Общество

Будущее татарского ислама в свете геополитической ситуации в мире

  1. О светской власти, исламе и православии

Любой безбожный правитель, ставший во главе страны, боится излишней религиозности своих подданных. Активно вмешиваться в духовные дела жителей России светское государство начало еще при Петре 1. Именно он нанес колоссальный вред православию, да и всей русской культуре в целом, подчинив религию интересам мирской жизни. После него христианство добивали его царственные потомки и продолжили большевики. Что уж там говорить про ислам в дореволюционной России. Государственная машина смогла не только подчинить, но и взрастить такое мусульманское духовенство в Поволжье, что татарский народ с воодушевлением воспринял Октябрьский переворот 1917 года.

Один мой старший товарищ-татарин удивлял меня скептическим отношением к исламу у него в семье, где на дух не переносили мусульманское духовенство. Оказалось, что детство его отца пришлось на 20-е годы, когда по Татарстану прошелся страшный голод. Его родители умерли от недоедания. Пришел «указной мулла», похоронил родителей. Потом он зашел в сарай и забрал последнюю овцу, которую родители берегли даже от себя, чтобы хоть как-то прокормить свое потомство. Тощее блеющее животное проводили взглядом несколько пар голодных детских глаз. Духовный наставник оставил этих детей на явную погибель, но он считал, что этот баран принадлежит ему по праву – это гур-садакасы. Именно деградация этой продажной прослойки общества привела к тому, что татары поддержали революцию и стали для большевиков мощной ударной силой борьбы со старым режимом и его прихвостнями в виде официального духовенства. А ведь так называемая «могильная милостыня» не имеет к исламу никакого отношения. Эта татарский обычай, который непонятно откуда и когда взялся. Взимание такого садака является грехом и осуждается в исламе.

Не удивительно, что в настоящее время, подавляющее большинство татар не читают намаз и даже не ходят в мечеть на пятничную проповедь, что для мужчины-мусульманина является обязательным. У православных ситуация не лучше. Светские власти для большей части населения свели христианство к ношению крестика на шее, да к культпоходам к святыням. Празднование крещения Господне, сводится у таких «христианок» к вилянию хвостом в купальнике перед чужими мужиками. Дошло до того, что русские считают, что алкоголь и табакокурение, неправедный образ жизни, являются частью христианской культуры: «мы ж не басурмане вам» или «я что, монашка?».

Чтобы как-то дистанцироваться от этой бесовщины в подлинном православии появилось понятие - воцерквленный. Так говорят о христианах, стремящихся жить по заповедям Иисуса Христа (мир ему). Они периодически исповедуются, причащаются, совершают другие таинства в соответствии со своей религией, не пьют спиртного, игнорируют, большинство, т.н. «гражданских праздников»: 23 февраля, 8 марта. Некоторые из них не отмечают даже Новый год. Что же касается мусульман, то у них, когда идет речь о человеке, стремящемся жить по Корану и сунне пророка Мухаммеда (с.а.с.), говорят - практикующий мусульманин. Они также не признают светские праздники, 5 раз в день в четко определенное время читают намаз, по пятницам ходят в мечеть. У татар и русских, верующие мусульмане и христиане составляют не более 2% населения. Их объединяет главное - вера в Бога.

Символично, что среди мусульман Татарстана ходит одна байка и, на мой взгляд, она вполне правдоподобна. Мечеть Кул Шариф первоначально была закрыта для богослужений и использовалась только в качестве музея. В Казань как-то приехал ныне покойный патриарх Всея Руси Алексий 2 и Минтимер Шаймиев провел для него экскурсию по кремлю. Узнав, о том, что мечеть Кул Шариф недействующая, глава РПЦ якобы сказал: «Молиться надо», и после этого мечеть открыли для мусульман.

