Общество

Дагестан пост-митинговый

Самым тревожным вопросом, волновавшим в конце прошлой недели жителей Дагестана, было, состоится ли в столице республики новый митинг «против произвола силовиков». Поскольку на последнем митинге 25 ноября протестующие обещали проводить свои акции каждую неделю после пятничной молитвы.

Однако за предшествующие очередной пятнице дни власти республики провели большую работу по поиску путей выхода из сложившейся ситуации. И судя по тому, что протестующие вняли властям и не вышли на новый митинг, переговорный процесс сдвинулся с мертвой точки.

Предвыборные переговоры

Особое рвение по поиску путей урегулирования возникшего конфликта власти проявили еще и потому, что на неделе ожидалось главное политическое событие года – выборы депутатов Государственной Думы РФ. Оттого, еще 25 ноября, сразу после нашумевшего митинга, организаторов протестной акции пригласили в правительство республики, где с ними встретились глава Дагестана Магомедсалам Магомедов, вице-премьер Ризван Курбанов и министр внутренних дел Абдурашид Магомедов.

Переговоры с протестующими продолжались всю неделю. Стало известно, что во время переговоров была достигнута договоренность разработать механизм совместного реагирования на каждый факт исчезновения людей. По указу главы Дагестана была создана Межведомственная рабочая группа по обеспечению правопорядка.

В минувшие выходные практически все республиканские чиновники оказались недоступными для комментариев из-за проходивших выборов. Для подготовки материала пришлось пока ограничиться записями в блогах чиновников, которые комментировали состоявшиеся на неделе переговоры с митингующими. Судя по ним, между сторонами состоялся очень глубокий и обстоятельный разговор, в результате которого было достигнуто взаимопонимание по ряду вопросов.

Что происходило в последующие дни можно, к примеру, узнать из блога руководителя республиканского информагентства «Дагестан» Наримана Гаджиева: «Практически с утра и до позднего вечера идут встречи, консультации и переговоры между Ризваном Курбановым, который представляет рабочую группу, и штабом митингующих, шаг за шагом снимаются противоречия и разногласия…»

Депутаты, алимы и правозащитники…

Шагом власти к диалогу можно, наверное, посчитать возбуждение уголовного дела по исчезновению Расула Магомедова – учителя из селения Балахани Унцукульского района. Он является отцом Марьям Шариповой, взорвавшейся в московском метро, и до сих пор числится одним из семи жителей республики, похищенных с октября.

Тем не менее, один из организаторов митинга, правозащитник и представитель религиозного движения «Ахлю с-Сунна» Зияуддин Увайсов воспринимает эту новость скептически. «Просто факт возбуждения дела для нас ничего не значит. Это только бумаги, которые подписывает следователь. Их наличие, конечно, о чем-то говорит. Но у меня нет никаких сомнений в том, что те люди, которые это совершили, не будут привлечены к ответственности. Мы добивались не возбуждения дела, мы требуем, чтобы этот человек был освобожден», – заявляет он.

Еще одним свидетельством того, что власть готова слушать и слышать, можно назвать и встречу, которую провел представитель главы Дагестана, депутат Народного Собрания республики Мурад Гаджиев в офисе Ассоциации алимов движения «Ахлю с-Сунна».

«Нас можно убивать сотнями, тысячами, но ведь этим невозможно убить идеологию – на месте каждого убитого появятся десятки. И не понимать это преступно», – утверждают алимы «Ахлю с-Сунна». На что Мурад Гаджиев апеллирует тем, что по сравнению с соседними республиками, в Дагестане власть более лояльна к проявлениям «неудобной» идеологии.

Потому и он пришел послушать их, поскольку власть настроена на диалог. «Наберитесь терпения… И наказание достигнет тех, кто совершает преступления», – советует Мурад Гаджиев. Надежду на положительный исход всех этих начинаний высказывают и организаторы митингов.

«Мы надеемся, что это все приведет к реальным последствиям, и единственным действенным результатом всего этого процесса мы считаем прекращение внесудебных казней, пыток, похищений людей», – озвучивает общие ожидания Зияуддин Увайсов.

Признать проблемы и начать их решение

Обыгрывая слова Ризвана Курбанова, о том, что «диалог – это то, с чего начинается решение проблем», можно сказать, что продолжением его должно стать признание проблемы.

Попытку признать наличие проблемы власть предприняла еще на митинге 25 ноября. «Да, есть ошибки в системе, есть какие-то сбои, есть похищения людей, есть нарушения закона, которые мы сегодня определяем, что это неправильно. С этими вопросами борются», – заявил тогда в мегафон Ризван Курбанов.

Структуры, против произвола которых и был организован один из крупнейших митингов в современном Дагестане, в свою очередь, вину свою не признали. На самой акции протеста они были названы митингующим весьма расплывчато: «силовики», «спецслужбы», «правоНАРУШИТЕЛЬные органы»…

К тому же, на сам митинг и на требования протестующих отреагировали всего две силовые структуры республики. МВД республики, например, распространило заявление, в котором подчеркнуло, что слова Зияуддина Увайсова о том, что правоохранительные органы во время встречи с представителями митинговавших признали факты похищения людей, пыток и внесудебных казней, являются необоснованными.

