Общество

Надежда Кеворкова: Надеть хиджаб - это шаг, требующий воли и решимости

Проблема межэтнических отношений в России, прежде всего – с народами Северного Кавказа – по-прежнему стоит остро. Часто найти общий язык со своими согражданами мешают страх, предрассудки и отсутствие интереса к ближнему. Здравый смысл подсказывает, что пора познакомиться с культурой Кавказа, для понимания того, кто ты есть и рядом с кем ты живёшь, – это ли не задача уважающего себя человека и гражданина уважаемого государства?

Предлагаем рассмотреть эту тему через призму женского вопроса на Кавказе. В этом нам помогла одна из самых известных российских журналистов – Надежда Кеворкова. Она приоткрыла эксперту ИАЦ МГУ ширму загадочного и сложного мира Северного Кавказа и рассказала о женщинах российского Востока.

- Народы Северного Кавказа населяют этот регион с древних времён. Они имеют много общего между собой в традициях, культуре и образе жизни. Как бы Вы охарактеризовали образ кавказской женщины?

- Главная черта – отсутствие уныния. В христианстве уныние считается источником всех грехов. Вот на Кавказе этого настроения нет в публичном пространстве. Представление о дозволенном тоже строже, чем у других. Поэтому и отступление от дозволенного воспринимается гораздо острее, и безнаказанность сильных, распространённая по всей стране, на Кавказе воспринята обществом как угроза всем устоям жизни. Семья на Кавказе, в отличие от разрушенного русского мира, играет определяющую роль – что в семье позволено, в соответствии с этим женщины себя и ведут. А в семьях на Кавказе всё же пока позволено меньше, чем в других местностях. Но телевизор работает и здесь, и делает свою работу, главным образом, по расширению дозволенного до таких рамок, которые уничтожают все приличия.

- Какими чертами характера обладает типичная представительница Северного Кавказа?

- Женщины на Кавказе плачут редко, если она заплакала, то это значит, что всё, край.

Пока что горянка остается женственной. Здесь мужеподобных бесполых существ нет, с серьгой в носу, или с татуировкой, или с голым пупком. Даже если не красавица, женственность при ней. Нет бездомных, нет сирот, у каждой за спиной – семья, родные. Это и защита, и ответственность. На Кавказе никто не расслабляется – все собраны, в том числе и женщины. Но если она ведёт себя как женщина без семьи, без рода, то её собственное ощущение падения так остро, что и поведение становится вызывающим – порой даже преувеличенно вульгарным.

Существуют жёсткие запреты: мать никогда не будет говорить с сыном о том, о чём не принято, жена никогда не будет вести себя с мужем, как со слугой, даже если она зарабатывает больше него. Все роли в семье и обществе расписаны, их нельзя изменить, либерализовать, расшатать. Ни сексуальной революции, ни фрейдизму не удалось проникнуть в кавказское общество под видом либерализации, только под видом разврата и греха, поэтому и горянка более защищена, но и менее «свободна».

- Какие жизненные ценности стоят в приоритете у современной кавказской женщины?

- Выйти замуж и родить детей. У кавказских женщин в голове меньше романтической ерунды про любовь. Хотя целые армии психологов работают на изменение этих «архаичных» представлений, но горянки не теряют невинность в школе на вечеринке в обязательном порядке, как это делают американки, жители Европы и в России.

Кавказ не воспринял идей свободного секса ни в 20-е годы, ни в 40-е, ни в 60-е, ни в 80-е, ни в 2000-е – ни одна волна эмансипации от чести Кавказа не затронула. Поэтому здесь женщины выходят замуж и рожают детей, в отличие от всей остальной страны. Здесь нет промискуитета как общественной нормы.

Если семейная установка не сработала, если девушка попадает в обычную городскую среду, то она либо неистово начинает делать карьеру, либо ведет себя, как все вокруг – пьет, бравирует этим, пляшет полуголая в клубах по выходным, выставляет свои фотографии в соцсетях.

