Обращения

Российский мухаджир о турецкой тюрьме

В редакцию "Голоса Ислама" пришло письмо от русского мусульманина, мухаджира, который был арестован в Турции по доносу российских силовиков в отместку за его Хиджру из путинской России. Так как в подобной ему ситуации сейчас оказывается немало наших мухаджиров в Турции, мы решили опубликовать его размышления в жанре тюремных тетрадей.

 

 

«Пионерский лагерь для исламистов»

 

(эссе стамбульского сидельца Кум-Капы)

 

Сегодня многие активные в прошлом и в настоящем мусульмане, многие братья, проживающие в Турции, сталкиваются с тем, что, будем называть вещи своими именами, их арестовывают и сажают в тюрьму для иностранцев. Арестовывают при разных обстоятельствах, а вот сажают до их максимального выяснения. Есть целый веер ситуаций: абсолютно легального устроившегося брата хватают, когда он приходит продлевать вид на жительство, или же подозрительного мусульманина задерживают на юго-восточных границах, или на кого-то поступает запрос из России, или кого-то турецкие спецслужбисты вычисляют и решают накрыть сами. Причины разные - итог один. Это явление хоть и не массовое (все же в Турции много переехавших сюда и спокойно живущих людей), но заметное, особенно среди определенных кругов.

Если ты в арестован Стамбуле, то оказываешься в ставшем уже "притчей во языцах" изоляторе для иностранцев - в народе Кум-Капы.

Да, это вызывает немалые проблемы, особенно у тех, кто не был к ним готов:

- внезапное, часто неожиданное обрушение привычной жизни и вкидывание в неопределенность;

- ограничение свободы в обмен на нары и сомнительные перспективы;

- потеря времени, и что хуже, работы, срыв проектов;

- что часто самое острое: жена и дети могут оказаться в сложном положении, при котором лишь помощь со стороны сможет им помочь. (Крайний и самый печальный случай – жена и даже дети оказываются там же, подвергаясь еще большим неудобствам. Но все же это редкость);

- нахождение в местах, где чистота, мягко говоря, не для всех постояльцев является приоритетом, а возможность подхватить от них какую-нибудь заразу вполне есть;

- получение хорошей медицинской помощи затруднено.


Сталкиваясь с этим, мусульманин, альхамдули-Ллях, может только опереться (или же вспомнить, кто запамятовал) на исламские принципы и имеет возможность их прочувствовать.

«[Вспомните, как] там подвергались испытанию верующие, как поразило их сильное потрясение» (сура Сонмы, аят 11).

 

Эта жизнь - дунья есть испытание на пути в ахират, в загробную жизнь, Ад которой прост, но Рай которой необходимо заслужить. Ведь все сложности, все беды, которые обрушиваются на нас, даются Аллахом в трех случаях:

- испытание, проверка стойкости и веры;

- наказание за наши грехи и ошибки, их искупление еще в этой жизни;

- убережение от чего-то худшего - того, что могло было случиться, не окажись по-иному (например, человек попал у турок в Кум-Капы по запросу российских спецслужб, хотя не подозревал, что у него проблемы и хотел как ни в чем не бывало ехать в РФ).


Но оказавшись в этой турецкой тюрьме, заслужено или нет, есть возможность взглянуть на это и с другой стороны, которая откроет и покажет, что абсолютно во всем есть благо от Аллаха.

- Вроде бы ты арестован, попадаешь на «зону» и готовишь себя к испытаниям в виде серьезных ограничений и плохого обращения. А с другой стороны, оглядевшись, находишь комфортные условия с 3-разовой нормальной едой, 2-разовым магазином, душем, уважительным отношением охраны и лично директора, дающего «Салам» и периодически заходящего справиться все ли у всех в порядке.

- Вроде ты лишен свободы и настраиваешься на какой-то тюремный режим, с другой стороны, встречаешь абсолютно вольные условия времяпрепровождения.

- Наконец, вроде бы все было ради выхватывания и изоляции различных «исламистов», представляющих собой опасность для общества или других стран, но с другой-то стороны, это помещение их в одно место с предоставлением приличных условий и неограниченного свободного времени. Люди, которые вряд ли бы когда-нибудь встретились в реальности или в интернете, разных возрастов и национальностей, рас, жизненных путей, взглядов, вынужденно оказываются заперты друг с другом в одном месте. За недавнюю практику таких достаточно частых посадок, сколько их участниками было переговорено, передумано, пересмотрено. Сколько шахматных партий сыграно и новых знакомств заведено.

Один наш современник сказал про тюрьму: это как оффлайновая социальная сеть. Можно сказать, что это лучше, так как именно в живом общении и складывающихся отношениях отходят на второй план или пересматриваются закостеневшие стереотипы. Именно в таком формате можно нащупать точки сближения будущих исламских обществ, состоящих из различных течений. Но и здесь же можно выявить всю пагубность и неадекватность сектанских взглядов, которые должны вырываться с корнем и дай Аллах отдалить от них хороших, по-человечески, братьев.