2. О современном полуязычестве

А кто ж тогда эти остальные 98% населения России? Думаю, лучше, чем журналист «Московского комсомольца» Елизавета Александрова-Зорина, никто не сможет обозначить религиозную принадлежность этих людей: «наша религия – потребление, наш храм – супермаркет». Люди продолжают придумывать себе идолов, несмотря на то, что это явное заблуждение. Таким образом, с точки зрения монотеистических религий, они на самом деле - язычники. Несмотря на этническое разнообразие: русские и татары, дагестанцы и чуваши, все они выполняют - одинаковые языческие обряды. Празднуют одни и те же праздники: Новый год, 8 марта, 23 февраля, смотрят одни и те же телеканалы, где круглосуточно идет пропаганда насилия и разврата, слушают одни и те же примитивные песни. Их молодежь одинаково распущена, не воспитана и не умеет уважать чужие культурные особенности. Этнические русские из станицы Кущевская, за 19 лет своего беспредела, изнасиловали не менее 220 девушек в возрасте от 14 до 20 лет. Они мало, чем отличаются от таких же подонков из представителей народов Поволжья, Северного Кавказа или Средней Азии. Разница только в том, что одни исповедуют полуязычество с элементами православной культуры, а другие полуязычество с элементами мусульманкой культуры.

Ничего не поделаешь, но вера в Господа – это великий дар, который дается Господом не каждому. Можно сутки на пролет провести в земных поклонах с просьбой к Нему позволить уверовать в Него, но, если Он того не захочет, то никакая сила не выведет человека на праведный путь, а, если Аллах наставит человека на правильный путь, то никакая сила не сможет сбить его с этого пути. Поэтому поистине несчастны те люди, чьи сердца запечатал Бог и кому не выйти из невежества до конца своих дней. Они вынуждены заполнять пустоту в своих душах различными бредовыми идеями, создавать себе «плюшевых» кумиров.

В это безбожное большинство населения России, как это не прискорбно признать, входит большая часть интеллигенции, политиков, представителей спецслужб, вооруженных сил и даже часть официального духовенства – короче политтусовка, определяющая настоящее и будущее страны. В большинстве своем это порядочные люди, законопослушные гражданине России. По инерции они именуют себя мусульманами, либо православными, потому что думают, что для этого достаточно быть просто хорошим человеком. А это в свою очередь, по их мнению, дает им право вмешиваться в религиозную жизнь двухпроцентной религиозной общины страны.

3. Русский национализм, как фактор борьбы с исламом в России

Наиболее интеллектуальная часть безбожного большинства, которая не желает поклоняться водке, деньгам или какому-нибудь сценическому полуфабрикату уходит в национализм. Такие татары, например, пытаются построить независимый Татарстан, возвеличивая свои национальные особенности, а такие русские - на место бога поставили Великую Россию. При этом в ней они видят массу изъянов и не хотят ее любить такой, какая она есть. Они находятся в постоянной суете совершенствуя свого бога - им нужна Россия без «чурок» и другой «экзотики». Стремление к унификации и поглощению других народов в русском народе заложено генетически, поскольку это в их понимании ведет к укреплению России, что, возможно, и не лишено логики. Стоит отметить, что русский шовинизм по своей природе никогда не был излишне брезгливым к представителям других народов. В его представлении родившись «чурбаном», можно успешно переродиться в «полноценного человека», утратив свои культурные особенности.

Таким образом, русские полуязычники противопоставляются полуязычникам из нацменьшинств. А поскольку элементы ислама усложняют политику русификации этнических мусульман, которые впрочем, как это ни парадоксально уже и не исповедует эту религию, необходимо:

- уводить людей в мифологию и в национализм, пускай и антирусский, на первых порах (ради этого они готовы терпеть даже Рафаэля Хакимова),

- в русском большинстве создать чувство нетерпимости к исламу и к народам - его носителям,

- постоянно разобщать мусульман между собой, натравливая друг на друга,

- и, самое главное, дискредитировать ислам в глазах этнических мусульман.

