Общество

Рабит Батулла -Татарский путь: права народа и политкорректность

Татарская газета.ру представляет читателю слово выдающегося сына татарского народа и великого гражданина России Рабита Батуллы. Его публицистический материал хотя и вышел не сегодня, но, думаю, не потеряет своей актуальности никогда.

Слово «националист» с приставкой «махровый» и сейчас употребляется при устных спорах, в печати и даже в высших татарских кругах (если еще более хотят усилить отрицательное значение слова националист, употребляют в контексте слово «писатель, деятель, организация националистического направления»). Оно звучит как клеймо, как определение инакомыслящего изгоя, врага народа и политического преступника.

Абсолютно точного определения национализма в учебниках не существует, несмотря на разницу в определениях, суть остается примерно такой со сталинских времен: «Национализм — реакционная, буржуазная или мелкобуржуазная идеология и политика, состоящая в проповеди национальной исключительности и национального превосходства. Национализм выступает в форме разжигания национальной розни между национальностями и народностями, в форме натравливания одного народа против другого». Так нас учили в течение восьмидесяти лет советского периода, учат и сейчас. Парадокс получается, друзья-товарищи. Выдвигая обвинения в национализме, ГПУ, НКВД с 1917 года уничтожали самых лучших сынов татарского, башкирского, азербайджанского, украинского и других народов. Как же в таком случае называть людей под этим «махровым» предлогом уничтожавщих, уничижавщих самых настоящих интернационалистов: коммунистами, гуманистами, интернационалистами или же шовинистами, фашистами, политическими садистами?

По мне же: национализм — это протест против национального и социального гнета. Против чьего гнета? Против гнета шовинистов, против гнета самовластия, против национальной несправедливости. В каждом отдельно взятом национализме есть стремление к самоопределению нации, а никак не стремление к национальной исключительности.

Вышеприведенная цитата, разработанная в недрах сталинской верхушки, абсолютно точно определяет не тенденцию национализма нерусских народов, а национальную (шовинистическую) политику России на сегодняшний день. И царская Россия, и Советская власть натравливали один народ на другой, давая кому-то привилегии, кого-то используя лишь в качестве рабочей силы.

Советская власть, компартия СССР заложили бомбу замедленного действия между татарами, с одной стороны, и башкирами, чувашами, марийцами — с другой, оставив тысячи татарских деревень, целые татарские районы, миллионы жителей-татар за пределами Татарстана, раздав их другим республикам, оставив татар без автономии. Это была политика насильственной ассимиляции татар.

Тихая ассимиляция татар особенно усилилась с 1955 года, когда приступили к разработке нефтяных пластов в Татарстане, началось строительство Заинской ГРЭС, Нижнекамска, КамАЗа. (слава Богу, что строительство АЭС приостановили.) В Татарстан хлынул поток людей нетатарской национальности, увеличилось число русских школ, уменьшилось число татарских, деревню поглотил город. Под угрозой исчезновения оказались татарские древние обычаи, язык, своебразная деревенская культура, традиции. Строительство КамАЗа в Татарстане было ошибкой, завод должен был строиться ближе к сырью, на Урале, однако был построен именно в Татарстане, как сказал поэт Сибгат Хаким, для того, чтобы поглотить самые чисто татарские районы, близлежащие к КамАЗу. И говорят, что очень уж усердно добивался строительства КамАЗа в Татарстане тогдашний первый секретарь Татарского обкома партии. Он всячески поддерживал стройку и часто публично выражал свою гордость за строительство КамАЗа у нас. Но ведь он прекрасно знал, что стройка союзного масштаба в национальной республике (с преступным игнорированием обучения татар и мигрантов на татарской земле в татарской культуре) — это безоговорочная ассимиляция коренной национальности региона.

Если татарский национал требует открытия хотя бы одной татарской школы вне Татарстана, то ему обязательно пришьют ярлык «махрового националиста» и «разжигателя межнациональной розни», дай им возможность, тебя за это с превеликим удовольствием на эшафот отправят.

Крымских татар депортировали в 1944 году в телячьих вагонах, придумав ложное обвинение. При депортации они целый месяц «путешествовали» без воды, туалета, пищи, вагоны открывали только для того, чтобы выбрасывать разлагающиеся трупы, и половина народа погибла в пути. Вместо того чтобы повиниться перед народом, компенсировать материальные и моральные убытки татарам, правительство СССР ничего не предпринимало, и правительство Украины не решало проблемы татар.

