Политика

Лицемерное сопротивление «Хизбаллы»

С середины 1980-х годов военизированные организации «Хизбалла» и ХАМАС неустанно оказывают вооруженное сопротивление Израилю во имя освобождения Палестины - часто пользуясь огромной поддержкой арабских народов. Но когда так называемое движение сопротивления не поддерживает начавшееся с низов народное восстание против тирана, его руководители выставляют себя лицемерами.

Именно это происходит сейчас с «Хизбаллой». На фоне  восстания сирийского народа против президента Башара Асада, и демократического цунами, обрушившегося на Ближний Восток, союз «Хизбаллы» с г-ном Асадом губит репутацию движения во всем арабском мире.

Сирийские массы, прежде чуть ли не боготворившие  лидера «Хизбаллы» Хасана Насруллу,  сегодня проклинают его, собираясь на площадях. Плакаты с изображением Асада и Насруллы, некогда украшавшие окна автомобилей и стены домов по всей Сирии, сейчас регулярно предаются огню.

До недавнего времени Хасан Насрулла – шиит – был панарабским кумиром. Его положение как председателя «Хизбаллы» и командующего в войне с  Израилем 2006 года подняло его на небывалые высоты популярности, как среди шиитов, так и среди суннитов, сравнимые с политической славой бывшего президента Египта Гамаля Абдель Насера после национализации Суэцкого канала в 1956 году.

Насрулла не только воевал с соседним Израилем, он бросил вызов проамериканским арабским государствам, готовил и защищал бойцов ХАМАС в Ливане, поддерживал шиитское ополчение Муктады аль-Садра, убивавшее американцев в Ираке, и демонстрировал абсолютную лояльность к Ирану. У него были миллионы сторонников. Множество арабов – от Касабланки до Мекки – видели в нем настоящего героя, который говорил дело и боролся за справедливое дело.

Но когда такое  невероятно  популярное движение сопротивления отказывается от своего идеала, от освобождения – в пользу тирании, оно теряет доверие общества.

Борьба с Израилем в качестве доверенного Сирии – это одно, а вот  противостояние желанию демократических перемен сирийского народа – нечто совсем другое.

Асады – это простые смертные, которые сегодня обременены отмирающей политической системой. Г-н Асад, его брат Махер и их пособники умудрились погрязнуть в жутком механизме подавления,  оставляющем запах смерти на своем пути, от Хомса до Хамы.

Теперь у г-на Насруллы есть причины для беспокойства. В одном из своих выступлений он, защищаясь,  отрицал, что его войска принимают участие в подавлении сирийских протестующих. В другом – вообще  проигнорировал  восстание в Сирии.

Сирийцы, на взгляд г-на Насруллы, по-видимому, не заслуживают демократии, потому что это означало бы падение покровителя «Хизбаллы» в Дамаске, не говоря уже о разрушении «оси сопротивления», простирающейся от южного Бейрута до Сирии и Ирана.

Другое движение сопротивления –  ХАМАС – оказалось более  политически подкованным. Оно адаптировалось к новой политической обстановке, и плывет в неизведанных водах сирийского восстания, впечатляя зрителей  скорее тем, чего оно не сделало и не сказало, чем тем, что оно сказало или сделало.

Исторически так сложилось, что наибольшую угрозу для палестинского национального движения представляла вероятность погрязнуть во внутренних конфликтах других стран – от Иордании в 1970-х до Ливана в 1980-х – и ХАМАС помнит об этой истории.

Когда бывший президент Сирии Хафез Асад жестоко подавлял восстание сирийских «Братьев-мусульман» в городе Хама в 1982 году, движения ХАМАС даже не существовало. Но сегодня эта организация не может себе позволить, чтобы ее воспринимали как соучастника на фоне новых полей смерти в Сирии.

В то время как про-асадовская риторика и поступки «Хизбаллы» вопиют «мы едины», позиция ХАМАС по сирийскому восстанию довольно  красноречиво проявляется в его  молчаливом  инакомыслии. Первая беспокоится о путях поставок оружия из Ирана, если режим Асада падет. Последний, впечатленный недавними успехами  суннитских исламистских движений – от Туниса до Египта – видит иные горизонты, помимо Асадов.

Эпизодические появления лидера ХАМАС Халеда Машааля в Дамаске становятся все реже, в сирийском политбюро остался только  основной персонал – просто чтобы соблюсти приличия. И хотя движение не разорвало полностью  отношения с сирийским режимом, оно сократило свое присутствие в стране, и многие из его представителей среднего звена покинули Дамаск, перебравшись в Газу, или даже в Египет, Иорданию и Катар – суннитские государства, где они, вероятно, найдут поддержку.

ХАМАС пришлось расплачиваться за свою более принципиальную позицию по Сирии: казна его скудеет по мере того, как уменьшаются иранские подачки. Популярность движения, однако, вероятно возрастет.

Между тем, противление сопротивлению сирийского народа неуклонно ослабляет роль «Хизбаллы» как народного движения во всем регионе.

На прошлой неделе, в своем выступлении в память о мученической смерти почитаемого шиитского имама Хусейна ибн Али в битве при Кербеле в 680 году,  г-н Насрулла пообещал и дальше оказывать поддержку сирийскому режиму.

Но при этом он забывает, что перед своей смертью имам Хусейн горько жаловался на невыносимую жизнь под тиранией халифата Омейядов, со столицей в Дамаске – эти жалобы, похоже, «Хизбалла» сегодня пропускает мимо ушей.

Слепо не замечая своего нынешнего затруднительного политического положения, г-н Насрулла заявил, что «Хизбалла» никогда не допустит свержения Асада.

К счастью для сирийского народа, от г-на Насруллы это не зависит.

Автор: Ларби Садики

Комментарии 2