Русская, и, кстати, не совсем русская, националистически настроенная интеллектуальная элита постоянно подогревает нетерпимость к исламу. СМИ, особенно телевидение, создает негативный образ мусульман, используя для этого все тех же потерявших связь с Богом полуязычников из числа приезжих кавказцев и азиатов. Бытовые конфликты с участием «приезжих» преподносятся как межконфессиональная рознь. И сложно кому-либо объяснить, что не может быть межконфессиональной розни между русским безбожником и дагестанским безбожником. У них – религия, в общем-то, одна – это язычество, потому как верующий постарался бы избежать порицаемого. А значит - это внутриконфессиональная разборка безбожников. При этом очень часто куролесят одни, а отвечать приходится истинно верующим людям, которых немало как среди русских людей, так и выходцев из Северного Кавказа. Но положительное влияние ислама на умы людей у нас не принято демонстрировать для всеобщего обозрения.

Тем временем, над «проблемой» русификации народов России работают уже не просто психи-одиночки, а целые институты, финансируемые из бюджета. Как здесь не процитировать Александра Дугина, профессора, заведующего Кафедрой Социологии международных отношений МГУ: «нам чрезвычайно выгодно развитие суфизма, этномифологии, возврата к этничским традициям местных народов, которые будут укреплять их разрозненность, которые будут усугублять очень сложную мозаичную структуру». Человек он видно очень терпеливый и не стремится сразу нахрапом «крестить» татар, и прочую нерусь, как это делали его предшественники. У него имеется целый план: сначала расколем ислам, одновременно будем уводить в этномифологию и к национальным традициям.

Более категоричны в своих высказываниях блогеры «Яна Амелина» и «Nina Zveroboeva». Адвокат Прикамского правозащитного центра Рустем Валиуллин проанализировавший их публикации в Интернете пришел к не утешительному выводу, под этими именами скрывалась одна и та же гражданка, которая, судя по ее записям, привержена православному христианству и видит спасение в фанатичной приверженности православному фундаментализму, и в «православном фашизме». При этом она приемлет исключительно силовой метод решения проблем в проповедовании другим православного христианства и отрицает иные методы убеждения людей. Кроме того, считает аресты православных, устраивающих погромы у людей иных вероисповеданий, несправедливыми. Сама угрожает лицам, не придерживающимся ее взглядов, расправой; открыто отрицает необходимость толерантности в обществе; открыто поддерживает лиц, совершающих насильственные действия по мотиву национальной, религиозной и расовой ненависти. Победа православия, по ее мнению, неизбежна.

Мусульмане республики уверены, что эти призывы к ненависти принадлежат заведующей сектором Кавказа президентского Российского института стратегический исследований, который находится в Москве, Яне Амелиной. Данный человек считается в Татарстане «экспертом по исламу» и именно она долгое время пыталась указывать властям, с каким мусульманами надо бороться, а каких поддерживать. Делала она это под видом борьбы с террористической угрозой, однако, истинные ее мотивы видны после посещения ее блогов, от авторства в которых она естественно отказалась, после, того как на них обратила внимание прокуратура РТ. Вскоре исчезли и все эти экстремистские записи в блогах, однако копии этих страниц хранятся у мусульманских антифашистов. Нынешнюю дестабилизацию ситуации в Татарстане некоторые аналитики связывают с приездом в Казань несколько лет назад именно этого борца с ваххабизмом и созданием в Казани ее детища - Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. В настоящее время она находится в Южной Осетии, но после возвращения оттуда, возможно, продолжит свою работу по дальнейшему разобщению мусульман республики. А пока этой «сложной и ответственной» работой занимается ее единомышленник Раис Сулейманов. В последнем номере газеты «Звезда Поволжья» в статье с характерным заголовком «Ваххабитский реванш» он договорился до того, что обвинил руководство Татнефти в поддержке ваххабизма. Создалось ощущение, что это было сделано с подачи ДУМ РТ, руководство которого тесно сотрудничает с сулеймано-амелинской «Новокрещенской конторой», которая использует риторику одиозного «мусульманского чиновника» Валиуллы Якупова. Можно предположить, все дело в личной обиде Ильдуса Файзова, на генерального директора Татнефти Шафагата Тахаутдинова, который как говорят, отказывается от личного знакомства со скандально-прославившимся муфтием.

