Их нравы

Суд заметает следы в деле имама Кисловодска

Краевой суд в Ставрополе приступил к повторному рассмотрению апелляционной жалобы имама Кисловодска Курман-Али Байчорова. Первое решение судебной коллегии было отменено Президиумом краевого суда, как незаконное, необоснованное и немотивированное, вынесенное в нарушение уголовно-процессуального закона, потому дело направили на новое рассмотрение в апелляцию.

Имам Кисловодска был осужден за незаконное хранение наркотиков. Решением Предгорного районного суда 12 января 2015 года он приговорен к 3,5 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима.

Сам имам вину свою не признал, заявив, что был похищен сотрудниками силовых структур 17 октября 2013 года, после чего ему были подброшены наркотики, а оформление его задержания и дальнейшее уголовное преследование были инспирированы силовиками за несогласие с запретом властей Ставрополья строить мечети в Кисловодске.

Судилище во сне

Процесс над имамом длится вот уже третий год. Команда из более десяти высокопрофессиональных адвокатов под руководством председателя Совета Адвокатского бюро «Мусаев и партнеры» Алауди Мусаевым борется за правду, за право любого гражданина этой страны быть защищенным законом от неограниченной власти людей в погонах, превратно понявших свое профессиональное предназначение.

Адвокат Алауди МусаевАдвокат Алауди Мусаев

Событиям уголовного преследования и судебного процесса по делу имама Кисловодска Курман-Али Байчорова будет посвящен документальный роман на 700 страницах «Судилище во сне», который автор книги, адвокат Алауди Мусаев называет «одним из самых позорных следственных и судебных процессов современности».

На обложку книги помещена фотография судьи Предгорного суда Попова, который вел процесс по делу имама и, со слов адвокатов, был запечатлен журналистами в состоянии сна в зале суда.

15 января в Ставропольском краевом суде начались предварительные слушания, где суд рассмотрел ходатайства защиты, практически ни одно из них не удовлетворив, но так и не приступил к оглашению дела, отложив это на следующее заседание, назначенное на 18 января.

Сакральная жертва

Адвокаты полагают, что уже на основании того, как начался этот процесс можно сделать вывод, что судебная коллегия не ставит задачи установить правду и освободить невинного человека, разлученного со своей семьей вот уже третий год.

О недоверии суду свидетельствуют и два отвода председательствующему на процессе, заявленные в минувшую пятницу. Мусаев это называет «лучшей иллюстрацией того, с какими ощущениями адвокаты вступают в новый процесс».

«Председательствующий начал с того, что ограничил защиту своими отказами в удовлетворении наших ходатайств в представлении доказательств. Он — лицо, обеспечивающее состязательность в процессе, где мы заявляем ходатайства, говорим, что хотим представить доказательства невиновности, а любой отказ говорит о том, что «не нужно нам никаких доказательств, что им достаточно того, что есть приговор»», - говорит в комментарии «OnKavkaz» Алауди Мусаев.

Позиция прокурора во вчерашнем процессе была еще более примечательна. Доводом о необходимости отказать защитникам в удовлетворении ходатайств у него была лишь одна фраза: «Надо им отказать, потому что суд первой инстанции уже исследовал этот вопрос, и дал надлежащую оценку».

«Мы отвечаем, к нашему счастью, и вашему сожалению, судебная коллегия не является филиалом Предгорного районного суда, мы сегодня обжалуем все незаконные действия и все процессуальные нарушения первой инстанции и потому говорим, что они дали неправильную оценку, не исследовали те или иные доказательства», - возражал прокурору Мусаев.

Болезнь системы

В течение шести часов защитники пытались добиться исследования доказательств невиновности Байчорова, проигнорированные в суде первой и апелляционной инстанций.

Предгорный районный суд под председательством Олега Попова без опроса участников процесса завершил судебное следствие и не дал возможности защите допросить заместителя начальника второго отдела 1 ОРЧ ГУ МВД РФ по СКФО Николая Завяликова, которого защита называет организатором преследования Байчорова.

