Общество

ПОЧЕМУ ВЛАСТЬ ПРОТИВ ОБЪЕДИНЕНИЯ МУСУЛЬМАН?

Равиль ГАЙНУТДИН, председатель Совета муфтиев России, шейх

Сегодня муфтий - наш гость. Разговор пойдет не только о проблемах мусульман. Его, как гражданина России, волнует все — в том числе как будут в ближайшее время развиваться страна и мир, в котором проблемы ислама приобретают особую актуальность.

— Расскажите о различных течениях в исламе. От чего зависит разница в религиозных взглядах — от страны или от национальных особенностей? 
— В исламе два крупных течения — суннизм и шиизм. Исламские течения не разделяются по этническому признаку. Это зависит от традиций той или иной страны, где жил и распространял правовую школу тот или иной имам. 
Попадая в ту или иную среду, молодые ребята, обучаясь на протяжении 7—10 лет, воспитывались в определенных традициях. Например, в королевстве Саудовская Аравия, обучаясь в институтах и университетах, они видят жизнь мусульман, которые воспитаны в традициях ханбалитского мазхаба, в рамках которого сформировалось ваххабитское учение. Это учение в королевстве Саудовская Аравия является основополагающим, учение ибн Абд-уль-Ваххаба являлось тем стержнем, которое в свое время сплачивало и объединяло нацию. Его учение способствовало созданию государственности КСА, поэтому он почитается как собиратель народов и государства. 

В 90-е годы немало наших юношей получали воспитание в традициях ваххабизма, которое учит: нет разделения по мазхабам, мы все мусульмане, следуем Священному Корану и Сунне Пророка. Всегда шла жесткая конкуренция и борьба с убеждениями шиизма. В России же проповедуется традиция межконфессионального мира, согласия, диалога. Мы не разделяем наших мусульман на шиитов и суннитов, на своих и чужих. Для нас верующий является братом, как сказано в сунне Пророка: “Истинно, верующие братья”. Я, будучи имамом, будучи муфтием, являюсь таковым и для суннитов, и для шиитов. Азербайджанцы и та небольшая часть таджиков, которые исповедуют шиитское направление ислама, считают меня своим имамом, своим муфтием.

— Возможно ли создание единого центра, который бы в России полностью объединил и Центральную Россию, и Кавказ, и Сибирь под единым руководством? 
— В Коране есть аят: “Держитесь за вервь Всевышнего и не разделяйтесь”. Этот аят призывает всех мусульман — и суннитов и шиитов — держаться за Священный Коран, за ислам и не разъединяться. Это требование, чтобы мы были вместе. Другой аят гласит: “Войдите в мир все вместе”. Мы призваны жить в мире, объединяя верующих, консолидируя позитивные силы, строя наш общий дом в едином государстве. Для мусульман России было бы целесообразным, чтобы возникло религиозное объединение. 
Когда произошел распад страны, распались и духовные управления мусульман на территории России. Процесс объединения вновь образованных духовных управлений происходил осторожно и не сразу. Сиюминутно объединить всех невозможно. Процесс будет длительным, надо помнить о том, когда с объединительной инициативой выступил муфтий Талгат Таджутдин, нашлись силы, которые увидели в объединении мусульманских организаций в единую структуру нежелательность, а кто-то и некую опасность.

— Политическую? 
— Скорее всего. Они посчитали, что если мусульмане будут объединены в единую структуру, то это будет огромная сила, способная стать влиятельным фактором в политической и в общественной жизни страны. Теория “разделяй и властвуй” привела к тому, что те же заинтересованные в расколе силы способствовали в 90-е годы отделению северокавказских духовных управлений от Совета муфтиев России и возникновению Координационного центра мусульман Северного Кавказа. На территории Российской Федерации действуют три централизованные религиозные организации мусульман. С ними заигрывают, поддерживают то одно религиозное духовное управление, то другое, потом третье. Так создают не конструктивную конкуренцию, а противостояние. Важно понимать, что за 19 лет существования новой демократической России выросло новое поколение людей. Сейчас мусульманская молодежь грамотна, хорошо разбирается и в политике, и в социологии, и в общественной жизни. Они получили возможность повышать знания и в религиозной сфере. Получив религиозное образование, они задумываются: почему же нет единого центра? Ведь требование Всевышнего, требование нашего Пророка — быть едиными. Значит, считают они, действия религиозных лидеров противоречат учению Всевышнего.

В конце 2009 года прозвучала инициатива муфтия Талгата Таджутдина, призвавшего мусульман объединяться в единую структуру. Он созвал пресс-конференцию, выступил по телевидению и обратился к Президенту Российской Федерации Дмитрию Медведеву с предложением о необходимости создания единой мусульманской структуры.

