Среда обитания

Буковский требует расследовать Би-би-си за фильм о Путине

Бывший советский диссидент Владимир Буковский выступил в своем блоге с возмущенным комментарием о первой части документального фильма Нажать "Путин, Россия и Запад" (Putin, Russia and the West), снятого по заказу Би-би-си.

В четверг второй телеканал Би-би-си показывает вторую часть фильма. Нажать В первой же части устами политиков и дипломатов - как российских, так и западных - рассказывается о первых годах правления Владимира Путина.

Мы предложили Владимиру Буковскому пояснить, в чем он обвиняет авторов документального фильма "Путин, Россия и Запад".

Владимир Буковский: Прежде всего, я посмотрел только первую часть, это, конечно, одна из четырех. Но достаточно важная, с нее фильм начинается, ее многие посмотрят. Это, конечно, пропутинский фильм.

Би-би-си: Что заставляет вас назвать его пропутинским?

В.Б.: …Упущено все неприятное для Путина, все события истолкованы с его точки зрения, как бы с точки зрения Кремля. Скажем, война в Чечне представляется как некая антитеррористическая операция, которую очень быстро закончили... Чечня покорена, все замечательно. На самом деле мы знаем, что это была не антитеррористическая операция, а провокация, связанная с тем, чтобы привести КГБ к власти, и что она до сих пор продолжается. Вы меня простите, но сказать, что она закончилась…

Би-би-си: Но в фильме не говорится, что она закончилась, но говорится о том, что она во многом помогла Путину прийти к власти. Для чего она велась – это ведь уже оценки, согласитесь. Дело журналистов - представлять факты, что, собственно, и пытались сделать авторы фильма, разве это не так?

В.Б.: Но сказать, что она закончилась – это неприличное вранье.

Би-би-си: Но ведь они этого не говорят.

В.Б.: Но мы больше не возвращаемся к чеченской войне.

Би-би-си: То, что фильм не возвращается к чеченской войне – это одно. А вы говорите о другом…

В.Б.: Представьте себя на месте западного наблюдателя. Ведь фильм сделан для западной аудитории, а не для российской. Вот была какая-то заварушка, и все, она кончилась. На самом деле, мы знаем, что она растревожила весь Северный Кавказ, что у нас война распространилась на весь Северный Кавказ в результате. Вот что произошло. Это катастрофа. Не отметить такую вещь, как катастрофу для президента – это неприлично. Это значит, что вы заняты апологетической кампанией.

Би-би-си: Почему у вас вызвало вопросы упоминание в пресс-релизе не показанного еще эпизода с так называемым "шпионским камнем"? Эпизода, где бывший представитель британского правительства Джонатан Пауэлл признает тот факт, что камень существовал…

В.Б.: Я имею дело с КГБ 50 лет своей жизни. Я их почерк знаю и отпечатки их пальцев знаю. Вся эта история с возрождением скандала с камнем – это типичный почерк КГБ. Вот они вытащили этот дурацкий эпизод, который когда-то использовали против правозащитников для клеветы на них.

Би-би-си: То, что его использовали против правозащитников, это одно. Но ведь сам факт "шпионского камня" имел место?

В.Б.: Да, но, во-первых, мы не знаем, существовал ли этот камень.

Би-би-си: Но вот его показывают…

В.Б.: Мало ли где его показывают! Вам КГБ нарисует, что захочет!

Контракт с властями?

Би-би-си: И вы полагаете, что российскому правительству были даны какие-то обещания, политические гарантии относительно содержания фильма?

В.Б.: Начнем с того, что чиновники, участвующие в фильме, интервью просто так не дают, им это не разрешено.

Би-би-си: Позвольте, но это спекуляция. Почему вы это предполагаете?

В.Б.: Ну, это известный факт. Есть понятие протокола. Никто им не разрешит просто так давать интервью, по своему желанию. Точно так же в Англии, между прочим, или в Америке. Это все очень непросто. Они наверняка потребовали каких-то гарантий того, что этот фильм не будет направлен против путинского режима. Никто из них, будучи высокопоставленным чиновником администрации, не может участвовать в антирежимном фильме.

Би-би-си: Но ведь это чистой воды спекуляция. Тот факт, что они хотели бы выглядеть в фильме красиво и хотели бы, чтобы правительство, которое они представляют, или политические силы, которые они представляют, никак не пострадали в результате этого фильма – это одно. Но обвинять авторов фильма в том, что они преследуют какие-то политические цели…

В.Б.: Это не одно. Никто из них не дал бы интервью, не получив таких гарантий. Это известная практика, спросите своих коллег. […] Тем более, что это английское телевидение, которое приезжает в Москву, где вообще паранойя. И что же, они просто так пойдут, мол, милые люди, мы с вами поговорим? Так не бывает. Так не работает на этом уровне, нет.

Би-би-си: А как работает?

В.Б.: Заранее договор идет. Заключается, иногда даже письменный, контракт: пожалуйста, мы предоставим такую возможность интервьюировать такого-то и такого-то. Однако оставляем за собой право вето, недопуска этих материалов для показа. Так проводилась работа в советское время Гостелерадио со всеми западными телерадиокомпаниями.

Би-би-си: …Би-би-си не Гостелерадио, Би-би-си ни перед кем не отчитывается за те материалы, которые выходят в эфир. Как, скажем, может тот же Сергей Иванов не допустить выхода в эфир Би-би-си какого-то материала?

В.Б.: Если есть такой пункт в контракте, что они обязаны ему показать предварительно материал перед эфиром и спросить его согласия, то они это будут делать.

Би-би-си: Но ведь есть факты, которые излагаются не российскими чиновниками, а, противоположными им чиновниками, скажем, американскими, английскими и другими…

В.Б.: С ними я не знаю. Какой у них протокол, я не знаю. Из тех людей, которые находятся в отставке, с ними нет нужды такие заключать договора. Они не при должности, они не отвечают за государство. Там Колин Пауэлл, Кондолиза Райс, они свободные люди, они в отставке. То же самое в России, с теми, кто уже в отставке, с Горбачевым, например. Он не обязан получать никаких разрешений от государства на то, чтобы дать интервью. А люди, находящиеся на должности, получают разрешение от государства на то, чтобы дать интервью…

Би-би-си: Для меня не новость, что чиновники просят разрешения у вышестоящего начальства, чтобы дать интервью СМИ. Но для меня новость, что журналисты, тем более, английские журналисты, журналисты Би-би-си заключают контракт с российским, или каким бы то ни было правительством, чтобы взять то или иное интервью. У вас есть документы, которые подтверждают ваши обвинения в адрес авторов фильма?

В.Б.: А я и предлагаю расследовать это обстоятельство. Пусть они нам ответят, каковы были обстоятельства взятия этих интервью, какие условия выставляла российская сторона, если она их выставляла. Эпизод очень подозрительный, он использован для того, чтобы возродить кампанию клеветы против правозащитных организаций России. Очень нагло, очень откровенно. И это все в преддверии президентских выборов [в России]. Это все на фоне массовых кампаний протеста внутри России. …Почему незначительный, как говорят авторы, эпизод со "шпионским камнем" оказался центральной темой всего пресс-релиза, рекламирующего фильм? Если он незначительный, зачем его так выпячивать?

Автор: Фамиль Исмайлов

Комментарии 0