова было 9 судебных заседаний. Это самое плодотворное, что есть в этом деле. Рассматривая более подробно судебные заседания, мы не можем не отметить ряд абсурдных, на наш взгляд, нюансов: ни одно из заседаний не длилось больше 30 минут; 7 заседаний не состоялись из-за неявки свидетелей и 2 по причине болезни потерпевшей стороны. В этом можно убедиться, пройдя по следующей ссылке http://kbs.spb.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&op=cs&CARD_ID=15&CASE_ID=17401278 . Богданов не находится под заключением в СИЗО! На лицо дискриминационный подход в рассмотрении уголовных дел судебной системой.

Так же вызывает сомнения тот факт, что начало бюрократических проволочек было положено в Замоскворецком суде именно с взносом залога за Мирзаева Р.Р. и абсолютно случайно совпало по времени с рассмотрением кассационной жалобы потерпевших в Мосгорсуде. Быстрое крушение надежд, в свою очередь, явилось психологическим прессингом для состояния обвиняемого. Так же парадоксально, на наш взгляд, наличие в деле Мирзаева тезиса: «НЕТ Прописки-НЕТ Свободы!». Именно эта формулировка образовалась после рассмотрения коллегией судей Мосгорсуда по кассационной жалобе потерпевшей стороны.

Далее череда удивительных событий продолжается: 15 февраля 2012 года после очередной замены судьи, Замоскворецкий суд заново рассматривает вопрос о мере пресечения для Мирзаева и выносит решение о продлении срока стражи до 1 апреля, что ещё больше подтверждает вышеуказанный тезис. Как уже писалось ранее, Судья Федин усмотрел веские причины для дополнительного расследования, а так же заявил о ГРУБЕЙШИХ нарушениях буквы закона, о не оповещении потерпевшей стороны о времени и о результатах судмедэкспертизы.

Однако все рекорды парадоксальности побил Суд 16 февраля 2012 года. Особое возмущение вызывает поспешная обратная переквалификация обвинения без оповещения об этом адвоката Мирзаева, как и о любых проводимых следственных действиях в этот день, а так же о предстоящем судебном заседании о продлении срока содержания под стражей в Пресненском Суде. Как известно, Суд в нарушении всех процессуальных норм не отреагировал на заявление подсудимого об отказе от адвоката по назначению и отказ от участия в заседании без своего защитника, а так же полную солидарность в этом вопросе представленного Мирзаеву защитника, который так же счел данный факт нарушением права обвиняемого на защиту.

Наибольшее недоумение вызывает момент объявления постановление, в котором Суд отказался пояснить и объяснить факты вновь открывшихся обстоятельств по делу, повлиявших на переквалификацию обвинения и продления срока содержания под стражей. В связи с чем, ни сторона обвинения, ни сторона защиты, ни общественность не получили ответы на вопрос об основаниях переквалификации обвинения на более тяжкое.
Поражает, насколько точно история Расула Мирзаева отражает сложившуюся ситуацию в обществе. Потакание власти националистическим настроениям вместо борьбы с ними, двойные стандарты по отношению к гражданам разных национальностей нашей общей страны.

Налицо произвол со стороны судебной и исполнительной ветвей власти! Удивительно, как такое положение дел продолжает устраивать СМИ, для которых принцип не подвластности и свобода слова всегда был доминирующим.

Мы уже отчаялись в проведении объективного следствия и судебного разбирательства по данному делу, а так же его освещение в СМИ, потому, если Вы получили данное письмо, у нас остается надежда на вашу объективность, непредвзятость, трезвость взгляда и абстрагирование от всех внешних факторов, которые могут повлиять на ваше мнение.

На наш взгляд, время наблюдения подошло к концу. Настало время действий и реформаций.
Мы всегда готовы сотрудничать с вами, ответить на ваши вопросы.

Комментарии 0