Немного опишем общую жизнь.

Стамбульское Кум-Купы изнутри, это, конечно, сборная ближневосточного и в целом исламского мира (с редкими вкраплениями других элементов), вмещающая в себя его бессчетные язвы и немного сливок, выпукло представив живой срез части общества.

Привыкнув к масштабам и маршрутам окружающего привычного мира, попавший в эти застенки человек оказывается как бы в другой реальности, где все скомкано и сжато, втиснуто в коридоры, закоулки и комнаты, порождающие свой особый мирок.

Вот дверь, ведущая к охране и открывающая путь к воле, вот большой коридор, раскинувшийся как главный проспект небольшого города, со своими прохожими, гуляюще курящими или занятыми своими делами. Он ведет к душевым, из окон которых можно наблюдать улицу и криками общаться с толпящимися там людьми. Затем другой его поворот переходит в общий зал, с кипятящимися чайниками, и ждущими своей очереди к телефонным автоматам. Не в лучшие времена облав на нелегалов это пространство превращается в настоящий лагерь беженцев, штабелями лежащими на полу в ожидании своей судьбы.

Далее комнаты. Вот здесь начинается география и антропология: «хата» грузин, хороших в делах и общении, и забавляющих своими «зоно-воровскими» повадками. Комнаты с преобладанием туркмен, а также узбеков (и в целом всей Средней Азии), с их перманентной чайханой и дастарханом. Комната сирийцев – и нелегальных беженцев, и людей с не простой судьбой. Рассыпанные среди них афганцы, пакистанцы, с вкраплениями уйгуров, арабов разных стран, армян, и всех-всех-всех. Кучкующиеся между собой черные африканцы, и нормальные (молящиеся), и с видом карикатурных сутенеров-барыг. Комната иранцев, часто держащихся в стороне и варящихся в своем джахильско-шиитском обособлении. Ну и, конечно, мусульманская комната, выполняющая роль места проживания и местной мечети, о чем нужно сказать отдельно. Все описанное выше разнообразие структурировано и текуче, живет своей жизнью, с массой ее уровней, ситуаций и завихрений, в которую охранники предпочитают не вмешиваться.

Конечно, большинство из описанного это маргиналы, не спроста оказавшиеся в изоляторе чужой страны, наркоманы, или просто джахили, несмотря на свою «мусульманскую этничность» не делающие даже намаз. Уравновешивает это состояние исламская комната, аккумулирующая в себе соблюдающих мусульман с достаточным уровнем ахляка и чистоплотности. Здесь себя прекрасно чувствуют, и часто оказываются, если не в количественном, то в качественном большинстве братья с Кавказа.

Исламскую комнату (и тех, кто посещает ее во время молитв) отличает еще важный аспект – здесь, как правило, оказываются люди с «проблемами» (с пресловутыми «кодами безопасности», являющихся причиной посадки). Поэтому часто их нахождение здесь затяжное, не такое как у всех остальных. Все это создает свой уровень отношений: по-братски исламский и сплоченный под воздействием времени и окружения. Но и здесь общая пестрота и неоднородность находит свое отражение – ва-Ллахи, кого тут только нет. Не вдаваясь в подробности, можно лишь отметить, что это целая картина исламских течений, групп, взглядов и географий: от устоявшихся, до экзотических. Всех их объединяет «проблематичность» - общая, или только у себя на родине, у кого-то абсолютно заслуженная, у кого-то совсем нет.

Ну и само бытование, его штрихи и зарисовки:

- В голове до сих пор звучат звонкие кавказские и певучие среднеазиатские азаны. Ведь сколько после них было выстояно молитв, и сколько, навзрыд было прочитано сур и дуа нашим имамом, отмаливающим у Аллаха за нас и за всех мусульман.

Где еще вы увидите молельню, в которой:

- ультра (как принято говорить) «салафисткий» радикал делает тахаджуд, рядом с застывшим в тафаккуре, и выполняющим свой вирд суфием

- очень молодой, но уже бывший муджахед, делится своими «подвигами», описывая реальность боевых действий, а взрослый отец семейства критикует его за легкомыслие и раскольничество группы его пути

- припорошенный сединами, но еще полный сил чеченский волк, прошедший войны Ичкерии, отмотавший двухзначный строгий срок у российском уголовном мире, и продолживший свои приключения уже на исламской стезе, делится жизненным опытом со случайно оказавшимися рядом молодыми парнями, студентами из Средней Азии, заворожено слушающим его рассказ

- египетский мусульманин, наш имам, хафиз, прошедший целый 15 летний тюремный тарикат (путь) при Мубараке, на арабском дает лекции, поучает и отвечает на вопросы уйгуров, сирийцев, кавказцев, алжирцев

- учат чистоте, а также обще, а не узко принятым, нормам поведения, братьев пакистанцев и афганцев

- одни сидят и как смерти боятся депортации, другие же, абсолютно схожего вида и мысли люди, задержанные действительно случайно, закатывают администрации скандал, опаздывая на самолет домой

- русский мусульманин помогает понять Ислам прямо в Кум-Капы принявшему его монголу, когда все, даже не молящиеся постояльцы, радовались как дети и одаривали его подарками, празднуя прибавление к Умме Мухаммада (саллалаху алейхи ва салям) нового брата из такого народа

- А сколько было стычек и даже драк между, скажем прямо, задиристыми братьями и джахилями, по причине «постановки на место», а также «воспитания хорошим манерам».