4. Борьба внутри мусульманкой уммы Татарстана

В Татарстане из 2 миллионов татар практикующими мусульманами являются 20000-40000 человек. Основная часть мусульман республики является приверженцами мазхаба абу Ханифы (ханафитами), кроме того, не мало безмазхабников (салафиты, ваххабиты), т.е. тех, которые не признают существующие в исламе религиозно-правовые школы. В теологических вопросах у них нет единства. Кроме того, даже в среде ханафитов существуют определенные разногласия: выделяются последователи матуридитской акыды, имеется небольшая часть суфиев и т.д. То есть, ислам в Татарстане, несмотря на малочисленность очень мозаичен, что создает определенные неудобства. Ханафиты и безмазхабники в вопросах веры являются непримиримыми соперниками. Однако это не мешало им достаточно мирно сосуществовать на протяжении последних 20 лет. Дело в том, что все они являются последователями сунны пророка (с.а.с.) и не являются носителями экстремистских взглядов. Молятся в одних мечетях, стоят за одними и теми же имамами.

Тем не менее, в последнее время в местных СМИ синхронно началось запугивание исламским фундаментализмом, ваххабизмом, который, якобы, развел предшественник нынешнего муфтия. Все это сопровождалось чисткой «старых» мусульманских кадров. Например, в Елабуге уважаемого мухтасиба, который без шума и помпы активно продвигал в Елабуге ханафитский мазхаб, заменили гиперактивным бабаем, который за короткий срок смог не только перессорить между собой представителей традиционного ислама, но и дискредитировал его в глазах молодежи. В Альметьевске мухтасибом был очень авторитетный человек, но якобы не придерживавшийся традиционного ислама. На его место поставили достаточно грамотного ханафита, но, судя по всему, лишенного организаторских способностей. Он так и не сумел наладить контакт с местным населением, что периодически провоцирует скандалы в альметьевских мечетях. В Нижнекамске руководителем медресе был назначен человек, резюме которого, оставляет желать лучше - где бы до этого не работал он, везде его деятельность заканчивалась конфликтами. Эти действия привели к напряженности в среде мусульман Татарстана, обнажив абсолютно безграмотную кадровую политику муфтията.

Не сумев сохранить единства уммы, и, по сути, испортив имидж республики наш муфтий, как ни в чем небывало, уже покушается и на Казанский кремль. На недавно прошедшем пленуме ДУМ РТ он уже открыто предложил себя в качестве первого имама мечети Кул Шариф. Теперь понятно с чем была связана компания по дискриминации Рамиля Юнусова, нынешнего имама главного мусульманского храма республики. Очевидно, что нынешний муфтий не любит конкурентов, поскольку сам не конкурентоспособен. Но здесь кроется одна интрига - мечеть Кул Шариф не относится к ДУМ РТ. Предлагая себя в качестве имама, Ильдус Файзов делает вызов, уже президенту республики, ставя последнего в неловкое положение.

При этом деятели из ДУМ РТ со свойственной им риторикой оправдывают свои действия борьбой с экстремизмом, приводя в пример «нурлатские события». Стоит отметить, что представители уничтоженной там группы не имели никакого отношения ни к Альметьевску, ни к Нижнекамску, ни к Елабуге. Они были как раз из «благополучных ханафитских районов», где видимо, не смогли найти авторитетных мусульман, и в итоге нашли их в Интернете.

Ну, а попытка мусульманских «лидеров» продвинуть ханафиский мазхаб с помощью светской власти, в том числе с помощью спецслужб, говорит об их бездарности и безграмотности в вопросах теологии, в не умении отстаивать свою точку зрения, убеждать в ошибочности салафитских взглядов. К сожалению, вся эта возня возымела обратный эффект, создав ложное ощущение неконкурентоспособности ханафитского мазхаба по отношению к салафитам. Кстати, до сегодняшнего дня так никто и не сделал ни одной попытки начать диалог между представителями салафитов и ханафитов, а другого способа привести человека к смене убеждений не существует.