В отличие от русских, у кавказцев другое отношение к богатству. Оно разное – в исламе и в христианстве. Иисус сказал, что скорее верблюд пройдет в игольное ушко, чем богатый в Царствие небесное. Быть христианином и преуспевать в этом мире нельзя, что бы ни говорили проповедники разного рода. Быть мусульманином и преуспевать – в этом противоречия нет. Христианам тяжело – преуспевая, каждый в глубине души, если он не протестант, вопрошает: «Господи, что я сделал не так?» Это культурный код, от него не уйдешь.

Женщины вообще любят преуспевание, успех, богатство. Кавказские женщины из богатых не стесняются своё богатство показывать. Раньше кто из мусульман кичился своим богатством? Кто строил особняки? Крепости строили и мечети. А русские? То же самое. Буржуазная жизнь перемалывает всех, но кавказские народы оказались лучше защищены от этих челюстей молоха. Кавказская женщина складывает своё золото с мыслью о том, что это её неприкосновенный запас на время бед. А русская женщина последнее отдаёт своим детям. Поэтому русская женщина легче перенесёт нужду, одиночество и разруху – она к ней всегда готова.

- Отличаются ли женщины Северного Кавказа по образу жизни и мышления от тех своих землячек, которые переезжают жить в Москву?

- Это зависит не от места жизни, а от семьи – как воспитали, так она и идёт по жизни. Дети на Кавказе против родителей не бунтуют, конфликта поколений там нет – это заслуга и ислама, и горских обычаев. Если семья вольных нравов, то и дочери позволяют себе всё. Своего рода бунт против отцов проявился в среде салафитов, но, скажем, в чеченском и ингушском обществе открытое проявление неуважения к старшим невозможно, а в дагестанском – случается.

В больших городах, кстати, мусульманки быстрее вспоминают о том, как полагается себя вести. Здесь каждая пребывает в агрессивном, враждебном окружении. Поэтому она вокруг себя выстраивает непроницаемую стену. Или же бросается в омут столичной жизни, повторюсь, чтобы пропасть и потеряться. Такое старинное понятие как честь в кавказской среде существует. А у жителей больших городов понятия о чести изжиты, но у кавказской женщины они изжиты не могут быть по определению – у неё тысяча родственников, и если с честью что-то не так, она вычеркнута из жизни.

- Насколько открыты российские мусульманки внешней среде?

- Как и все другие существа людского мира, они беззащитны перед внешней средой, она их разъедает так же неистово, как и других. Но, в отличие от безродных и внерелигиозных городских жителей, у мусульманки, которая приняла решение быть мусульманкой на деле, есть громадный источник силы – правила её религии. Такое преображение можно наблюдать у православных девочек, проделавших мощную внутреннюю работу над собой. Есть семьи и на Кавказе, которые не принимают выбора своих дочерей – надеть платок. В этом случае конфликт бывает ничуть не менее острым, чем у благочестивых родителей с дочерью, которая гуляет и ходит по ресторанам.

Но всё же, мне кажется, кавказцам легче – за их спиной громадная семья. А русским труднее – весь ХХ век ушёл на то, чтобы разрушить источник русской силы – село, семью, общину.

- В последнее время в общественных местах всё чаще можно встретить мусульманок, одетых в хиджаб. По Вашему мнению, выход мусульманок на улицы Москвы в соответственном исламским традициям виде является знаком того, что русское общество стало более открытым и дружелюбным по отношению к другой культуре? Или же эта тенденция является свидетельством возрастающего влияния исламских соотечественников в российском обществе, укреплением их позиций?

- Это знак того, что женщина отгораживает себя от мира лжи и растления. Она своим покрывалом отделяет себя и всем это показывает. Это не явление культуры, а отношение к этому – не проявление дружелюбия общества и не традиция. Надеть платок – это каждый раз осознанный шаг, требующий воли и решимости отдельно взятой личности.

Православные монахи, старообрядцы с восторгом относятся к таким женщинам, а поборники свобод – с ненавистью. Верующие и нелицемерные люди ценят такой явный и трудный вызов расслабленному миру от лица хрупкого существа, каким является женщина. Вообще, верующие люди иных конфессий в России к хиджабу, как правило, относятся с громадным пониманием и сочувствием. Я говорю о реальных верующих, а не о виртуальных активистах форумов и не о городских люмпенах.

