Среда обитания

Шариат и ужастики

Я долго не понимал страхов людей перед шариатом. А теперь, кажется, понимаю. Большинство светских людей моделируют то, как их светская система борется с верующими: похищения, постановка на учёт, гнобление за внешний вид... И они, видя всё это своими глазами, инициируя своими руками и равнодушно относясь к этому, вдруг начинают беспокоиться о том, что с приходом шариата всё то же самое будет повторяться в отношении их. Согласитесь, подлый ход мыслей: игнорировать фактическую дискриминацию людей сейчас и трястись о своей шкурке в далёком будущем, которой гипотетически может что-то угрожать.

Суть не в том, что они против шариата по каким-то конкретным позициям (раздельные школы для мальчиков и девочек вызовут непомерные затраты, алкоголь будет проблематичнее найти и т. д.). Они просто осознают своё плохое отношение в отношении «других» (верующих) и проецируют это же отношение на мусульман. Как говорится, по себе людей судят.

Проблема усугубляется тем, что многие мусульмане подыгрывают им в этом. Кто-то в шутку: «вот, придём к власти, тебя камнями закидаем» или «руку отрубим». Кто-то, правда, думает, что мусульмане сразу будут мстить всем, кто их обижал когда-то. Это не что иное как проявление необузданных эмоций и мало соотносится с исламом, в котором милосердие, мягкость и снисходительность занимают высокое положение.

Одно дело – крайне жёсткая военная ситуация на грани выживания и совсем другое – период доминирования. Есть люди, которые оправдывают жестокость современного строя тем, что он тоже находится на грани выживания.

Если эта махина со всеми её официальными министерствами, субсидиями, толпами вооружённых людей в масках по улицам городов загнана в угол, откуда вынуждена отбиваться любыми способами, забыв о существовании законов, то, как говорится, без комментариев.

 

Другого не дано

 

В выпуске «Черновика», посвящённом Хаджимураду Камалову, приводятся его слова с одной из телепередач:«Если человек называет себя мусульманином, то он не может не хотеть [жить в шариатском государстве]». Когда ему сказали, что согласно опросам в Дагестане только 30% хотят этого, он ответил: «Значит, 70% не должны называть себя мусульманами».

Есть прослойка мусульман, которая не отрицает шариат (в теории), но на практике выступает за сохранение «демократии». А оправдывают это тем, что они не доверяют, сомневаются в компетентности и дееспособности тех, кто выступает за установление закона Аллаха. Это очень скользкая позиция (безосновательная либо лицемерная). Ведь эти люди каждый день убеждаются в некомпетентности строителей демократии, но против неё они что-то не выступают.

В демократии же, которую пока никто в глаза не видел, люди чаще находят защиту своего образа жизни, каким бы он ни был. Конечно, никакой демократии нет, просто пропаганда создаёт в головах людей смутную картину, и дальше следует игра на эмоциях.

Якобы всё нормальное, что у тебя есть, – благодаря демократии: диван, телевизор, еда в холодильнике, а всё плохое – непременно придёт от шариата.

И мусульмане, зачастую, своей недалёкостью подыгрывают этим предположениям. Хотя надо их рушить и создавать светлый образ шариата в головах людей. Как одному моему знакомому православный генерал сказал:«Если бы шариат давал мне гарантии, что мой сын не станет наркоманом, а дочь – проституткой, то я был бы обеими руками за него». И наш долг – предоставить людям эти гарантии.

Чтобы не быть голословными, разберём детально несколько стандартных ужастиков.

 

Побивание камнями

 

Самая страшная сказка о шариате – забивание камнями за внебрачные связи. В наше время этот порок особо распространился, что в какой-то мере логично, учитывая слова Пророка (да благословит его Аллах и приветствует): «Тому, кто поручится мне за то, что находится между его челюстями (язык) и между ногами, я поручусь за то, что он попадёт в рай» (Аль-Бухари, Муслим).

Так вот, для забрасывания камнями нужны четыре надёжных свидетеля (обладающие качествами свидетеля, согласно шариату – молящиеся, постящиеся и т. д.), и к тому же они должны видеть, «как ключ входил в замок».

То есть это страшное наказание, которым всех пугают, если и грозит, то только считанным единицам извращенцев. Им придётся смириться с тем, что прилюдно заниматься сексом нельзя.

Что же касается современного Дагестана, к примеру, в начале декабря на правозащитных сайтах появилась публикация об очередном «убийстве чести». Марьям 22-х лет убили родственники, по словам матери, из-за смс-переписки и телефонных разговоров с посторонним парнем. И современные «демократические» полицейские покрывают убийц, в то время как по шариату их ждало бы отсечение головы. И уже следующие родственники неоднократно подумали бы, прежде чем таким образом «смывать позор» с чести своей семьи.

