Политика

Для кого расставлен сирийский капкан?

В течение недели после того, как Турция сбила российский самолет, Сирия внезапно ушла на третий план, а публичная риторика в Москве и Анкаре достигла размаха, как будто завтра война. И если в Сирии все фронты четыре года были весьма условными, то теперь, похоже, этот фронт может выстроиться по границам Турции.

Станет ли сбитый российский самолет выстрелом в Сараево

На сегодня накал страстей таков, что многие в России заговорили буквально о неизбежности войны. Есть и голоса скептиков, кто уверен, что все ограничится риторикой внутреннего пользования, а США, НАТО, ЕС и прочие дипломатические механизмы ситуацию разрядят.

Как по волшебству, после гибели самолета тема Сирии и судьбы Башара Асада из повестки плавно ушла, а на первый план вышла Турция, член альянса НАТО, но странным образом внезапно оказавшаяся в некотором одиночестве.

Пожалуй, есть много оснований говорить о том, что именно это и было целью сложного пасьянса, который долго и скрупулёзно раскладывался на Ближнем Востоке.

Вовлечение России в эту пьесу стало своего рода контрапунктом – с этого момента события закрутились слишком стремительно.

Самое простое объяснение происходящего таково: совокупный Запад, победитель в «холодной войне», перекроивший все ялтинские границы в Европе, перешел к переформатированию Ближнего Востока – такого же детища Ялты, как и послевоенная Европа.

Обнулив все результаты «арабских революций» и не позволив ни в одной из бурливших стран прийти к власти «братьям-мусульманам» и «политическому исламу», Запад не предпринял ни одной реальной попытки сместить сирийский режим, который так его раздражал.

Ведь Сирия поддерживала все радикальные исламские движения – от палестинцев Хамас до шиитов Хизбаллы, оставалась союзником когда-то мятежного Ирана. Сирия, Ливан и Хизбалла были любимцами мусульман мира еще в 2006 году, когда Хизбалла впервые с 1948 года нанесла чувствительное поражение Израилю. Никто в ту пору не пенял Асадам на принадлежность к алавитам, а Хизбалле ее шиизм.

Все заслуги позабыты

В результате четырехлетней гражданской войны в Сирии Запад достиг всего, чего хотел: Сирия утратила внешнеполитическую линию, палестинцы потеряли позиции в Сирии, Хизбалла заморозила какую-либо активность на израильской границе, оказалась вовлечена в войну против сирийской оппозиции и не имела возможности оказать поддержку палестинцам Газы ни во время бомбардировок 2012 года, ни летом 2014-го, ни сейчас, во время Третьей интифады в Восточном Иерусалиме и на Западном берегу.

Запад уговорил Иран отказаться от ядерной программы, от всего комплекса научных разработок, держит его на крючке обещания снятия санкций и сулит скорый допуск Ирана на нефтяной рынок. Чем вносит понятные взаимные подозрения в нежданный союз Ирана и России, которая пострадает первой, если иранская нефть хлынет на рынок.

США называют это стратегией. И пока они обыгрывают всех, считая, что у других игроков есть в лучшем случае тактика, в худшем – лишь способность реагировать.

Американцы четыре года дарили оппозиции надежду на поддержку, но не стали вооружать повстанцев так, чтобы те смогли победить.

США на протяжении двух лет поддерживали иллюзию, что они вот-вот начнут решительные действия, но не использовали для этого даже случай с применением химического оружия, как предлог для атаки на Дамаск в 2013 году.

Похоже, что они на все 100% отработали свой негативный образ мирового жандарма, созданный в Афганистане и Ираке, чтобы то и дело угрожать Сирии, делать все чужими руками, а целиться в Турцию.

Понимали ли это в Турции? Да, начиная с осени многие турки говорили: «Мы просто защищаемся». Но мало кто вне Турции осознавал, как далеко все может зайти.

В 2012 году США отвергли непубличное предложение России, если правдиво признание финского президента Ахтисаари, урегулировать ситуацию с Башаром Асадом, дать ему гарантии, шанс уйти и прекратить войну.

Осенью 2013 года США охотно приняли предложение России выступить посредником в деле ликвидации химоружия. Так Россия собственными руками разоружила своего протеже Асада, что, кстати, в Дамаске многими было воспринято как подстава.

В итоге той прежней Сирии нет

Нынешняя Сирия никому не страшна – без химоружия, без штаб-квартир палестинских движений, без ответов Израилю на его бомбардировки.

