Общество

Сукарно - «Всей моей жизнью руководила высшая сила. Я выполняю волю Божью»

Он вообразил себя мессией, и стал диктатором, что привело его к краху…

Vesti.Az продолжает рубрику «Атланты политики». Влияние фактора личности на историю общеизвестно. Величайшие события, происшедшие за все время существования цивилизации, прочно и заслуженно связаны с именами не менее великих людей.

В рубрике публикуются статьи, очерки, эссе, повествующие о жизни и деятельности мужчин - политических, государственных и общественных деятелей разных времен и народов, оставивших неизгладимый след в истории человечества.



1979 год. Правитель Индонезии Сухарто решил позволить организовать пышную церемонию. В девятую годовщину смерти покойного вождя, генерал-президент в торжественной обстановке открыл мемориал памяти усопшего.
Здание высотой в 18 метров было выполнено в национальном стиле и имело три ступени, символизирующие три этапа жизни человека — юность, зрелые годы и преклонный возраст. На могильной плите была выгравирована надпись: «Здесь лежит Бунг-Карно — провозвестник независимости и первый Президент Республики Индонезия.» …


***

Сукарно родился на восходе солнца в 1901 году в городе Сурабае, в семье мусульманина и индуистки, и был наречен Кусно. По яванскому поверью, появившийся на свет в год Быка да еще на восходе солнца — избранник судьбы, которого ожидает героическое будущее. Но «избранник» рос слабым и болезненным ребенком, и отец, свято веря, что все болезни сына проистекают из-за неудачного имени, дал ему другое — Карно, имя героя-воина древнеиндийского эпоса Махабхараты. И чтобы он как можно лучше мог исполнить свое предназначение, прибавил к нему еще префикс превосходной степени «Су», буквально означающий «лучший».

Сукарно стал заложником своего имени. Мальчик бредил подвигами, победой добра над злом, которую может одержать сильная личность, герой-спаситель. О завете быть «вторым Карно» отец напомнил юноше, когда он покинул семью, чтобы продолжить образование в одной из лучших школ Восточной Явы.

Пройдя через «очаг национализма» — так называли дом лидера «Сарекат ислама» («Союз ислама») Чокроаминото, в котором несколько лет прожил Сукарно, — он из мальчика превратился в мужа. В прямом и переносном смысле: женился на Утари, 14-летней дочери учителя, и стал политическим бойцом.

Он первым догадался объединить три основных течения — национализм, исламизм и марксизм, на которые распадалось освободительное движение. «Корабль, который приведет нас к свободной Индонезии, — это корабль единства», — провозгласил он в 1926 году. Уже тогда честолюбивый молодой политик видел капитаном этого корабля только себя. Сукарно удалось соединить несоединимое и, кроме того, создать собственную партию — Национальную партию Индонезии — для завоевания власти. НПИ сразу же заявила, что представляет интересы мархаэнов — большинства простого народа. Его постоянно преследовала полиция. В 1929–1931 и 1933–1942 годах он находился в тюрьмах или ссылках за участие в борьбе против голландского колониального господства в Индонезии.

Но он не сдавался. Сукарно без устали ездил по всей стране, используя любую площадку для своих зажигательных речей. Блестящий психолог, он прекрасно чувствовал настроение аудитории и говорил то, что от него хотели услышать.

Наделенный актерским талантом, он разыгрывал перед собравшимися театр одного актера. И все чаще и чаще его называют не иначе как Бунг-Карно, он становится признанным вождем индонезийского народа.

Сукарно насаждал дух национализма во всех слоях общества и частях страны. Он разрушил стену, которая отделяла различные народы Индонезии друг от друга.
Простые и знатные люди — все считали его своим лидером. Для них он был Бунг-Карно — брат Карно. Они видели в нем пророка независимости Он был объединяющей точкой, в которой сходились все чувства и помыслы, биение сердец.

