Среда обитания

Татары и первые Романовы

XVII век вошел в историю России как время крупных внутриполитических потрясений: время Смуты, воцарения новой династии, народных восстаний. Мусульмане — российские поданные — принимали активное участие в этих событиях. При этом большая часть политических действий так или иначе проецировалась на Москву, в которой мусульмане проживали непосредственно и с которой были тесно связаны некоторые мусульманские общины Центральной Руси. Как пишет историк-ориенталист С. Ф. Фаизов, «в Смутное время противоборствующие партии и движения испытывали заинтересованность в привлечении татар на свою сторону». В связи с этим неудивительно, что на Земском соборе 1613 года несколько татарских мурз участвовали в утверждении на московский престол царя Михаила Романова. Участие татар в этом важнейшем событии в жизни России было значимо для всех сторон по нескольким причинам.

«Татарина — на царство?»

Во первых, «восточная» партия могла иметь собственного кандидата на престол. Этот эпизод практически неизвестен современным россиянам. Более того, большинство наших сограждан вообще не представляют себе, как и когда татарин сидел на Московском престоле. Расскажем об этом чуть подробнее.

В 1567 году касимовским ханом стал очередной представитель династии Чингизидов, правнук последнего хана Большой Орды Ахмата — Саин-Булат Бекбулатович. Будучи касимовским ханом, он активно участвовал в Ливонской войне, возглавляя русские войска в походах под Орешек, Пайду, Колывань. Через 6 лет правления Саин-Булат по каким-то причинам принял крещение под именем Симеона и тем самым автоматически потерял касимовский престол, пустовавший до 1585 года. Этот эпизод — самый загадочный в истории России XVI века. По версии известного популяризатора исторической науки Е. Арсюхина, «похоже, Саин-Булат знал, что делает». 30 октября 1575 года в Успенском соборе Кремля Иван Грозный поставил Симеона «великим князем Всея Руси». Иван Грозный стал называть себя «холопом Ивашкой», и ходил к царю с докладами. Правление Симеона продолжалось 11 месяцев, после чего Иван Грозный отослал его в Тверь с титулом «великий князь Тверской». Несмотря на всю номинальность царствования Симеона на Руси, после смерти Ивана IV его опасались в качестве претендента на трон все последующие правители.

Так, влиятельные при московском дворе бояре Романовы и Бельские поддерживали в качестве нового монарха кандидатуру Симеона Бекбулатовича, а не Бориса Годунова. Именно по этой причине царь Борис опасался царя Симеона в качестве претендента на трон. Даже присяга на верность Годунову и, по его смерти, его малолетнему сыну Федору, включала в себя требование «царя Симеона Бекбулатова и его детей... на Московское государство не хотеть». Не случайно Б. Годунова обвиняют в том, что по его приказу Симеону подсыпали какое-то снадобье, в результате чего он ослеп. При Борисе Симеон был лишен своего великокняжеского титула и имений и сослан в село Кушалино под Тверью. Одновременно и Романовы, выступавшие за татарского монарха, подверглись опале.

В условиях пресечения прежней династии мнимый сын Грозного Лжедмитрий I для придания легитимности своему царствованию вначале не побоялся совместного правления с татарским царем — реальным кандидатом на московский престол. Это было связано с тем, что в мировоззрении той эпохи в ритуально-символической области Чингизиды оставались носителями сакральной, богоданной власти на всей территории Северной Евразии.

Совместничество Самозванца и Симеона Бекбулатовича имело место в 1605 году, когда сразу после своего воцарения Лжедмитрий вызвал последнего из тверской ссылки. Тогда же Лжедмитрий I подтвердил права хана Ураз-Мухаммеда на Касимовское ханство. Однако, укрепившись на престоле, Лжедмитрий в марте 1606 года сослал Симеона в Кирилло-Белозерский монастырь (ныне Вологодская область). 29 мая 1606 года новый царь Василий Шуйский, не слишком уверенный в своих династических правах, поспешил упрятать опасного конкурента еще дальше, приказав перевести старца на Соловки, место ссылки особо опасных «государственных преступников». Умер Симеон уже после воцарения Романовых, в 1616 году в Москве; его похоронили в Старом Симоновом монастыре (в 1930 х гг. на этом месте был построен Дворец культуры ЗИЛа).

Кто спас Россию?