Что касается никаба, то многие, понимая, что к исламу он не имеет отношения, носят его для того, чтобы ещё более жёстко продемонстрировать этому миру: «Я от тебя отгорожена». Чем больше мир вокруг оголяется, тем закрытее хочет быть мусульманка. У русских девочек, которые ислам принимают, исступлённое желание отгородить себя от враждебного окружения чаще принимает такие формы – она никаб надевает, который является частью племенной одежды у некоторых народов, с тем же чувством, что нигилистки косы отрезали и шли в народ.

Мир очень верно распознал, что это такое – женский исламский платок. Именно поэтому с платком в либеральном обществе идёт такая война не на жизнь, а на смерть. Ведь никто не борется с пьяными рожами, с матом, с полуголыми телами, с проституцией, если не считать за «борьбу» шумные и бессмысленные медийные скандалы. А с закрытыми женщинами борются ежедневно – прохожие, милиция, начальство на работе, хотя они никому не мешают.

Если женщина надела платок – это вызов всему миропорядку, круговороту лжи, а не просто растленным нравам. Хиджаб – знак избранничества, дарованный не происхождением, а ставший проявлением воли. Что может быть страшнее для расслабленного больного человеческого сообщества, пожираемого левиафаном и поклоняющегося золотому тельцу, чем проявленная воля не следовать его гибельным путем?

- Как правило, женщина является хранительницей не только домашнего очага, но и традиций своего народа. Кто на Кавказе является хранителем культурных и религиозных традиций?

- Кавказское общество – мужское. Главные его атрибуты – мужские. Поэтому и хранят его мужчины. Религия там тоже дело мужское. Но все роли в кавказском обществе чётко распределены. Женщины обладают большим кругом обязанностей, довольно тяжёлых в том числе. Я знаю многих деловых женщин, но со своими мужьями они – жёны, а не командирши. Ни одна кавказская женщина не позволит себе и десятой доли того, что в иных сообществах сойдет за тривиальное домашнее поведение.

Исламские нормы в отношении равенства прав женщин на Кавказе не слишком известны. Кавказские мужчины сохраняют свое доминирование и сдавать позиции не собираются. В этом смысле, всё у них, как когда-то в счастливых русских семьях: муж – главный. Мужское доминирование – в крови.

Это имеет и оборотную сторону. Удивительно бывает видеть, что религиозная молодёжь первым делом осуществляет право на четырёх жен. А кавказские женщины к этому не слишком готовы – разводятся.

- Легко ли разведённой или овдовевшей кавказской женщине выйти замуж?

- Нелегко, поскольку в России женщин больше, чем мужчин. Нелегко и потому, что в кавказской среде на вдов и особенно на разведённых смотрят не как на желанных невест. Однажды девчонка, летевшая со мной из Чечни, всю дорогу разговаривавшая со сверстницами-чеченками, вышла с круглыми глазами из самолета и сказала: «Какая ужасная проблема у чеченских женщин – им их мужья изменяют, и они с ними разводятся!» А вот в исламской части сообщества эти проблемы разрешаются легче. Не блудят мужья. Там, к слову, помнят об указании пророка Мухаммеда брать в жены вдов, у которых нет кормильца и средств к существованию.

В Иране после восьми лет войны, развязанной против него Ираком, осталось целое поколение вдов и женщин, чьи женихи погибли на фронте. И, хотя в Иране многожёнство редкость, сами жёны просили мужей жениться на вдовах погибших, а женщины, многие из которых были на фронтах, чьи мужья пали или они не успели выйти замуж, вышли замуж за инвалидов войны, в том числе парализованных, заботились о них. Я знаю такие трогательные пары в Иране, в Ливане, в Палестине – в тех странах, где люди пережили тяжёлые войны.