В разрушенной стране треть территории контролирует светский режим, противостоящий «политическому исламу» как принципу.

То, что режим светский, и то, что из гипотетического лидера арабских революций Сирия за четыре года гражданской войны превращена в объект ненависти мусульманского мира, вполне устраивает совокупный Запад.

Сирийские повстанцы ослаблены. Против повстанцев воюет не только новый альянс Ирана, Хизбаллы и России, но и таинственное ИГ, всюду запрещенное.

В течение октября Россия, вступив в сирийскую войну, совершала действия, которые, похоже, были направлены на то, чтобы как можно больше досадить турецкой стороне.

В принципе, можно себе представить, в какой ярости была бы Москва, если бы, скажем, Канада или Австралия по приглашению Порошенко расположили бы в Киеве 50 самолетов и летали бы бомбить Донецк и Луганск.

Самолеты РФ залетали на территорию Турции. Дрон, который турецкая сторона считает российским, упал на турецкой земле. Россия докладывала, что бомбит ИГ, но и западные ресурсы, и повстанческие обнародовали опровержения и показывали, что Россия бьет по повстанцам, по Свободной сирийской армии, больницам, школам, рынкам. Были удары и по туркоманам, которых Турция поддерживала точно так же, как Россия поддерживала ДНР и ЛНР в украинском конфликте.

Парадоксальным образом никаких особых гневных заявлений со стороны Запада по отношению к России не последовало – разве что были продлены санкции.

24 ноября Турция сбивает российский самолет и становится главным действующим лицом совершенно нового противостояния.

Спустя несколько дней Израиль внезапно стал активно комментировать, что самолет РФ залетел и на их территорию, но это все в порядке вещей, и мы, мол, находимся в полном взаимодействии. То есть намекнул, что он России не враг, как Турция, чтобы самолеты сбивать. А если он друг России, то выходит, что он враг Турции. Еще один ее враг.

Есть у Турции внутренние враги – вооруженные отряды курдских повстанцев, которые имеют тесные связи с США (переписка курдских боевиков и сотрудников посольства была опубликована в турецкой прессе), Израилем и РФ.

Интересно, что когда на российском телевидении клеймят Турцию за ее членство в НАТО, то никто не вспоминает, что именно США теперь держат руку на спусковом крючке курдского террора. Никого не удивляет, что США использует такой прием против члена НАТО и своего ближайшего как бы союзника.

В Сирии непосредственно у ее границ активно себя ведет Россия, которая как до сбитого самолета, так и после него атакует не просто антиасадовских повстанцев, а туркоманов, размещает С-400 и наращивает антитурецкую риторику вплоть до обвинений в сотрудничестве с террором.

На языке войны это называется поиском casus belli – повода к войне.

В коалиции с РФ против Турции выступает Иран, Ирак и Хизбалла.

Да и НАТО ведет себя странно.

НАТО, поставившее в 2012 году Турции комплексы ПВО Patriot, летом 2015 года их демонстративно убирает с сирийской границы.

А США, словно в насмешку, объявляет, что посылает против ИГ 50 морских пехотинцев.

Вот так Турция, а вовсе не Сирия, оказалась в «кольце врагов».

Турция Эрдогана – это последняя на Ближнем Востоке страна, где в том или ином виде существует «политический ислам», потерпевший поражение в ходе «арабских революций» и столь неприятный секулярному Западу.

Да, в Турции демократия, выборы, партии и свободы, но «исламизм» – это, с точки зрения Запада, лишнее.

Что означает турецкий исламизм на деле?

Президент и премьер открыто исповедуют ислам, поддерживают единоверцев, делают различные заявления на волнующие мусульман темы, демонстрируют поддержку Палестине.

Турция приняла беженцев после первой и второй чеченских войн, сирийских беженцев, продолжает принимать ищущих убежища мусульман с Северного Кавказа, оказывает всем гостеприимство на государственном уровне и, что важно, на человеческом.

Турция, за редким исключением, не выдает беженцев. Надо сказать, что больше всего эта невыдача раздражала РФ.

Турция продекларировала, что не принимает присоединение Крыма к России. Ряд депутатов составили подробный доклад о положении крымских татар после событий марта прошлого года, где говорится об арестах, похищениях, преследованиях. В Турции проходят съезды крымско-татарского сообщества, а Эрдоган принимает Мустафу Джемилева и Руфата Чубарова, которым въезд в Россию и в Крым запрещен.