В 1993 году в Крыму прошла волна убийств политических деятелей из татар, были устроены погромы палаточных городков вновь возвратившихся татар. Убит лидер национального движения Ю. Османов. Из автомата в собственном доме был расстрелян Эскендер Меметов, депутат Верховного Совета Крыма. Убито много других граждан татарской национальности, часть этих преступлений до сих пор не раскрыта. Не выдерживая жестокого насилия, игнорирования прав, люди в знак протеста погибали в огне самосожжения.

Больше половины чеченцев погибло при депортации. Вместо того, чтобы извиниться перед чеченским народом и покаяться в содеянном, компенсировать моральные, материальные убытки, правительство России жестоко бомбит Чечню. Господа президенты, уничтожайте террористов, а не мирных жителей. Русский офицер насилует и убивает чеченскую девочку, и российский суд оттягивает приговор, и, судя по всему, насильник будет оправдан. Давно уже пресловутое «наведение конституционного порядка» в Чечне переросло в самую настоящую войну и геноцид целого народа.

Как же может человек, борющийся за элементарное равенство татар и русских, оказаться человеком, проповедующим национальную исключительность и превосходство? Какое превосходство должно быть у крымского татарина, когда у него нет элементарных условий жизни и коммуникаций по сравнению с русскими и украинцами, живущими в домах крымских татар в самом прямом смысле этих слов! О каком превосходстве может идти речь в случае с месхетинскими грузинскими турками, когда они, бедные, вот уже почти шестьдесят лет скитаются по «демократической» России. Их не пускает на исконные земли Месхетии грузинский парламент под руководством Шеварднадзе. Если месхетинский турок потребует возврата родины, то он, конечно же, получит ярлык «махрового националиста». Бедный националист мечтает лишь об обеспечении его элементарных прав со стороны властей.

«Националист» — это хилый человечек, связанный по рукам и ногам, шовинист (который считает себя интернационалистом) - это богатырь-боксер без защитных перчаток, наотмашь бьющий связанного и беззащитного. Если связанный начинает защищаться, судья его останавливает как нарушителя правил боя. Все суды, милиция, законы — на стороне шовиниста, у националиста нет никаких прав на защиту. И, конечно ж, шовинист-богатырь побеждает. Борьба с татарскими националистами после революции именно так и происходила. Под клеймо злостного националиста подпали и невинные исламские служители, учителя, деятели искусства, литературы, политики. Обвиняемый не имел адвоката, его лишали всяких прав на защиту. Обвинения фабриковались до смешного примитивно: «Член организации свержения советской власти», «японский шпион», «турецкий лазутчик», «при ремонте здания сельского совета злостно порвал бумажный портрет вождя Сталина».

Обычно против националистов выступают или же обрусевшие представители национального меньшинства или же махровые шовинисты. Кто дал им право вмешиваться во внутренние дела татарского народа, в проблему алфавита и языка, когда они ничего не смыслят в татарском языке: ни в его грамматике, ни в правописании. Оставайся ты на кириллице, прими латинский или же китайский шрифт, все равно они никогда не читали татарскую литературу, и не будут читать, но считают своим священным долгом учить татарских литераторов и ученых, какими буквами писать. Кто же лучше знает проблему: татарский писатель или же по-татарски ни бельмеса профессора?

Обрусевшим можно назвать того человека, который в силу то ли обстоятельств, то ли в силу добровольного стремления обрусеть, начисто забыл или вовсе не знал язык своих предков, обычаи, историю, фольклор, литературу и другие виды искусства того народа, из которого он вышел, и не имеет ностальгии по историческим ценностям своего народа, и в его психологию вмонтировано презрительное или же равнодушное отношение к своим бывшим сородичам. Да, действительно, как сказал «вождь пролетариата», такие обрусевшие перегибают палку больше, чем шовинисты.

Но есть и другие, инородного происхождения личности, которые становились настоящими служителями русского народа. Какой же русский не будет гордиться великими деятелями искусства, литературы и великими полководцами татарского происхождения: Державиным, Карамзиным, Денисом Давыдовым, Аксаковым, Куприным, Рахманиновым, Юсуповым, Шереметьевым, Римским-Корсаковым, Суворовым, Кутузовым, Нахимовым, Ахматовой, Михаилом Львовым (Рафкатом Маликовым)... Эти личности и не скрывали своего происхождения, они гордились этим. Но они истинно русские люди. Воистину прав был великий завоеватель: поскреби каждого русского — найдешь татарина. Их так много, что лучше самим прочесть книги русского ученого Николая Баскакова и татарского ученого Альфреда Халикова о множестве русских фамилий тюрко-татарского происхождения.