Кавказская молодёжь тоже узнала эту реальность, поскольку многие молодые люди погибли в тихо тлеющей войне, которая идёт уже второй десяток лет. В этой среде на вдовах женятся не по рецептам сериалов про любовь, а по религиозному долгу. А их оппоненты сочиняют про них побасенки, что, мол, там чуть ли не хипповские коммуны с общими женщинами. Но Бог правду видит.

Время, в которое мы живём, точит все устои, в том числе и исламские. Но видно, как мусульмане преодолевают соблазны. В исламском браке, как и в христианском, война полов, предписанная современному человечеству как норма блуда, преодолевается. Ведь религиозный брак ограждает пару броней служения, которое оберегает от соблазнов.

- Знаменитое кавказское мужество и стать – это заслуга матерей или отцов?

- Мужчин воспитывают мужчины. Так везде на Кавказе, где в семьях всё более или менее нормально. Там, где мужчин воспитывают женщины, с мужчинами что-то начинает происходить неладное. Но матери и бабушки на Кавказе – это особая статья. Они не вьются над дитятей, как наседки, не квохчут, не одёргивают, не обкладывают ватной заботой – поэтому и вырастают там такие ладные и складные мужчины.

Поразительно, что не высокого роста кавказцы нисколько не чувствуют себя закомплексованными. Их правильно воспитывали, они не боятся ни холода, ни голода, могут дать отпор и страшатся не смерти, а бесчестия. Но заслуга такого воспитания не матерей, а отцов и дедов. Пока они держат воспитание мальчиков в своих руках, всё будет в порядке. Если кавказские мужчины обабятся, как обабились мужчины на Западе, то результаты будут соответствующими.

Меня поражает, что младенцы у мусульман спокойные, дети не капризничают. Вообще ни разу не наблюдала балованных кавказских малышей, которые катались бы в истерике по полу.

Миллионеры же, хоть они кавказцы, хоть не кавказцы, живут по законам своих миллионов, хотя их воспитывали горцы.

- Что отличает жительницу Северного Кавказа от представительницы прекрасного пола Закавказья?

- Ислам отличает – это главное. В Азербайджане, наверное, слишком вкусная кухня, поэтому так нравы смягчены (улыбается). Отличает и многовековая борьба за свободу – это в крови.

- Какой образ русской женщины сложился на Северном Кавказе? Что о русских женщинах говорили во времена СССР?

- Русская русской рознь. В Дагестане поставили памятник русской учительнице. Сколько русских повыходили там замуж, сколько сейчас живёт по горным аулам в громадном почёте. А то, что случилось с русскими вне Кавказа за 20 лет, так кавказцы – народ воспитанный, они в доме повешенного о верёвке не говорят.

Советское время много дало кавказским народам. Оно по всем прошлось катком, но и имело громадное значение в жизни кавказского общества – оно вывело кавказцев в большой мир, в науку, в культуру, дало им ощущение причастности к судьбам мира, а не только своей общности. СССР так долго был политическим лидером мира, мира угнетённых, что важно для исламского миропонимания, и кавказские народы разделяли это лидерство наравне с другими советскими народами. Они оказались вовлечены в этот дерзкий проект, в отличие от их единоверцев в исламских странах, которые переживали времена упадка. Это важно, но это не осмысленно молодыми на Кавказе.

Считайте, что русские подарили кавказцам чувство всемирности, когда исламский проект переживал плохие времена. Соотечественники, потомки мухаджиров, живут порой лучше, богаче, и ислам у них в порядке, но у них сознание иное. А у наших кавказцев сознание тех, кому вручена судьба мира и судьба страны. Эта ответственность и в исламе налагается на личность, так что в итоге получается, что персональный масштаб другой – и это плоды советского времени.

- Как реагируют на террористические акты, регулярно совершаемые в нашей стране, кавказские женщины?

- Кавказские женщины больше других от этих терактов страдают. Их самих убивают, их детей, родителей. Кавказские женщины поражаются, почему страна им не сочувствует, а подозревает их в том, что они и есть источник терроризма. Но, поскольку в культуре нет обычая жаловаться, то никто и не слышит, каково живется горянкам.

