Общество

Ингушские богословы заявили об абсурдности обвинений со стороны Кадырова

Прозвучавшие на сходе в Грозном обвинения абсурдны, при том, что подобные угрозы звучат не впервые и становятся все жестче, отметил шейх Иса Цечоев. Сторонники имама Хамзата Чумакова оценили слова Кадырова как прямую угрозу, заявил сам имам.

2 февраля глава Чечни Рамзан Кадыров на сходе последователей суфизма в Грозном заявил, что запрещает вести диалог с салафитами, при этом он высказался с критикой в адрес религиозных деятелей Ингушетии Хамзата Чумакова и Исы Цечоева, сказав, что если они попробуют прочитать проповедь в Чечне, то "у них полетят головы".

Хамзат Чумаков является авторитетным религиозным деятелем Ингушетии, популярным в народе проповедником, имамом Насыр-Кортской мечети. Чумаков пережил покушение 14 сентября 2010 года, когда самодельная бомба взорвалась под его автомобилем в Назрани, после этого имаму ампутировали ногу. Он является лауреатом конкурса правозащитной организации "Машр" "Герои гражданского общества", победителем в номинации "За миротворческую деятельность".  В декабре 2015 года неизвестные в социальных сетях распространили видео с угрозами в адрес Чумакова.

Шейх Иса Цечоев является выпускником факультета исламского фикха и его основ Университета исламских наук имени амира Абдул-Кадира (г.Константин, Алжир), основатель Спецшколы арабского языка и мусульманского права в Малгобеке.

Чумаков: между мной и Кадыровым никогда не было никаких конфликтов

Имам Насыр-Кортской мечети Ингушетии Хамзат Чумаков заявил в интервью, что исключает взаимосвязь заявлений Кадырова с каким-либо конфликтом между ними.

"Между мной и Кадыровым никогда не было никаких конфликтов... Даже, когда был конфликт между главами двух наших республик - Ингушетии и Чечни, я высказывался по этому поводу, что нельзя допустить эскалации, что простому народу ни в коем случае нельзя позволить, чтобы они комментировали, и чтобы это вбивало клин в наше общество. Были моменты, недопонимание моих высказываний, мы встречались, поняли друг друга, разошлись, он задал интересующие его вопросы, никаких грубостей не было", - рассказал Чумаков.

Высказывания Кадырова были сделаны в оскорбительной форме, считает религиозный деятель.

"Вчерашние высказывания буквально меня поразили, там были упомянуты и моя фамилия, и шейха Исы Цечоева, все это прозвучало в оскорбительной форме. Народ очень сильно раздражен, я пытаюсь успокоить всех тех, кто мне звонит сегодня. Такие высказывания могут привести к дестабилизации, тем более, когда они сопровождаются угрозами. Все, с кем я общался, посчитали, что это прямая угроза. Будем надеяться, что это не так", - сказал он.

Он не исключил, что к негативным заявлениям на сходе могли быть причастны "и те представители, которые с ингушской стороны поехали туда".

Чумаков также отметил, что не имеет никакого отношения к вопросу об отставке муфтия Ингушетии Исы Хамхоева.

"Смещение муфтия происходит не из-за конфликта со мной или салафитами, кто-то, возможно, так это преподносит. Глава Ингушетии недоволен работой муфтията, причем давно, потому что он долго терпел, муфтият не смог наладить работу, не смог консолидировать все течения, когда несложно было это сделать у нас, в Ингушетии, где все с пониманием относятся друг к другу, а там (на сходе в Грозном. - Прим. "Кавказского узла"), в свете этих событий могли использовать, что салафиты виноваты, что якобы с них началось", - полагает имам.

Он отметил, что те, кого называют салафитами, живут очень мирно, "без каких-либо конфликтов с другими течениями Ингушетии". "Мы называем себя мусульманами и не приемлем никаких иных названий", - сказал он.

Чумаков не согласился с высказываниями о невозможности ведения диалога между различными направлениями в исламе.

"Если я скажу, что я не готов к диалогу, то это, наверное, во мне проблема. Вайнахи (группа кавказских народов, которые говорят на родственных нахских языках. - Прим. "Кавказского узла") всегда были готовы к диалогу, даже кровные враги договариваются... Мы же общаемся и с другими вероисповеданиями. Почему же с другими мусульманами нельзя найти общий язык? Согласно канонам ислама, мусульманин должен быть толерантным и, если кто-то говорит, что это невозможно, то человек этого просто не хочет", - сказал он.