Есть и другого склада обрусевшие, которые мимикрируют, линяют, меняют имена и фамилии, тщательно скрывая свое происхождение из «поганых татар». Они активно ненавидят все татарское, в любую минуту бросаются в оппозицию, активно вмешиваются во внутренние дела татарского народа, в которых мало что смыслят. Такие, опаснее шовинистов.

Но среди обрусевших есть лица, способные самостоятельно мыслить. Получив образование, они стремятся понять суть национального вопроса и начинают усердно интересоваться своим происхождением, историей, культурой своего народа, желают изучать татарский язык и обычаи. Это и есть возвращение к своим истокам. Зачастую в национальных вопросах такие люди действуют активнее, чем даже националисты. Обычно у таких татарских националистов жены бывают русские. Недаром же говорят среди татар: у татарского националиста — жена русская, у башкирских, казахских, узбекских националистов — жены татарки.

Некий татарин-москвич Габидулла, хороший специалист — инженер, консультант и экскурсовод по достижениям советской техники на зарубежных выставках, хорошо обеспеченный, семьянин, вдруг совсем сник, ему закрыли загранкомандировки, его понизили в должности. В общем, парню не повезло: он попал в опалу. Это было в шестидесятые годы, когда мы учились в Москве. Позже стала известна причина «падения» нашего друга. Он в течение десяти лет скрупулезно собирал объявления о разводах при смешанных браках, напечатанных на последней странице газеты «Вечерняя Москва», особенно его интересовали статистика лиц, состоящих в русско-татарских браках. Он переговорил со многими из этих разводящихся и выяснил, что основной причиной разводов является национальный вопрос, ущемление в семейных отношениях прав нерусской стороны. Габидулла составил документ о необходимости внесения изменений в Конституцию. Он считал, что надо внести специальную статью: во время бракосочетания обе стороны должны сдать экзамен по истории и обычаям обоих народов, русская сторона — на татарском, татарская— на русском, и они должны дать клятву не обижать и не попрекать друг друга на национальной почве. И наш друг отнес этот документ в Кремль. В ЦК Габидулла получил прозвище «националист». Карьере — стоп! Но слава Всевышнему, что он миновал психушку.

Слова «националист», «национализм» по-татарски пишутся «миллятче», «миллятчелек, и по воле сталинистов они приняли оттенки таких страшных понятий, как разжигание национальной розни, высокомерие национала и ненависть к человеку иной национальности.

В начале двадцатого века миллятче (националист) почитался среди татар, этим высоким словом называли самых настоящих интернационалистов. Наш миллятче Ваиси был другом Льва Толстого, а впоследствии был расстрелян. Наш миллятче Исхаки дружил с Максимом Горьким и другим русским писателем — Аросьевым. Борец за национальные права татарского народа, Исхаки был объявлен врагом народа номер один. Он спасся от гибели, лишь эмигрировав в Турцию. Наш миллятче Султангалиев был одним из выдающихся политиков мирового масштаба, впоследствии был расстрелян. И так далее, всех не счесть.

С гордостью говорю: я — националист в татарском понимании этого слова, я — миллятче! И представитель любого народа должен быть националистом, то есть продолжателем вековых традиций своего народа, хранителем обычаев. Разве это плохо и вредоносно для других? Я — миллятче, но я никогда не сделаю замечания людям, говорящим в трамвае на непонятном мне языке. А татары это испытывают на каждом шагу. Я — миллятче, но никогда, ни под каким предлогом не закрою национальной школы другого народа. Я — миллятче, но если бы мне пришлось жить хотя бы два года в другой национальной республике, я бы выучил их язык, песни, обычаи из уважения к тому народу. Многие представители других национальностей, родившиеся, выросшие, живущие в Татарстане по пятьдесят и более лет не знают ни языка, ни истории, ни обычаев татарского народа. Это или равнодушие к татарам, или же нелюбовь. Но раз тебе не люб татарский язык, татарский народ, так почему ты не уедешь в Москву, Грузию, Прибалтику? Я ни за что не жил бы рядом с ненавистным мне народом.

Я — татарский националист, но я никогда не потребую больше прав, чем русский. Я хочу лишь заполучить отобранные у нас права — на самоопределение, равноправные отношения Татарстана с Россией, систему образования по традициям, развитие татарского языка как государственного, и мне не нужно формальное, декларативное равноправие, которое не действует в жизни. Нам нужны система институтов, университетов на татарском языке, широкая сеть татарских школ, которые были закрыты во всех регионах России. И только. Разве это злостный национализм? Все это было до начала тридцатых годов двадцатого столетия, до семидесятых годов на территориях исконно-исторического проживания татар, и никто не страдал от этого, и Россия не рухнула из-за того, что татары обучались на своем языке во всех просторах своей страны.