Кто в большой стране проявил душевное участие к семьям тех, кто был убит на рынке в Грозном, когда по нему била ракетами федеральная армия? Или когда произошёл взрыв на рынке во Владикавказе? Кто волнуется, что в Чеченской республике вследствие 10 лет непрерывной войны федеральной армии самые высокие показатели по раковым заболеваниям среди женщин? Единственный раз, когда страна обратила своё внимание на Кавказ с некоторым сочувствием – так это когда захватили школу в Беслане. Но теперь осетинки – такие же точно нежелательные в большой стране «лица кавказской национальности».

У кавказских женщин, горянок и русских, живущих на Кавказе, есть чёткое понимание того, что они и их семьи определены в жертвенных агнцев. Русские, которые родились на Кавказе – точно такие же «лица кавказской национальности». И, поразительно, они вовсе не стремятся вырваться в привилегированное нынче сословие, они громче кавказцев возмущаются сегрегации своих братьев. Так что все кавказские женщины страдают, не от каких-то мифических религиозных и этнических разногласий, а как взятые в плен заложники в результате беззастенчивой политической возни.

- Как кавказские женщины могут повлиять на решение проблемы межэтнических отношений в России? Как эту задачу могут решить русские женщины?

- В России нет межэтнических проблем, которые нужно решать женщинам. В России есть проблемы, которые созданы существующими методами управления, хозяйствования, распределения.

Знаете, у «лесных» нет никаких этнических проблем, а там весь интернационал. В Югославии при Тито никаких этнических проблем не наблюдалось, а это была страна с самыми либеральными правилами жизни в советские времена, югославы ездили по всему миру. Разбередить общество на основе этнических химер – простейшая задача, решаемая любой небольшой группой пиарщиков. Чтобы этому противостоять, нужно иметь политическую волю, а не делегировать женщин на конгрессы.

Единственное, что могут и русские, и кавказские женщины сделать, разве что сказать своим мужьям и сыновьям, чтобы те не страдали националистической ерундой.

- Вы безусловно правы! Но на бытовом уровне очень сложно бывает это сделать. Вот Вы говорите о достоинствах народов Кавказа, и с Вами нельзя не согласиться. Но когда к девушке грубо пристаёт кавказец на улице… А когда кавказского юношу забирают в отделение милиции или славяне избивают только за то, что он кавказец… Как найти в себе силы и первому протянуть руку мира и согласия? Как сказать раненному ножом славянскому сыну или избитому кавказскому сыну, что всё нормально, мы живём в одной стране, мы должны любить и уважать друг друга, они хорошие, просто власть плохая, журналисты плохие или кто-то ещё?..

- То, что вы описываете, это виртуальная реальность. Ни к одной девушке, нормально одетой, нормально себя ведущей, никто не пристаёт. А к полуголой, раскрашенной, татуированной, с серьгой в пупке, с пивом в руке, – а почему к ней нельзя «пристать», если приставалам не противно? Если свои парни, родители, друзья довели девок до такого рабского свинского состояния, может, хотя бы страх перед кавказской молодёжью их образумит?

Снова вспомню Иран. До революции это была страна с толпами проституток. После революции иранки провели референдум и потребовали, чтобы дресс-код у женщин был такой, как мы видим. Я многих спрашивала, почему они так ходят – отцы и мужья заставляют? Множество иранок ответили мне, что это их выбор, потому что они не хотят быть игрушкой мужских страстей, куклами на продажу. В Иране женщина разводится, если муж требует, чтобы она на улице одевалась менее строго.

Вавилон настаивает, чтобы чужаки уважали вавилонские правила, называя этот разврат души – «нашими традициями». Ни христиане, ни мусульмане никогда не считали нравы Вавилона, Содома и Гоморры «нашими традициями».

Драки бывают – но с каких пор такое пристальное внимание, кто участвовал в драке? Драка в ночном клубе? Так не ходите в ночные клубы, не шатайтесь по пьяной миле. Я живу недалеко от такого заведения, которое в газетах для иностранцев рекламируется как место, где можно подцепить подружку. По пятницам и субботам оттуда валит матерящаяся пьяная толпа. Иногда они дерутся, иногда лупят своих девок – на глазах милиции, охранников, прохожих. Но там кавказской молодёжи нет, поэтому никого это всё особо не трогает.