И так далее.

Пожалуй, единственное сравнение, которое пришло мне в головы, взвесив все это и сравнив с опытом того же детства, ва-Ллахи, да это же не тюрьма, это пионерский лагерь! Пионерский лагерь для исламистов как его самых долгих постояльцев!

Бурлящая местная жизнь то и дело постоянно вспыхивала аналогиями из детских воспоминаний:

- ненавязчивая, но само-выстраивающаяся иерархия групп и отношений, в том числе с их силовым выяснением, с пониманием кто за кого;

- потасовки, драки по справедливости и без (в конфигурациях: джахили против джахилей, соблюдающие мусульмане против группы джахилей. Вмешательство охраны хоть и происходит довольно быстро, но времени ДО, все же достаточно для хороших синяков и мушкетерски сломанных швабр);

- разговоры, разговоры, байки и конфликты с «управляющими» (спонтанно вспыхивающие и также гаснущие голодовки, ловля администрацией запрещенных мобильников, жалобы и случаи стукачества);

- приход адвоката или родственников сравним по ощущениям с пионерлагерным приездом родных на выходных.

В общем, не хватало разве, что походов в лес на костер (даже формат дискотек, присутствовал в некоторых отличной от исламской, комнатах).

В общем, читающие это братья - равняйтесь на аулия, которые беспокоились, если в их жизни долго не происходили испытания. Не бойтесь испытаний от Аллаха. Те, кто в Турции, и понимает, что теоретически (по поклепу российской стороны, что приобретает уже массовый характер) или по другим причинам может загреметь в такую тюрьму – подстрахуйтесь, подготовьтесь заранее:

- держите на связи хорошего адвоката и следуйте его советам;

- держите дела на работе так, чтобы они не рухнули при вашем минимум месячном отсутствии;

- подготовьте условия для семьи, если вы окажитесь в такой ситуации;

- делайте дуа, чтобы в ней не оказались ни вы, ни другие.

Ну, а уж если оказались в такой истории, то не отчаивайтесь, не теряйте оптимизма и делайте таваккуль (уповайте на Аллаха). Не теряйте там времени даром – читайте книги, заводите знакомства, стройте планы, имейте возможность понимания друг друга на зло кафирам и тем, для кого фитна это стиль жизни.

В данный момент Турция не выдает граждан России (и еще ряда стран), в проблемных ситуациях давая возможность самим выбрать, куда улететь. В целом, можно понять турецкую государственность с ее предосторожностью, с учетом того, что на ее территории, как в мутной воде, есть много разной рыбы, опасной не только для нее, но и вообще для нормальных мусульман. Именно ее они и пытаются поймать сетями. В основе же мы считаем современную Турцию благим местом для мусульман, в которой действительно возрождается Ислам, и руководство которой делает многое ради этого.

Если вы чисты, ни в чем не виновны, адекватны и хотите жить в Турции – вас в итоге выпустят, и, вы сможете отсудить свое легальное право проживания.


Но если вы сектант, который считает кафирами всех кроме лично себя и группы циничных головорезов, устраивающих тоталитарный карикатурный загон, подставляющий Ислам и раскалывающий мусульман, называя все это «Халифатом» - то ваша дорога разве что в бездны Ада, конечно, если вы не сделаете таубу и не уйдете от этого. Отношение же «кафиров» турок к вам слишком мягко. Хотя, может быть, это от того, что в общении с ними по поводу решения своих проблем вы слишком лицемерны и не говорите в лицо всю правду, предпочитая шипеть в спину.

Подводя итог, уверен, что эффект этих и подобных облав, особенно на недостойных быть арестованными людей, даст свои плоды. И этот пионерский лагерь станет местом важных знакомств и сверения позиций. Ведь именно испытание (тем более такое) может повернуть планы строчащих свои поклепы неверных против них самих.

«Они (неверующие) хитрили, и Аллах хитрил, а ведь Аллах - Наилучший из хитрецов.» (аль Имран, аят 54)

P.S.

Прошу Аллаха благословить, направить и вести по истинному пути, дать облегчение, разумения и воли всем мусульманам разделившим пребывание в Кум-Капы со мной, тех, кто остался и окажется после.

Комментарии 8