Среда обитания

Общественного контроля за тюрьмами в России больше нет

Правозащитники и все, кто продолжали надеяться на их контроль над сферой исполнения уголовных наказаний в России, пребывают в глубоком шоке - новый состав Общественной Наблюдательной Комиссии (ОНК), утвержденный Общественной Палатой, позволяет говорить об упразднении общественного контроля в этой сфере.

Теперь вместо правозащитников и представителей гражданского общества ОНК под завязку укомплектовали вышедшими на пенсию сотрудниками силовых структур, а в некоторых случаях даже представителями криминала, которые, как хорошо известно, с ними связаны. 

Зоя Светова, знаменитый правозащитник в тюремной сфере, бывший теперь уже член ОНК говорит: "Я считаю, что это состав ОНК позорит Общественную палату, это вызов гражданскому обществу. Общественная палата избрала в ОНК Москвы бывшего начальника Бутырской тюрьмы Дмитрия Комнова, при котором умер Сергей Магнитский. Среди списка членов ОНК Москвы нет ни одного правозащитника, чье имя было бы известно. В Московскую область не прошла Анна Каретникова, один из самых сильных правозащитников, работавших в Московской комиссии. В регионах — например, в Мордовии — избрано 9 человек, а в Мордовии больше 18 колоний и СИЗО. Новый список ОНК — это пощечина Совету по правам человека, который протестовал против такого голосования и такого отбора. Решение Общественной палаты должно быть отменено. Это уничтожение общественного контроля. Это не только нанесет огромный вред заключенным, но и приведет к драматическим и трагическим последствиям для всей российской тюремной системы".

Юрист-правозащитник Игорь Гуковский: "Бегло ознакомился с новым составом ОНК в 42 субъектах, если кратко, то такой правозащитной структуры больше нет".

Павел Чиков, представитель правозащитной группы "Агора", отреагировал на эти кадровые изменения эмоционально: "Сегодня стало известно, что турнули всех, кто реально работал. Остались единицы по стране. Вот я список посмотрел — ребята от Игоря Каляпина, от Сергея Подузова, Леонида Петрашиса. В Татарстане только Алик Зарипов. Спрашиваю, а ходить с кем будешь, пара же нужна? Нет у него ответа. Анна Каретникова — главный мотор по московским СИЗО, человек, который ввел тюремную тематику в московскую повестку, не прошла. Наблюдаю уже традиционную для московской ОНК группу журналистов, которые больше для эксклюзивного доступа к громким арестантам, чем помогать. Спрашиваю Сергея Петрякова, с кем будем умирающих зэков в Страсбург направлять? Придется с адвокатами работать, их-то не пустить не могут. Короче, накрывается медным тазом этот ваш хваленый общественный контроль за тюрьмами, коллеги".

Сергей Марьин, бывший уже член ОНК Мордовии: "Общественный контроль за колониями и полицией в Мордовии умер!"

Адвокат Алексей Соколов: "Власть поставила крест на общественной контроле, сократив честных и порядочных членов ОНК".

Татьяна Глушкова, представитель "Мемориала": "Практически все новости, касающиеся новых составов ОНК, ужасны. В некоторых регионах теперь, судя по всему, права и свободы заключенных не будут интересовать никого кроме самих заключенных и их родственников".

Комментарии 1