Хотя войны не шли на территории Татарстана, воины-татары погибали за Россию, Белоруссию, Украину миллионами. Во время второй мировой войны героически сражались татары: и крымские, и казанские, и сибирские. Чего только стоят подвиги легендарного летчика, дважды Героя Советского Союза Ахметхана Султана! Им восхищались Кожедуб, Покрышкин, немецкие асы. Татарин Гази Загитов первым водрузил знамя победы над рейхстагом, и его имя было предано забвению. Золотая звезда, миновав раненую грудь Загитова, украсила мундиры грузина Кантария и русского Егорова. Несмотря на тяжелую рану, Гази Загитов выздоровел и вернулся на родину. Смерть настигла его в мирное время. Он попал в автокатастрофу и погиб. Случайно ли? Не потому ли он погиб, что знал правду? Родственники дважды героя Советского Союза Ахметхана Султана были выселены из собственного дома как изменники родины. Странно как-то, избежавший тысячи смертей, герой-летчик погибает в мирное время. Ахметхан, пользуясь своим авторитетом, начал бороться за возвращение своего народа в Крым. И неожиданно погиб. Не многовато ли случайностей? Эти случайности выстраиваются в какой-то один закономерный ряд.

Несмотря на заслуги, татар-воинов не торопились повышать в чинах. Я разговаривал со многими служившими в армии татарскими офицерами: армяне, грузины, русские, украинцы после звания полковника быстро становились генералами, а генералы — маршалами. Но вот татарам «не везло», ни одного маршала! О татарских воинах много лестного говорили самые видные полководцы России. Татары по количеству Героев Советского Союза стоят на четвертом месте: после русских, украинцев и белорусов. Война-то шла на их территории. Татары защищали и Украину, и Белоруссию, и Россию, как свой дом. Татары могли бы занять и более высокое место, проявив героизм во время войны, но имена десятков и сотен героев-татар преданы забвению, они были обойдены военными наградами. Имя героя Гази Загитова было предано забвению потому, что он не был ни русским, ни грузином, ни украинцем. Имя героя Бреста Петра Гаврилова тоже было забыто на многие годы. Последний защитник Бреста, весь израненный, он попал в плен, советские власти сначала его освободили из фашистского плена, привезли в Советский Союз и упрятали в тюрьму на десять лет. Потом реабилитировали, присвоили звание Героя Советского Союза. Он стал легендой, но нигде в русских источниках вы не найдете сведений о том, что это был сын татарского народа. О другом легендарном герое, Александре Матросове, написаны книги, были бы сняты и фильмы, но выяснилось, что Матросов не русский герой, а татарин. Большая Советская энциклопедия (издание 1954 г.) не дает о Гаврилове вообще никаких сведений, а про Матросова пишет вопиющую ложь, что он родился в городе Днепропетровске. А родился Матросов в татарской деревне Кунакбай.

Один грузин, когда во время водного круиза в салоне парохода зашел разговор о татарах, не без злорадства сказал: «Что за народ - татары? Ни одного знаменитого татарина я не знаю. Кого татары дали миру?»

Я не стал доказывать предвзятому грузину, что грузинский эпос «Витязь в тигровой шкуре» Шота Руставели — это обработка и перевод булгаро-татарского письменного памятника IX века (865 г.), автором которого является наш предок Шамси Башту, дворцовый каллиграф булгаро-татарского хана Алмуша (см. журнал «Майдан», 1998 г., № 1, 53 с.).

Я не стал рассказывать грузину и о том, что татары дали миру достаточное количество известных личностей: выдающегося ученого-русиста Хайруллу Махмудова (который одним из первых начал изучать текст «Слова о полку Игореве»; это он посоветовал поэту Олжасу Сулейменову написать книгу «Аз и Я», вызвавшую бурю страстей); героя-поэта Мусу Джалиля; гения танца, любимца всех народов Рудольфа Нуриева; второго гения танца мирового масштаба Ирека Мухаммедова; несколько чемпионов мира по художественной гимнастике династии Шакуровых; легендарного летчика Ахметхана Султана... Я просто сказал: «Татарский народ, если бы никого и не дал этому миру, имеет право вечно гордиться тем, что он не дал ему таких палачей, как Сталин (Джугашвили) и Берия (Кокоберия)!»