Прокурор Алексей Пожидаев в суде первой инстанцииПрокурор Алексей Пожидаев в суде первой инстанции

По мнению Мусаева, такая позиция суда первой инстанции идет в разрез с положениями ст.291 УПК РФ (Окончание судебного следствия — прим. «OnKavkaz»).

«Суд апелляционной инстанции при рассмотрении нашей апелляционной жалобы усмотрел это нарушением и удовлетворил наше ходатайство о вызове на допрос Завяликова, но не смог его допросить в связи с тем, что из ГУМВД РФ по СКФО от руководства пришло письмо, что он не может явиться для допроса, в связи с болезнью и диагнозом «нарушение мозгового кровообращения», - говорит Мусаев.

«Мы согласны с этим диагнозом еще до того, когда он ушел на больничный, потому что иначе, в нормальном состоянии, человек не будет подбрасывать имаму наркотики, но так и не допросив, первая судебная коллегия завершила рассмотрение жалобы узаконив неправосудный, абсурдны приговор и Президиум краевого суда отменил решение этой коллегии», - сказал Мусаев.

Как пишет «Кавказский узел», 8 апреля 2015 года Ставропольский крайсуд в ходе первого рассмотрения апелляционной жалобы на приговор Байчорову удовлетворил ходатайство защиты о вызове в суд для дачи показаний замначальника отдела главного управления МВД РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу полковника полиции Николая Завяликова. Однако 20 апреля, несмотря на то, что постановление суда о допросе Завяликова исполнено не было, судебный процесс был завершен.

Защита продолжит настаивать на необходимости допроса сотрудника полиции Завяликова в следующих судебных заседаниях, отметил также Мусаев.

Итог раунда - 1:7

По итогам первого дня судебная коллегия отказала адвокатам в 6 из 7 заявленных ходатайствах, в том числе в ходатайстве о занесении в протокол марки аудиозаписывающего устройства, который защитники применяют для ведения протокола суда.

Также суд отказал в видеофиксации процесса и запросе из следственного отдела по городу Кисловодску флешки с аудиозаписью угроз в адрес Байчорова.

По сообщению «Кавказского узла», адвокаты имама утверждали, что 17 октября 2013 года Байчоров был похищен, а за несколько минут до этого его задержали сотрудники силовых структур, которые в разговоре с ним высказывали в адрес имама угрозы.

Разговор был записан знакомым Байчорова, в момент задержания имама говорившим с ним по телефону. Защита настаивала на исследовании этой записи в суде первой инстанции по делу о незаконном обороте наркотиков, указывая на причинно-следственную связь между появлением данной аудиозаписи и тем, что Байчоров оказался на скамье подсудимых.

Но суд тогда заявил, что запись не имеет прямого отношения к делу, а материал на стадии предварительного расследования был выделен для проверки в отношении неустановленной группы лиц.

Проверка всячески саботируется представителями следствия, то вынося отказ в возбуждении уголовного дела, то бесконечное число раз его отменяя, как незаконный.

15 января защита заявила дважды отвод председательствующему на процессе в связи с тем, что адвокатам было отказано в истребовании из Предгорного районного суда постановлений о запросе адресной детализации номера абонента, участвовавшего в организации похищения Байчорова.

Адвокат Адам Абубакаров, слова которого приводит «Кавказский узел» объяснил, что в деле есть два таких постановления, одно из которых подложно.

«Суд нам отказал, после чего мы заявили отвод судье, но и в этом нам было отказано. Отвод судье в предварительном процессе заявлялся дважды. Защита повторно заявила ходатайство об представлении постановлений Предгорного суда от 24 августа 2014 года об истребовании адресной детализации телефонного номера сотрудника полиции, которое в конце концов было удовлетворено", - рассказал Абубакаров информационному агентству.

По мнению защитников, «начавшийся процесс преследует целью лишь исправить грубые ошибки своих коллег, которые вынесли приговор в апелляции с нарушениями УПК, в отсутствии защитников Байчорова, но никак не торжество права и справедливости по отношению к незаконно осужденному человеку».

Комментарии 1