На протяжении трех столетий индонезийцы безуспешно пытались сбросить с себя голландский колониальный ошейник. Стране удалось вернуть независимость лишь в середине XX века, когда во главе национально-освободительного движения стал Сукарно.

Японцы вытеснили голландцев с архипелага в 1942 году, и Сукарно пошел на сотрудничество с новыми властями. Это был компромисс, но во имя цели, к которой он шел всю свою сознательную жизнь. Япония обещала предоставить независимость Индонезии, но тянула с обещанием три года. Сукарно и его ближайшие соратники провозгласили Декларацию независимости республики через три дня после капитуляции Токио во Второй мировой войне.

17 августа 1945 года Сукарно выступил с речью перед собравшимся у его дома митингом. Он провозгласил независимость и призвал народ Индонезии взять судьбу страны в собственные руки. Был поднят красно-белый национальный флаг Республики Индонезии. Тайно использовав японскую радиостанцию, индонезийские патриоты известили мир о рождении нового суверенного государства.

Народ добился независимости, но хозяином стал Сукарно. 18 августа 1945 года Комиссия по подготовке независимости избрала его президентом страны. Конституция наделяла первого президента неограниченной законодательной и исполнительной властью. И он не замедлил этим воспользоваться.

Один из первых его указов предписывал всем гражданам приветствовать друг друга словом «мердека» (свобода) и поднятием руки, пять пальцев которой символизировали провозглашенные Сукарно пять принципов — индонезийский национализм, интернационализм или гуманизм, дискуссия или демократия, социальное благосостояние и вера в Бога. 22 августа Сукарно выступил с планом установления монопартийной системы. Но провозглашенная «государственная» Национальная партия Индонезии так и не стала реальностью: уже 31 августа президент «заморозил» ее формирование якобы для того, чтобы исключить дублирование ею создаваемых Национальных комитетов Индонезии. Таким образом в стране установилась монократическая форма правления, возглавляемая Сукарно, при полном отсутствии выборных представительных органов.

За первые десять лет своего существования республика прошла через оккупацию Англией, войну с пришедшими вслед за англичанами голландцами, парламентаризм, склочную, мелкую борьбу между 30 политическими партиями, народные волнения и недовольство армии. И вернулась к тому, с чего начала, — к Конституции 1945 года. Страна, раздираемая политической борьбой, стояла на пороге гражданской войны. С загадочной улыбкой Будды Сукарно наблюдал за этой политической грызней у государственного пирога. «Отец нации» выжидал, когда «дети» сами придут к нему и попросят навести порядок. И они пришли и попросили.

После посещения СССР и других стран соцлагеря Сукарно решил, что пора и ввел в стране «направляемую демократию». Он успокаивает народ — «Я не стремлюсь стать диктатором, братья и сестры. Это мне не по душе Я — демократ… Но моя демократия — не либеральная демократия». Он объявляет в стране военное положение и отправляет очередной кабинет в отставку. В начале апреля 1957 года президент Сукарно поручает «гражданину Сукарно» сформировать новый кабинет. Затем распускает Учредительное собрание и ликвидирует оппозицию справа и слева. Не уставая повторять, что действует в соответствии с желанием народа. Сукарно замкнул на себе все органы государственной власти, распустив парламент.

Президент заявлял: «Я — Индонезия. Я — революция» — и навязывает стране «индонезийский социализм». Он объясняет народу: «Наш социализм — это смесь. Идею политического равенства мы заимствовали из Декларации независимости США. Идею духовного равенства — из ислама и христианства, научную идею равенства — из марксизма. К этому мы добавили свою национальную самобытность — мархаэнизм. Затем мы внесли сюда принципы «готонг-ройонг», что означает жить вместе, работать вместе и помогать друг другу во всем. Смешайте все это, и вы получите «индонезийский социализм».