Во вторых, основатель новой династии, отец первого царя Михаила Филарет Романов должен был испытывать определенный пиетет по отношению к татарской аристократии, принявшей активное участие в поисках выхода из династического кризиса вместе с ним. Достаточно вспомнить о совместной поездке касимовского хана Ураз-Мухаммеда с новопровозглашенным патриархом Филаретом и другими лидерами Тушинского лагеря в феврале 1610 года к польскому королю Сигизмунду в его ставку под Смоленском. Таким образом, легитимизация новой династии без участия татарской аристократии не могла состояться.

Здесь важно вспомнить, что само окончание Смуты — под которой в первую очередь следует понимать династический кризис — произошло во многом благодаря татарам. Речь идет о ликвидации Лжедмитрия II. Опять же тема эта малоисследованная и о ней не любят вспоминать вслух.

Характер взаимоотношений Лжедмитрия II и татар остается не совсем ясным. Вначале касимовский хан Ураз-Мухаммед со своим войском поддерживал «Тушинского Вора» (возможно, из-за нежелания признавать «выскочку» Василия Шуйского), и даже после его бегства в Калугу хан отправился туда же. Однако чуть позже хан со своими людьми находился среди тех ведущих деятелей Тушинского лагеря (наряду с митрополитом Филаретом, нареченным здесь патриархом; боярином М. Г. Салтыковым; казачьим атаманом Иваном Заруцким и др.), которые просили короля Сигизмунда прислать на царствование в Россию его сына, королевича Владислава.

Несомненно, на политические пристрастия и метания хана Ураз-Мухаммеда повлияли и слабость московской власти, и возможность «утверждения веротерпимости в России» при самозванцах (настроенных прокатолически, за что они заслужили нелюбовь Православной церкви) или поляках. Не исключены и личные мотивы неприязни к прежней власти, учитывая историю появления хана в Москве (он вместе с сибирским царевичем Сеид-Ахметом был хитростью захвачен в плен русским воеводой Чулковым в 1588 году и препровожден в качестве пленника в Москву).

Лжедмитрий II, «опасаясь измены с его стороны» (вероятно, узнав о его связях с польским троном), приказал схватить Ураз-Мухаммеда и утопить его. Убийство 22 ноября 1610 года касимовского хана вызвало среди татар желание мести. 11 декабря князь Урак (Петр) Урусов, возглавлявший охрану «Тушинского Вора» и, очевидно, искавший удобную возможность отомстить, заманил его на охоту и убил. По словам доктора исторических наук В. В. Трепавлова, это событие «объективно оказало огромную услугу российской государственности». Тем самым была перевернута историческая страница Смутного времени и мусульмане в очередной раз спасли российскую державу.

Неоплаченный долг платежом красен...

Чем отплатили первые Романовы татаро-мусульманскому сообществу нашей страны — хорошо известно. Именно при них началась целенаправленная кампания по крещению мурз и рядовых татар, и именно первые представители этой династии внесли существенный вклад в дело уничтожения мусульманского исторического наследия в Центральной России. Так, сын темниковского воеводы Г. Лодыгина в своей челобитной царю Алексею Михайловичу писал: «Отец мой, будучи у твоего, государева, дела, мурзам и татарам... ни в чем не потакал, по указу деда твоего, государева, ... великого государя святейшего Филарета Никитича, патриарха Московского и всея Руси, их татарские мечети и торг татарский... за посад велел перенесть». Тем самым процессы крещения татар Мещеры, их языковой и культурной ассимиляции после прихода к власти Романовых сопровождались также их вытеснением за пределы основанных ими населенных пунктов. Преступность этой политики осознается еще отчетливее, если вспомнить о том, что князья Ишей Барашев и Василий мурза Чюрмонтеев из Темникова участвовали в избрании сына Филарета, Михаила Романова, на московский престол в 1613 году.

Алексей Михайлович и Петр Алексеевич строили в России европейское государство. Не вышло — наша страна так и не стала европейской ни по ментальности, ни в политике, ни в экономике. Попытка построить здесь «Европу» не получилась и у либералов, правивших в 1990 е гг., поэтому кандидат в президенты В. В. Путин объявил о проекте Евразийского союза. Восток — ближе и роднее для России, чем Запад. А значит, мусульмане еще не раз докажут свою преданность России и спасут ее от недругов. Важно только на этот раз не забыть: долг платежом красен!

Дамир Хайретдинов,
историк-архивист

Автор: Информационно-аналитический портал IslamRF

Комментарии 0