— Как к объединению мусульман относятся другие конфессии: православные, иудейские, католические, протестантские? И какие отношения у вас с другими конфессиями? 
— Что касается вопроса объединения, то все конфессии считают, что это наше внутреннее дело. Они уважают наше стремление к объединению мусульманской уммы. Для всех было бы удобнее иметь дело с единой организацией.

— А сама власть как относится к объединению? 
— Власть дала нам понять, что на сегодняшний день для России эта проблема не актуальна. Сегодня вокруг нас объединяются интеллектуальные силы. К примеру, недавно при СМР был создан экспертный совет, куда вошли лучшие умы нового поколения российских мусульман: журналисты, юристы, политики, общественные деятели, деятели культуры и науки.

— Сможет ли процесс объединения помочь в решении кавказской проблемы? 
— Если бы у нас были возможности серьезнее влиять на всех последователей ислама в России, мы бы сегодня, возможно, и не имели таких трагедий, как теракты в “Домодедово” и в метро. Мы бы могли глубже просвещать нашу молодежь, объяснять истины ислама. Сегодня мы теряем ту часть молодежи, которая, не найдя ответов на вопросы и вызовы времени, идет за экстремистами. Для того чтобы подготовить молодежь, воспитать ее нравственно и духовно, у нас нет достаточного количества мечетей. Не говоря о том, что нет своего канала телевидения. Нет своего радио. Сотни тысяч мы собираем, а еще сотни и сотни тысяч остаются вне зоны влияния наших наставников.

— Возникают ли у вас трудности в Москве? 
— Трудности заключаются в непонимании ситуации со стороны некоторых властных структур. Мы еще в 2000 году согласовали с правительством столицы вопрос включения в план развития города размещение новых мечетей в округах. Позднее мы представили список адресов, где потребность в мечетях наиболее остра, по одной мечети в округе. Если бы власти города не пошли на поводу националистических сил, которые оказывают на них давление, места для строительства мечетей на законных основаниях были бы рассмотрены и решены. Религиозным организациям власти предлагают участки. Так, властями города было принято решение о выделении земельного участка под строительство мечети в районе Текстильщики. Отдельные СМИ преподнесли это таким образом, как будто религиозная организация забирает этот участок у города. Религиозная община обращается с просьбой о выделении участка, она не занимается самозахватом. В этом районе расположен Московский исламский университет, студенты и жители района нуждаются в мечети, они опираются на Конституцию, на Закон о свободе совести и религиозных объединений.

— К сожалению, у части населения в той же Москве существует негативное отношение к мусульманскому сообществу. Мне это претит, я считаю, что это бескультурье, неуважение к другим национальностям, к вере. Чем, вы думаете, они были вызваны?Чеченской войной, или террористическими актами, или в целом долгие годы неправильной политикой против мусульман в России? 
— Я считаю, что негативное отношение к мусульманам у нас появилось не только в последние годы. Это воспитывалось более 20 лет. И в Европе отношение к мусульманам и исламу в целом изменилось. В этом огромная вина ложится на тех, кто своими действиями или словами способствует развитию негатива по отношению к исламу и мусульманам. В первую очередь на скандального автора Салмана Рушди. Первоначально его книга “Сатанинские стихи” вызвала скандал и нанесла тяжелое оскорбление мусульманам. Потом сыграло определенную роль 11 сентября, когда президент США заявил: “Мир изменился”. После того как начались военные действия в Афганистане, начались ответные террористические акты. Началась война в Ираке, и как ответ на эту войну — вновь террористические акты. Все это привело к противостоянию исламского и христианского миров. 
Все смешалось: и миграция, и настроения на Западе, и выходки националистов. И, конечно же, политики, которые не проявляли заботу о межнациональном и межрелигиозном мире. У нас до сих пор нет министерства по делам национальностей, нет четкой национальной идеи. Мы не воспитываем молодежь в патриотическом духе. Мусульманские проповедники в проповедях и выступлениях всегда подчеркивают, что Россия — многонациональное государство. И мы должны уважать религию, традиции и культуру соседей. Сегодня молодые люди выходят на площади и говорят: “Россия для русских! Нет мечетям!” Они не понимают, какие народы испокон веков живут на территории России. Эти народы так же, как и русские, создавали государственность. Мы не видим телепрограмм, которые бы рассказывали о культуре, например, дагестанских народов. Та же ситуация с Башкортостаном или Татарстаном. У мусульманских народов России есть серьезные политики, деятели науки и культуры, выдающиеся спортсмены, прославленные труженики.