5. Почему в России борются с салафитами?

В некоторых регионах России официальное мусульманское духовенство, при поддержке органов власти ведет борьбу с т.н. салафитами или ваххабитами. При этом стоит отметить, что данное течение ислама в России не запрещено. Через некоторые СМИ людям внушают мысль, что причина такой нелюбви к представителям нетрадиционного ислама кроется в том, что они исповедуют какой-то особенный ислам, последователи которого являются террористами и экстремистами. Но мусульмане Татарстана общаются между собой и, как правило, лично знакомы с этими ребятами. Они знают, что безмазхабники – это такие же нормальные мусульмане, и среди них немало людей обладающих огромным багажом знаний и чей образ жизни нередко становится образцом для подражания. Они активны, начитаны и постоянно ведут беседы об исламе. Ханафиты с ними не согласны и, зачастую, считают заблудшими, что, впрочем, взаимно, но не видят в этих братьях опасности для окружающих.

Сотрудники спецслужб свою нелюбовь к салафитам объясняют горькой статистикой – по их убеждению большинство терактов в России совершено именно салафитами. Но, на мой взгляд – это только часть правды. На Северном Кавказе, как известно, идет гражданская война, которой некоторые политики пытаются придать религиозный характер. Ведут ее люди, столкнувшиеся с чиновничьей жадностью, полицейским беспределом, да и с российской коррупцией в целом. Но власть никогда не признается, что теракты в России совершают недовольные граждане страны, имеющие очень разные мотивы для этих безрассудных действий. Безусловно, исламский фактор здесь присутствует, но он заключается в том, что сердобольные богатые единоверцы из-за границы помогают вести эту войну своим братьям оказавшимся в тяжелом положении. Если бы арабы королевства были бы представителями, ну скажем маликитского мазхаба, то все равно не оставили бы своих братье по вере без финансовой помощи. Все это означает, что салафиты в некоторых регионах России ведут войну не из-за своего, какого-то особого вероубеждения, как это нам пытаются внушить, а ввиду сложившихся обстоятельств. Их вера не несет угрозы обществу. Думаю, что это прекрасно понимают и аналитики в Москве, но по каким-то причинам вводят нас в заблуждение.

Возможно истинная причина в том, как это не прискорбно признать, что саудовские шейхи, находятся под сильным влиянием США. А это один из наиболее страшных и коварных противников России. Мы видим, как американцы самым бессовестным образом несут свою демократию в различные уголки мира. Везде, где появляются эти слуги сатаны со своим полосатыми флагами, начинается смута. Не исключаю, что некоторые аналитики в России опасаются, что через арабскую политэлиту американцы могут раскачать ситуацию у нас в стране, используя приверженцев безмазхабности. Конечно, сложно представить себе, чтобы сытый житель Татарстана купившись на агитацию араба, повязал бы оранжевую ленточку на автомат Калашникова. Поэтому складывается ощущение, что салафиты все-таки – это только повод для целенаправленной дестабилизации ситуации в республике. И, может быть - это маневр, отвлекающий нас от главной их цели – традиционного для татар ханафитского мазхаба?

6. Есть ли у мусульман альтернатива арабам?

Иран, как один из мощных мусульманских центров, не подконтрольных США, не стоит даже рассматривать как альтернативу - это шиитская страна. Но в мире, как это не странно, существует еще один крупнейший центр ислама, независимый от арабского мира и от американцев. Мало того, там продвигают ханафитский мазхаб и придерживаются горячо любимой татарстанским духовенством матуридитской акыды (вероубеждения). И это еще не все – они суфии! Речь идет о странах южной и центральной Азии – Индии, Пакистане и Афганистане. Казалось бы, это подарок для борцов с салафитами. Однако, представители этого ислама в России известны под брендами «душманы» и «талибан» и думаю, что московские аналитики боятся их больше салафитов.