Мой народ дал множество героев на поле брани, защищая Россию. Неужели этот народ не имеет права наряду с другими определять свою судьбу сам?! Мой народ уже определился, связав свою жизнь с Россией, но эта связь должна быть не как отношения хозяина и слуги, а как хозяина с хозяином – равного с равным. От этого выиграют и татары, и Россия.

Как писал Тукай в 1913 году в стихотворении «Надежды народа в связи с великим юбилеем России»:

Как тигры, воюем, нам бремя не бремя,

Как кони, работаем в мирное время,

Мы — верные дети единой страны,

Ужели бесправными быть мы должны? (Перевод Семена Липкина.)

Действительно, татары всегда защищали Россию, но после войны становились бесправными, «презренными нацменами». Помните вывеску времен царской России на воротах парка в Казани: «Татарам и собакам в парке гулять запрещено!»?

Впрочем, националисты бывают разные. При стечении обстоятельств некоторые становятся ярыми защитниками национальных прав татарского народа, но когда начинается облава на татарских националов, переселяются в другие республики и быстро мимикрируют, превращаясь в ярых националистов другого народа. Когда и там начинаются гонения, они возвращаются обратно в Татарстан и, сбросив плащ националиста соседней республики, заново становятся ярыми татарскими националистами. Из них легко можно сделать провокаторов. Я всегда был настороже с такими перебежчиками. Всегда держался на почтенном расстоянии от них. Они могут продать тебя со всеми потрохами в любую минуту. И обычно такие люди начинают «клевать» активных, самых настоящих деятелей местной культуры.

Бывают и такие татары-антинационалисты, для которых важно предстать перед Москвой активными интернационалистами. Они всячески поносят свою нацию. Один такой крупнейший руководитель партии коммунистов в свое время в Татарстане во время выступления перед молодежью с сарказмом порочил татарский танец: «Нет у татар танца! Разве это танец? (при этих словах пародирует движения, что думаешь, а хороший бы клоун из него получился!). Татарский танец— это конвульсии чахоточного человека! Я понимаю, грузинский — вот это танец, молдавский, русский танцы — это здорово!»

Да, таково было отношение высшего руководства Татарстана к национальному искусству. Как ушел тот крупный функционер партии с поста, так сразу Татарский ансамбль танца с успехом стал гастролировать по Европе, Японии, африканским странам. В чем же дело? Или крупнейший руководитель партии ничего не понимал в татарском искусстве, или же он, выслуживаясь перед Москвой, специально тормозил рост искусства. Ведь ничего не изменилось: танцоры те же, ансамбль тот же. Просто изменилось в республике отношение к татарскому искусству.

В семидесятые годы я был в опале. Что бы я ни говорил, все становилось известным в верхах. Я преподавал тогда в институте культуры. Уроки по актерскому мастерству и режиссуре в татарской группе вел только на татарском языке и этим кого-то раздражал. Замдиректора по АХЧ при одном споре с ним как-то обмолвился: «На закрытом партсобрании сказали, что ты ярый националист!»

Дух тридцать седьмых время от времени и сейчас дает о себе знать. Кое-кто втихомолку собирает компромат на активных деятелей национального движения, кое-кто без устали спекулирует термином националист, кое-кто угрожает и запугивает судом «за разжигание национальной розни».

Жесткий контроль цензоров над художественными произведениями создал особый вид произведений татарской литературы, как говорится, с подтекстом. Татарские поэты и писатели, не имея возможности писать открытым текстом, вынуждены были «вуалировать» свою мысль, прятать эту мысль в подтексте, переводить в иносказание. Татарская поэзия богата такими хитросплетениями, тончайшими намеками. Для того чтобы обойти строгого, натасканного на поиск антисоветчины цензора, необходимо было особое, отшлифованное, как алмаз, произведение. И получался красивый стих, сказка с тайной, глубоко спрятанной внутри. Молодые критики и литературоведы, кто возьмется за расшифровку этих тайн?! Интересная тема для диссертации! Быть может, действительно, поэтам нужно благодарить КГБ за красивую, глубокомысленную поэзию?

Идейно подкованные функционеры-главлиты из кожи вон лезли, чтобы и намека тени на советскую действительность не было в печати. КГБ стал испытательным полигоном истинных талантов на прочность. Мелок талант — он сломается и, отбросив свое призвание, станет строчить дешевые панегирики в адрес властей. Велик талант — он не поддастся искушениям дьявола. К великому счастью, таких талантов в татарской литературе предостаточно!

Слава Всевышнему, аминь!

 

Комментарии 1