Это была горючая смесь. И чтобы она не взорвалась, высший законодательный орган страны — Временный народный консультативный конгресс (ВНКК) — под давлением Сукарно назначает его весной 1963 года пожизненным президентом страны. Один из царедворцев подводит черту — избрание вождя индонезийского народа является политической необходимостью, так как он не только символ единства нации, но и его гарант.

В это время 62-летний Сукарно женится в седьмой раз. Избранница — 23-летняя яванка Харьяти. Яванцы начинают обожествлять своего президента. Согласно яванским поверьям, только богам и героям присуща необыкновенная сексуальная сила. Его сравнивают с героем национального эпоса Арджуной, который имел 1000 любовниц.

Поведение Сукарно вызывает гордость у большинства индонезийцев. Сукарно льстит это, но ему уже недостаточно быть национальным героем, он желает стать мессией для всего мира.

В «Автобиографии» он заявил: «Всей моей жизнью руководила высшая сила. Я выполняю волю Божью. Это — для чего я рожден».

Сукарно безукоризненно владел тактикой и стратегией политической борьбы, которая всегда позволяла ему держаться на плаву. Он постоянно держал всех в состоянии неопределенности, неустойчивости и напряженности, выход из которого знал только он — Сукарно. Все проводимые им реформы бесславно провалились. В ряде городов не хватало питьевой воды. По вечерам отключали электричество. Страна нищала, в середине шестидесятых ее захлестнула инфляция. Люди давно перестали спрашивать друг друга, когда же наступят обещанные президентом благоденствие и стабильная жизнь, сколько можно внимать его просьбам о терпении. В Индонезии стремительно нарастали анархия и хаос, а Сукарно утопал в роскоши, возводил все новые и новые дворцы и монументы.

В армии схлестнулись две группировки: консервативная «Союз генералов» и левацкая «Движение 30 сентября 1965 года». И та и другая объявили себя защитниками Сукарно. Он решил выступить в привычной для себя роли «отца», примиряющего крайности.
Но к власти пришла третья сила во главе с генералом Сухарто. В 1966 году ВИКК лишил Сукарно звания пожизненного президента, правда, сохранив ему титул вождя революции. Вождь пытался сопротивляться, выступал с публичными речами, призывал следовать за ним, вновь претендовал на всю полноту власти в стране. Однако его уже никто не слушал. Его обвинили в коррупции. Его обвинили в проведении политики, которая привела к политическому, экономическому и моральному кризису нации. Но под суд не отдали. Военные рассудили: отдать Сукарно под суд — значит судить весь индонезийский народ. И ограничились его полной изоляцией от внешнего мира.
У него обострились все застарелые болезни, все чаще и чаще случались сердечные приступы. Летом 1970 года состояние Сукарно стало безнадежным. Утром 21 июля он скончался. Эпоха закончилась. Восторжествовал «новый порядок».

***
Индонезия находится там, где соединяются два океана, два полушария и две цивилизации. Здесь свой космос и мироздание, неограниченные эпохами и временами. Здесь 400 вулканов, среди которых грозный Кракатау и священный Гунунг Агунг, тысяча богов, Кентавр и Козерог, даосские заклятия и индуистские мантры. И над всем - созвездие Южного Креста, в Южном, полушарии. Под одним государственным флагом тут стоят стеклянные небоскребы Джакарты и пальмовые хижины гвинейских аборигенов.

Самая таинственная страница истории Индонезии - буддийское государство Шриваджайя на Суматре, самая знаменитая - восточнояванская империя Маджапахит, и колониальная - Нидерландская Ост-Индия.

На этой земле родился, жил и умер человек, которому судьбой было суждено привести свой народ к независимости , которому было уготовано идти со своим народом и возглавить государство. Однако, он не понял своей истинной цели, вообразил себя мессией, и стал диктатором. Это привело его к краху…


Фуад Мамедов-Пашабейли
fuadm.pashabeyli@rambler.ru

 

Комментарии 0