Если они придут в Среднюю Азию, то «басмачество» 20-х годов покажется детской забавой. Настоящий, ядреный, а не какой-то там проамериканский исламизм в итоге, безусловно, просочится и в Россию. Не надо забывать, что в Афганистане с американцами воюют в том числе, и выходцы из Поволжья, объединенные в Булгарский джамаат. Хочу обратить внимание на то, что джамаат назван не татарским, а булгарским. Волжская Булгария в период своего расцвета была эмиратом в составе арабского халифата. О той великой эпохе свидетельствуют развалины мечети 12 века, находящиеся в г. Елабуге. Таким образом, Татарстан с точки зрения мусульман самая северная исконно-исламская территория.

Именно поэтому, несмотря на непримиримую борьбу талибана с наркодельцами внутри своей страны, Россия не стремиться их поддерживать. В то же время она закрывает глаза на действия НАТО в Афганистане, которые наоборот способствуют наркоиндустрии ориентированной в первую очередь на Россию. Светская власть в Среднеазиатских республиках безусловно является естественным фильтром данного от распространения этого ислама, но все может в одночасье рассыпаться. «Бомбу» под Россию в этом регионе уже пытаются подложить, причем как всегда не без участия США. В Средней Азии муссируются разговоры о создании «Великого Узбекистана». Речь идет о присоединении к Узбекистану населенных узбеками территорий не только Киргизии, Таджикистана, Туркмении и Казахстана, до даже северного Афганистана. Таким образом, на территории бывшего СССР появятся граждане, которые никогда не состояли в пионерии, комсомоле и КПСС. А попытка перекроить границы, втянет регион в военный конфликт как минимум на несколько десятков лет, что, безусловно, приведет к исламизации населяющего этот регион народа. А пока есть время и «басмачи» не оказались на границе с Казахстаном, некоторые антиисламские силы внутри России будут убеждать политэлиту страны в необходимости борьбы с исламом в Поволжье.

7. Традиционный российский ислам

Напрашивается очевидный для федералов вывод – если уж и быть исламу в России, то это должен быть собственный доморощенный традиционный ислам. Он не должен быть подконтролен никому в мире, кроме как российскому государству. Естественно, речь идет не о приверженности к какому-то традиционному мазхабу, как это воспринимают некоторые мусульмане, например, ханафитскому у татар или шаифиитскому у дагестанцев. Речь идет о традиционном дореволюционном верноподданичестве, замешанном на суевериях и невежестве. Он должен обслуживать этнических мусульман с традиционно-обрядовой точки зрения: наречение имени новорожденному, никах, похороны. Постепенно, готовя эту массу, исповедующую полуязыческий ислам, к переходу к такому же полуязыческому православию.

Превратить Россию в подлинный мусульманский центр, с серьезными богословами никто не допустит. С одной стороны это позволит взрастить лубочное, низкоинтеллектуальное мусульманство, которое будет отпугивать здравомыслящих людей, с другой стороны будут вечно находиться умники, уезжающие на обучение за границу. Возвращаясь оттуда они будут входить в противоречие с местными грамотеями, и это будет создавать необходимую властям постоянную напряженность внутри мусульманской уммы России. Борьба традиционного и нетрадиционного ислама, таким образом, будет вестись бесконечно. А это все больше и больше будет приводить к отвращению этнических мусульман от ислама.

Таким образом, приход к власти нынешнего муфтия Ильдуса Файзова оказался неслучаен. Ведь подлинный ислам обоих направлений начал пускать серьезные корни в республике. Стало очевидно, что через 20 лет уважаемыми бабаями в мечетях станут не полуграмотные старики, пришедшие в ислам после выхода на пенсию, а мусульмане, исповедовавшие ислам на протяжении всей жизни, которые имеют глубокие знания и прекрасную репутацию. Вот, видимо, и решили использовать человека, прославившегося своей нетерпимостью к инакомыслию для конструирования «бутафорского ислама». Для адептов этой религии важно, чтобы праздников в стране было побольше, пиво с бензином не дорожали и сохранилась бесплатная рыбалка.

Автор: Линур Мифтахов, Газета "Звезда Поволжья"

Комментарии 0