Чумаков подчеркнул, что не имеет претензий ни к кому, кто придерживается иных религиозных взглядов. "Мы никому ничего не навязывали, ни в дом, ни в мечеть, ни к кому не приходили. У нас никогда в жизни, в нашей практике и проповеди не было, чтобы мы заставляли или притесняли кого-то, даже когда притесняли нас некие провокационные силы. Почему нельзя просто оставить людей в покое?", - задается вопросом имам.

Чумаков считает, что в сложившейся ситуации сторона, высказавшая критику, должна сделать первый шаг для разъяснения позиций.

"У нас другой менталитет. Когда вайнах делает официальные обвинения или звучат оскорбительные речи из уст чиновников или религиозных деятелей, то о каком разъяснении нашей позиции может идти речь? Если я кого-то оскорбил, то прежде я должен признать свою ошибку... зачем оскорблять друг друга? Я сначала должен попросить у тебя прощения, а потом только о чем-то договариваться", - отметил Хамзат Чумаков.

Имам добавил, что "не думал над необходимостью как-то реагировать в связи с прозвучавшими в его адрес угрозами".

Цечоев: угрозы в мой адрес повторяются уже второй раз

Ингушский религиозный деятель Иса Цечоев относительно высказываний Кадырова заявил, что "не видел в истории человечества, ислама, России и республик Чечни и Ингушетии и никогда не читал более абсурдного заявления".

"В резолюции (принятой на сходе 2 февраля в Грозном. - Прим. "Кавказского узла") все, кто не являются членами кадырийского и накшбандийского тариката, считаются ваххабистами, и ваххабист считается террористом, и не дается четкое определение, кто такой террорист или ваххабист... что надо сделать для того, чтобы тебя не назвали ваххабистом", - сказал Цечоев.

Он отметил, что не понимает, как "в светском государстве, в цивилизованном обществе, люди могут строить такие отношения с остальными".

"Непонятно за что, как и почему угрожают людям? Если человек совершил какое-то преступление, то есть для этого и законы, и уголовное преследование, учреждения расследующие, судящие и определяющие наказание. Я не понимаю, что там происходит, чем провинились по отношению к Чечне я или Чумаков, нам непонятно", - сказал Цечоев.

По его словам, угрозы в его адрес звучат не впервые.

"Эти угрозы повторяются, угрозы все жестче, и преследовать они собираются везде, в любом уголке России или за ее пределами. Если будет какая-то попытка осуществления этого, придется обратиться в соответствующие органы", - сказал религиозный деятель.

Цечоев считает, что конфронтационная риторика Кадырова могла быть продиктована лишь идеологическими разногласиями. "Видимо, только в этом причина", - сказал он.

Он также отметил бессмысленность диалога с представителями чеченского духовенства, которого, следуя заявлению муфтия Чечни, добиваются чеченские религиозные деятели.

"Диалог ведется для того, чтобы понять позиции каждой стороны. Понятие "салафит" - тоже не четкое. Каждый мусульманин должен считать себя салафитом. Мы не говорили, что мы - салафиты. Мы уважаем предшественников, людей, которые жили во времена пророка, сахабов (сподвижники пророка Мухаммада. — Прим. "Кавказского узла"), и тех, кто последовали за ними, и следующие поколения. Желать быть похожим на этих людей — это стремление каждого мусульманина. Стать салафитом невозможно, потому что надо жить в то время. Суфий тоже должен желать быть похожим на них. Споров в этом вопросе быть не может", - считает религиозный деятель.

Он отметил, что спор может быть в вопросе вероубеждения. "Есть разное понимание аятов и так далее, но для того, чтобы вести диалог, нужна цель - либо сблизить позиции, либо доказать свое превосходство. Мы не проявляли желания спорить, не было ни попытки этого", - сказал Цечоев.

По его словам, муфтий Чечни в телефонном разговоре предлагал ему провести диалог.

"Я ему сказал, что недоволен его высказываниями на конференции у них, где он упомянул мое имя в плохом виде. Я был недоволен высказываниями, прозвучавшими в мой адрес. Если есть вопросы для обсуждения, то нужно сначала предлагать их обсудить, а потом говорить, что я не прав", - заключил Цечоев.

Комментарии 5