Среда обитания

Смерть Курмана Исмайлова не была нужна боевикам

В результате взрыва бомбы погиб заместитель муфтия Ставропольского края Курман Исмайлов. Бомба была установлена в его автомобиле под днище на магните. Утром уезжая на работу Исмайлов сказал жене, «поехал, но это не значит, что вернусь», теперь женщина уверена, что ее муж знал о приближающейся смерти.

По нынешним временам смерть сотрудника Духовного управления в северокавказском регионе выглядит как рядовой теракт. Лишились своих глав духовное управление Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии. Из расстрелянных и взорванных сотрудников Духовного управления Дагестана можно собрать целое кладбище.

И эти смерти значительная часть местных мусульман воспринимает, как нечто естественное. Потому, что на Кавказе идет гражданская война – в лесу и горах боевики, в городах федералы и местные власти. А муфтияты считаются своего рода пропагандистско-агентурным придатком к спецслужбам.

И считается, что боевики рассматривают их, как законные цели. Это разумеется обобщение. Нет правил без исключения, а исключения не так уж редки. Курман Исмайлов как раз такой представитель исламского духовенства, который не столько сотрудничал, сколько сам страдал от властей.

Он получил образование в Саудовской Аравии и приехал в Пятигорск, точно зная, что будет работать в духовной сфере. Местный муфтият тоже точно знал, что ему остро нужны образованные богословы. А краевое МВД сделало молодому выпускнику Мединского университета типовое предложение «стучать».

От последнего он отказался и стал после этого проходить по разряду «ваххабистов, экстремистов, пособников террористов и прочих врагов государства». Около года назад местные милиционеры арестовали Исмайлова и раструбили, что террорист, наконец, изобличен, в его доме найден пластид.

Однако, спустя некоторое время его уже без всякой помпы отпустили. Даже приведенные милицией понятые отказались подтверждать, что взрывчатку нашли у них на глазах. Подброс улики был слишком очевиден, а у Исмаилова был квалифицированный адвокат.

Помимо этого к начальнику милиции ходил ставропольский муфтий просить за арестованного земляка. Отпуская Исмайлова, милиционеры хлопали его по плечу: «Мы то думали, что ты ого-го какой ваххабитище, а ты оказывается хороший парень». Типовая ситуация для Северного Кавказа – взрывчатка находится не у того, у кого она реально была, а у того, кто на плохом счету.

В общем, несмотря на работу Курмана Исмайлова в Духовном управлении Ставрополья были в его биографии факты, делающие его не самой естественной целью для «лесных». Особенно сейчас, когда лидер боевиков Доку Умаров пообещал россиянам больше не атаковать мирное население.

Он обосновал свое решение тем, что раз население России собирается на многотысячные митинги против власти вообще и Путина, в частности, боевики больше не рассматривают простых жителей страны, как «пособников режима».

Даже если Доку Умаров и считал официальные муфтияты вражескими структурами, то именно сейчас ему смерть Курмана Исмайлова, имеющего еще и репутацию «пострадавшего от ментов», абсолютно не нужна. Более того, она ему политически вредна.

Далее мы вступаем в «область конспирологии. Сразу вспомним, что Умаров предупреждал о том, что теракты против гражданского населения в предвыборный период могут быть только провокацией спецслужб. А президент Дмитрий Медведев буквально через несколько дней на коллегии ФСБ, сказал, что теракты в предвыборный период будут.

Самое удивительное даже не в том, что такая версия может существовать. А в том, что для Кавказа причастность к теракту спецслужб является чем-то не совсем уж невероятным. И для огромного числа людей ситуация выглядит именно таким образом.

Автор: Орхан Джемаль

Комментарии 0