— Существует точка зрения, что ислам якобы агрессивная религия, что неверных надо убивать. Как вы можете это объяснить? Почему это происходит? 
— В основном из-за неграмотности. Большинство наших граждан ничего не знают об исламе. Большинство получают информацию из СМИ, которые преподносят: ислам — это религия агрессии. Ислам никогда не считал представителей других религий неверными. И не требует насильственной исламизации. В Священном Коране написано: “Нет принуждения в вере”. Человек может исповедовать любую религию. Религии должны сотрудничать во имя добра. Поэтому звучит коранический призыв: “И сотрудничайте в добре и богобоязничестве, не помогайте друг другу в грехе и вражде”. Ислам учит: посланники и пророки передали тем или иным народам общее вероучение, которое было ниспослано Всевышним. Мусульманин, если он верующий, должен уважать все Священные Писания Единобожия — христиан и иудеев.

— Как вы считаете, существует ли на сегодняшний день в России национальная политика и что можно в этом направлении сделать? 
— Национальная проблема для федеративного многонационального государства должна быть проблемой номер один. Межнациональный и межрелигиозный мир сохранит единство страны. В этом случае будет и подъем экономики. Если у нас не будет мира между народами и религиями, то государство долго не просуществует. Оно распадется. Мы убежденно верим — распад России не в интересах мусульман. Мы — единый российский народ. И если останемся россиянами, будем заботиться о мире в нашем общем доме, тогда всем будет спокойно жить в нем. Если же будем думать только о себе, в этом случае сохранить мир невозможно. Не будет мира в общем доме, не будет возможности спокойно совершать молитвы. Где идет война, там нет богослужения — под пулями некогда думать о духовности. Поэтому важно сегодня думать о духовности и сохранении мира. Это возможно лишь тогда, когда будет выработана правильная национальная политика, объединяющая всех, сохраняющая мир в нашем общем доме.

В середине марта мы впервые после Октябрьской революции созываем Всероссийское мусульманское совещание, куда приглашены духовные и общественные лидеры мусульман со всей России. Среди приглашенных — и представители высшего руководства страны. На этом мероприятии впервые в новейшей истории страны на самом высоком уровне будут обсуждены все перечисленные ранее проблемы.

— В Ватикане есть папа, в православии — патриарх. А кто признанный всем миром мусульманский авторитет? Или нет на сегодняшний день такой фигуры? 
— Общепризнана Исламская академия Аль-Азхар в Каире. Шейх Аль-Азхара является для мусульман имамом Акбаром, что означает Главный имам. Он не носит титула муфтия. Ранее имамом Акбаром Аль-Азхара был известный и почитаемый во всем мире ученый, авторитетнейший шейх Мухаммад Тантави. Он ушел из жизни. Вновь пришедший пока еще не занял такого положения в мире. В исламских странах есть свои признанные ученые, которым доверяют и которых почитают. В Катаре шейх Юсуф Кардави — человек известный, признанный в исламском мире как выдающийся богослов современности. Но единого руководителя, как Папа Римский, такого в исламском мире нет. Есть духовные центры и руководители этих центров.

— Складывается впечатление, что Православная церковь, несмотря на то что пришел новый патриарх, как бы сдает свои позиции в народе. В то же время активизировались протестанты. Они активно и интересно работают с людьми. Неархаично. Православие все дальше отходит от реальной жизни: все красиво, все сверкает, но люди уже не тянутся к этому… 
— В течение двух последних лет приняты решения по таким вопросам, как преподавание религиозных предметов в школах и введение института военных капелланов в армии. И в предыдущие годы у нас была четкая позиция по этим вопросам. Вероучение мы должны преподавать в наших медресе при воскресных школах, а школа должна готовить детей к диалогу, взаимодействию культур. Давайте мы будем в рамках школьной программы знакомить детей с религиозными традициями, историей основных мировых религий. Такова была наша позиция.

Сегодня мы пришли к соглашению. И Президент России согласился с тем, что будет преподаваться один предмет. Он делится на 3 сегмента: первый — основы религиозной культуры. Православные изучают основы православной культуры, мусульмане — основы мусульманской культуры, иудеи и буддисты — свои. Второй сегмент — история мировых религий. Третий — светская этика.

Сейчас проходит эксперимент в 19 субъектах. По оценке экспертов, подавляющее большинство не хотят, чтобы их дети изучали в школе основы своей религии. Они предпочитают, чтобы дети изучали историю и культуру мировых религий. 60% родителей и детей предпочитают этот предмет. Кроме того, есть и те, кто хочет, чтобы их дети изучали только светскую этику. Это показатель того, что Россия остается светским государством, в котором религия не стремится к политической власти, но властвовать над сердцами, возрождая нравственность и духовность.

(Март 2011)

Автор: Павел Гусев, «Время жить Вместе»

Комментарии 0