В шариате также есть наказание за оговор человека (обвинение его в прелюбодеянии наказывается 80 плетьми). Это не значит, что в исламском обществе все ходят с отхлёстанными спинами. Это означает, что люди не могут позволить себе демократическую «роскошь», называть девушек проститутками.

Также в шариате людей с детства приучают к семейным ценностям. Они реже разводятся и даже если разводятся, это не становится поводом «шалтая-болтая», а является мотивом завести новую семью. То есть, если взять побивание камнями и разобрать этот ужас в деталях, в том числе проецируя его на качественно иное общество, и даже на наше современное, – получается, ничего страшного в этом нет. Помимо этого в шариате действует запрет на вторжение в личную жизнь.

На раннем этапе становления ислама Пророк (мир ему и благословение Аллаха) учил людей единобожию, прививал им богобоязненность и рассказывал о Судном дне. И только после того, как в исламском обществе прочно установились нравственные стандарты, были введены законы о наказаниях.

Наказание для шариата не самоцель. Он стремится сделать преступление в глазах мусульманина явлением из ряда вон выходящим.

 

Угнетение пьяниц

 

Для любителей выпить, которых в наше время тоже немало, наверное, будет интересна история, приключившаяся с Умаром Ибн Аль-Хаттабом.

Однажды он проник в дом одного мусульманина, перебравшись через стену, и застал его распивающим вино. Тот признался, что согрешил, но согрешил один раз, в то время как Умар согрешил трижды. Он выслеживал, хотя Бог запретил это:

«О те, которые уверовали! Избегайте многих предположений, ибо некоторые предположения являются грехом. Не следите друг за другом и не злословьте за спиной друг у друга» (Коран 49:12).

Он проник в дом через крышу, хотя Бог повелел, чтобы верующие входили в дом через дверь: «Входите в дома через двери и бойтесь Аллаха, – быть может, вы окажетесь преуспевшими» (Коран 2:189).

К тому же он вошёл в дом без слов приветствия, хотя Бог запретил входить в дом, не поприветствовав тех, кто в нём живёт: «О те, которые уверовали! Не входите в чужие дома, пока не спросите позволения и не поприветствуете миром их обитателей» (Коран 24:27).

В итоге Умару пришлось ограничиться формальной фразой, что тот должен покаяться. И этого придерживаются мусульмане согласно их шариату.

Как же с этим контрастирует дагестанская «демократия», борцы за которую ненавидят шариат. Летом состоялось несколько митингов по поводу незаконных обысков в домах кизлярских мусульман. Пожилая женщина, тётя одного из задержанных, кому подбросили наркотики и патроны, рассказывала с трибуны, как вечером в спальню ворвались омоновцы и в одной сорочке вышвырнули её на улицу. И слова «вы должны покаяться» на этих «демократов» в масках вряд ли подействовали бы. Понятно, что существуют процессуальные нормы обыска, отличающиеся от обыденных ситуаций, но и они в настоящее время грубо нарушаются.

Вот такие демократы и рассказывают сказки про шариат, что они будут ко всем врываться, подкидывать под матрасы бутылки с водкой и закидывать камнями за смс-ки.

 

Меняющиеся правила

 

Демократический обыватель понятно, почему отнекивается от шариата. Он боится, что бородатые арабофилы вторгнутся в его жизнь, оторвут от мягкого дивана и телевизора, выльют пиво в канализацию, отберут пену для бритья и Gillete. А любимые с детства сказки Пушкина заменят брошюрами о намазе.

Демократического полицейского понять ещё проще. Изо дня в день он – живая мишень для воинов шариата. Ему приходится хоронить коллег и каждый раз осознавать, что следующим может быть он. Шариат для него почти синоним смерти. Но за что? Просто за то, что делает свою работу. Идёт, куда ему приказывают идти, и делает то, что приказано делать.

Демократические правители, которые руководят всей этой ненавистью к шариату, о чём они беспокоятся? Они хотят строить великое светлое будущее и ненавидят темноту средневековья? Они беспокоятся за сон обывателя, который нарушит утренний азан? Как ни странно, ответ на этот вопрос мне подсказал Мистер Фримен, автор популярных в интернете политических роликов. В сюжете о противостоянии современных властей России с народом и интеллигенцией он говорит: «Невозможно выиграть или не проиграть в игре, правила которой постоянно меняются. И меняются – не вами».

Так вот, шариат – это основы, установленные раз и навсегда. Это золотой динар, про который несостоявшийся правитель не может сказать: сегодня мы нарисовали новые деньги, выкиньте старые, что вы копили всю жизнь.

Автор: Рустам Апаев

Комментарии 3