И что касается «славян» в отделении милиции. Извиняюсь, славяне выглядят иначе. В московской полиции работает весь интернационал. Бьют там порой без разбору. ОМОН лупит тоже, не особенно присматриваясь к национальности. Легче всего развести людей по национальному принципу – вот нам и рассказывают, как там того побили, тут к этой пристали. Но ведь есть же и разум! Разум включается тогда, когда какая-нибудь дамочка начинает вопить, что с мусульманкой в платке она в самолёте не полетит. Вот её, какой бы нации она ни была, надо успокоить – шутками. Химеры массового сознания трудно развеять. Но либо ты у них в плену, либо ты – человек.

- Какой совет Вы бы дали русской девушке, собирающейся вступить в брак с кавказским юношей?

- Она должна чётко понимать, выходит она за религиозного мусульманина или за мажора, за соблюдающего или пьющего. Она должна понимать, готова ли она принимать всю его семью с радостью у себя дома. Она должна быть готова много работать по дому и быть услужливой и вежливой с роднёй мужа, рожать детей и выходить к мужу с улыбкой, нарядной.

Страстная романтическая любовь из сериалов – это не сюжет кавказской жизни. А вот суровые требования свекрови – это норма.

Исламский брак легко заключается, легко расторгается. В нём клятв не дают и не обещают жить до гробовой доски, пока смерть не разлучит. Но и на поверку исламский брак оказывается прочнее. Так что тут всё зависит от того, чего ждёт русская невеста.

Но мне кажется, это больше не жизненный вопрос.

Браки с русскими больше не модны ни на Кавказе, ни у русских, они заключаются либо ради карьеры, либо ради прописки. Больше генералов Дудаевых, женатых на русских девушках, не будет. Мало какая семья рада тому, что придёт русская невестка в дом. Мало какая русская невестка захочет вписаться в круг обязанностей и не затосковать по вольнице своей прежней жизни. Да и мало какая русская семья отдаст дочку замуж на Кавказ.

- В настоящий момент в СМИ говорится о том, что не только в нашей стране, но и в Европе всё больше людей принимают ислам. Следовательно, количество смешанных браков – наоборот – должно расти?

- Тут не цифры и не статистика важна. Не все люди принимают ислам ради брака. Люди принимают ислам потому, что это самая строгая форма противостояния князю мира сего и его порядкам. Есть английские, итальянские, французские пары – они встретились, уже будучи мусульманами. Русские женщины охотно выходят за палестинцев, сирийцев, ливанцев – десятки тысяч счастливых семей, часто женщины сохраняют своё вероисповедание. Русским женщинам понятно, почему надо следовать за мужем, который живёт в условиях предвоенной готовности. И та форма семейного тепла больше подходит русским женщинам. Я как-то наблюдала встречу американских невесток иранскими семьями. Боже, каждую приходили встречать по двадцать человек родни мужа – от мала до велика. У себя в Америке она ни при каких обстоятельствах такого тёплого приёма не получит у родных. И надо армиям феминисток видеть, как американки в самолёте надевают платки, каким счастьем лучатся их глаза, когда они ощущают себя закрытыми женщинами.

А в России Кавказ совсем не всегда символ ислама. Это ещё и символ того, что горец несёт целый комплекс особых поведенческих требований, совсем не всегда исламских.

- Что бы Вы посоветовали семье русской невесты кавказского жениха?

- Я бы посоветовала семье этой девушки встретиться с его семьей, не пить в присутствии семьи жениха, демонстрировать им согласие и ровность отношений. Но если молодые приняли такое решение, то, значит, их воля сильнее традиций. А когда воля сильнее хода жизни, то из этого может получиться что-то стоящее. В исламе и в христианстве война полов прекращается, но чтобы понять это молодым людям, их души должны много потрудиться.

Комментарии 0