«Если мыслить здраво, исчезновения людей, в первую очередь, выгодны самому Увайсову: чем больше протестов к органам, тем больше денег заработает», – пишут в своем пресс-релизе сотрудники МВД.

В республиканской Прокуратуре факты исчезновения людей все-таки признали. Но отметили, что в результате изучения уголовных дел выяснилось, что информация о причастности сотрудников правоохранительных органов к похищениям людей носит лишь «предположительный характер и основывается на том, что похитители вооружены огнестрельным оружием, одеты в камуфлированную форму и в маски».

Профилактика после драки

– Ты была на митинге? Нет? Очень хорошо – там всех снимали! – слова коллеги, брошенные на лету после митинга, сначала не дошли до моего сознания. Зато сразу после митинга появилась информация, что на участников протестного мероприятия оказывается сильное давление.

О таких фактах сообщили официально несколько представителей организаторов митинга. Это подтверждает и адвокат Увайсов. «Задержаний не было, – говорит он. – Разве что инцидент, связанный с Саадулой Абусупьяновым, которому предъявили обвинения в том, что митинг был несанкционирован».

Но разговор с представителями Центра по противодействию экстремизму МВД состоялся у всех организаторов – задавались уточняющие вопросы, выясняли цели. Со студентами двух вузов республики, которые были замечены на митинге, были проведены встречи в стенах университетов.

Правоохранители также дали понять, что они взяли на особый учет этих и десятки других студентов из университетов Дагестана, которые тоже пошли на митинг. Ректор Дагестанского педагогического университета Джафар Маллаев отчитал студентов за то, что они приняли участие в митинге, где, согласно позиции руководства вуза, «звучали призывы свержения конституционной власти».

Именем ислама

В то же время представители движения «Ахлю с-Сунна» посчитали существенным отличием между дагестанским и арабскими митингами именно отсутствие призыва к свержению конституционной власти. Они заявили об этом на пресс-конференции, которую провело движение в середине прошлой недели.

Предостережение по поводу того, что не целесообразно идти на митинги, прозвучало и из уст имама главной Джума-мечети Дагестана Магомедрасула Саадуева во время последней пятничной проповеди. «Прежде, чем идти туда, вы лучше поинтересуйтесь у алимов, хорошо это, или нет», – сказал он. Если есть конкретные претензии, он посоветовал обращаться с ними в Духовное управление мусульман республики и совместными усилиями их решать.

Кстати, призыв «перейти на другую форму выражения своих требований» содержится и в обращении Совета алимов Дагестана по поводу протестных митингов. Этот Совет призвал «создать группу, которая от имени всех митингующих будет предъявлять требования и прекратит выводить людей на площадь».

Интересен и такой факт: именно в прошлую пятницу, когда ожидалось проведение очередного митинга, на территории Джума-мечети сразу же после обеденного намаза был проведен розыгрыш крупных призов.

Здоровый скепсис

Итог недели по собранным фактам и сведениям вырисовывается следующий. Жители республики всю неделю то и делали, что гадали, будут еще митинги, или нет. Руководство Дагестана попыталось приложить немалые усилия, чтобы этого не повторилось. Протестующие, со своей стороны, проявили готовность к диалогу и вняли просьбам властей не выходить пока на улицы. Но при этом скепсис относительно возможности этого диалога все же присутствует.

«Диалог пока идет, но какие будут результаты непонятно. Вроде бы какое-то понимание есть. Но одного слова, что есть диалог, недостаточно. Говорить о результатах можно только по фактическим делам. Десять дней, которые прошли после митинга – это не срок, чтобы однозначно утверждать. Пока мы можем только сказать, что за эту неделю фактов пропажи людей не было. Есть наметки, что власти будут серьезно работать над этой проблемой. Только время покажет, что из этого получится», – с сомнением резюмирует Зияуддин Увайсов.

«Что из этого получится, ещё большой вопрос», – так же полон сомнений и главный редактор республиканского Информационного агентства «Дагестан» Нариман Гаджиев. Многие мои знакомые утверждают, что власти республики проявили такую готовность к диалогу с митингующими именно в преддверии выборов. Провести их спокойно и без шума было основной задачей руководства республики.

При этом большинство населения Дагестана, так называемое «молчаливое большинство», о конкретных требованиях, озвученных на митинге, и последующих договоренностях, достигнутых в ходе переговоров, до сих пор имеет смутное представление. «”Аллах велик” – вот и все, что в сухом остатке я могу назвать в качестве ключевой мысли “митинга против произвола и беспорядка”, который нашумел в Махачкале. Больше ничего предметного я на этом митинге не услышал…», – пишет в своем блоге журналист Тамерлан Магомедов.

Судя по всему, власть, в преддверии прошедших выходных в пожарном порядке вынужденная решать две задачи – не допустить повторного митинга и достойно провести выборы, пока еще не успела довести итоги прошедших переговоров до широкой общественности. И от того, как сложатся дальнейшие переговоры и взаимодействие власти и протестующих, зависит спокойствие и безопасность и того самого «молчаливого большинства», что пока осталось от этих баталий в стороне.

 

Автор: Информационно-аналитический канал ANSAR

Комментарии 0