Общество

ЯЗЫК ВРАЖДЫ И НЕНАВИСТИ



Силантьев Роман Анатольевич
родился 15.09.1977 г.










Исламофоб Роман Силантьев, нагнетая напряженность вокруг российских мусульман и их организаций постоянно распространяя ложь и дезинформацию, говорит: "Я видел "ваххабитские" очаги на Сахалине, в Башкирии и Оренбуржье, в городах Ямало-Ненецкого округа, в Санкт-Петербурге, Томске, Омске, Чите и Петропавловске-Камчатском. Во Владивостоке ваххабиты объявили джихад местной мэрии, а в Вологде годом позднее стали составлять «черные списки» неугодных чиновников. В Мордовии и Пензенской области появились целые "ваххабитские" села, а в Олонецком районе Карелии они попытались обложить данью православные приходы".

Если учесть, что термин "ваххабит" в современном искаженном понятии российской действительности равен по смыслу "террористу", то легко можно понять цели этого человека, кои он преследует по отношению к исламу и мусульманам России.

НО НЕ ТОЛЬКО ЭТО!

Роман Силантьев, снискавший в среде многих мусульман славу агрессивного российского исламофоба, в программе Русской Службы Новостей (РСН) в очередной раз выступил с резкими нападками в адрес мусульман России. Уже на этот раз он поставил под сомнение их права на строительство мечетей и минаретов, как он высказался,«в русских городах», позволяя себе единолично подразделять многонациональные российские города на татарские (видимо басурманские) и русские.
В своей речи в программе РСН от 1 декабря Р. Силантьев заявил, что большие мечети в России, в своем большинстве, принадлежат «ваххабитам-террористам», которые с ненавистью относятся к окружающим их гражданам и, которых Рамзан Кадыров отстреливает в горах Чечни.
Он с большим воодушевлением поддержал результаты референдума в Швейцарии, организованного по инициативе праворадикальной националистической партии страны, призванного запретить гражданам страны мусульманам строительство мечетей с минаретами.
«Швейцарцы поняли, что речь идет не об удовлетворении религиозных потребностей мусульман, а о попытке их агрессивной экспансии, и решили положить этому конец», заявил Силантьев по результатам проведенного опроса.
Таким образом, по его мнению, мусульмане не достойны, иметь типовые полноценные мечети, а имеют право лишь на молельные дома, типа молельных домов гонимых ветвей православия или небольшие приспособленные помещения. Солидаризируясь с о швейцарскими крайними националистами в вопросе запрета на строительства мечетей и минаретов, Роман Силантьев заявляет, что мусульмане России могли бы помолиться, где ни - будь у себя дома или в приспособленных помещениях, а мечети им вообще то - ни к чему.
«Наличие или отсутствие минарета никак не влияет на возможность мусульман молиться. Раньше с минарета призывали на молитву, а сейчас практически у них у всех есть часы, мобильные телефоны, будильники. Пусть они время своих молитв определяют по часам. Минарет как таковой сегодня свою функцию утратил, поэтому навязчивое желание строить минареты нас настораживает», - цинично заявляет он.
Строительство мечетей (молельных домов) в местах компактного проживания мусульман он еще допускает, правда без минаретов. Он считает, что минареты – это не традиция и не элемент мусульманской архитектуры, сложившейся в течение многих веков, как купола и колокольни христианских храмов, а «признак агрессивной экспансии мусульман».
«Помпезные мечети, с минаретами, позиционируются не как места для молитвы, а как вызывающие символы присутствия, - изрыгает из своей внутренности Роман Силантьев.
Подтверждая свое неприятие практики строительства мечетей мусульманами России, он, в качестве примера, на что могут максимум рассчитывать мусульмане, говорит: «Например, когда в Москве строили мечеть на Поклонной горе или в Отрадном, это не вызывало отрицательной реакции, поскольку эти мечети были небольшими. Но когда пытались строить мечеть около проспекта Мира с 80-метровыми минаретами, это вызывает резко отрицательную реакцию», - откровенничает Силантьев. «Из этого можно сделать вывод, что мечеть мечети рознь и минарет минарету рознь», - подытоживает он свою мысль.
«Зачастую, к сожалению, мечети, особенно большие, становятся не храмами в полном понимании этого слова, а некими символами агрессивного присутствия: целый ряд экстремистских мусульманских организаций и фондов специально выделяют деньги на строительство подобного рода знаков своего экстремистского присутствия», - считает Р.Силантьев. «И многие люди начинают понимать, что большая мечеть с минаретами – это не столько храм, сколько символ агрессивной экспансии недружественным религиям», - вторит он самым оголтелым шовинистам, выступающим с лозунгом «Россия только для русских».
Также не новы его высказывания типа, любое строительство мечети в русских православных городах должны быть согласованы с местным русским населением, поскольку может сильно изменить облик этого города.
Только вот мусульманам не ясно кто или что дает ему право пытаться реализовать принцип апартеида в стране, которая возникла как государство на национальных территориях как русского так и нерусского народов, населяющих обширные территории 16 части суши.

Комментарии 0