Все это сильно раздражает российские власти – и вот Россия публично обвиняет Турцию в некоем подозрительном «исламизме», хотя прежде подобных обвинений никогда не звучало.

Никакой насильственной «исламизации» в Турции никогда не велось. Но Западу не нужны никакие страны, где существует хотя бы в зародыше «политический ислам».

Что же такого сделал Эрдоган?

Он построил в каждом селении мечети, которые были разрушены при Кемале.

С его приходом снят запрет на ношение хиджаба, турчанки смогли появляться в платках в госучреждениях.

Но все это есть и на Западе и не вызывает никаких особых тревог.

Эрдоган не раз высказывался в поддержку палестинцев. Турецкие врачи работали в секторе Газа. Различные фонды помогали палестинцам с медикаментами, строительными материалами, обучением, лечением. Турция послала на прорыв блокады Газы «Флотилию свободы» в 2010 году. Многие бывшие палестинские узники проживают в Турции.

Но и на Западе есть политики, которые участвуют в судьбе Палестины и поддерживают пропалестинские акции и риторику.

Эрдоган отказался признать легитимность переворота генерала Сиси в Египте, осудил смертные приговоры «братьям-мусульманам» и постоянно возвращается к этой теме.

Но и на Западе есть политики и правозащитные организации с аналогичной позицией.

Получается так, что главным антагонистом вот этой сложной и многогранной Турции Эрдогана Запад планирует сделать Россию – по ее ли воле, по непубличным ли договоренностям, или вовсе против ее воли.

Важно и то, что именно при Эрдогане Турция стала условной точкой сборки, где все мусульмане всех направлений и толков, гонимые у себя на родине, могли найти убежище.

Этот многомиллионный мусульманский интернационал соблюдал на территории Турции табу на какие-либо распри друг с другом.

Хочешь воевать – вот рядом Сирия. А Турция – место мира. Говорят, что этот пакт о ненападении соблюдают все, включая адептов ИГ. Но не поддерживают его, естественно, курдские террористы.

Вот теперь, похоже, совокупный Запад, вовлекая Россию, приступает к тому, чтобы территорию мира для мусульман превратить в территорию войны против «исламистов».

Пока противостояние носит все еще обратимый характер.

В Турции нагнетание протестных настроений остается уделом некоторых СМИ и соцсетей. Ни российские туристы, ни россияне, проживающие в Турции и имеющие там бизнес и недвижимость, не ощутили на себе государственного или общественного давления. По крайней мере, пока.

В России помимо резкого поднятия градуса антитурецкой риторики в СМИ дело быстро перешло к конкретике.

Так, были задержаны и высланы из страны 39 турецких бизнесменов, которые приехали на выставку в Краснодар. В Самаре и Обнинске силовые структуры провели обыски и задержания студентов. Есть случаи избиения и задержания турецких рабочих на стройках. Есть случаи, когда мужчинам в смешанных семьях выписывались штрафы для облегчения их выдворения из страны.

Неделя завершилась подписанием указа о прекращении безвизового режима, о прерывании чартерных рейсов, о сворачивании туризма в Турцию, об окончании всех форм сотрудничества – начиная с экспорта продуктов и товаров до строительных проектов.

В обеих странах количество «заложников» напряженности разное.

В России проживает от 90 до 200 тысяч граждан Турции.

Количество русских в Турции оценивается от 50 тысяч до 1 миллиона. По более реалистичной оценке, их 100 – 200 тысяч.

Кроме них, по разным оценкам, около 200 – 250 тысяч тех, кого можно назвать беженцами с Кавказа начиная с 1990-х годов. Кроме того, там имеются многочисленные общины потомков мухаджиров (беженцев) времен Кавказской войны XIX века.

Так, адыгов 1,3 миллиона, вайнахов – 110 тысяч, аварцев и других народов Дагестана – около 100 тысяч, крымских татар – 150 тысяч.

Чего точно нет в Турции, так это деятелей, которые подобно Жириновскому хотели бы сбросить на Москву ядерную бомбу. Или вернуть себе Казань и Астрахань.

А миллионы российских мусульман, да и не мусульман тоже, совсем без восторга наблюдают нарастающую истерию в СМИ против Турции.

Вопрос в том, если уже никак нельзя миновать сирийского капкана, то предназначается он одной Турции или всем участникам драмы на Ближнем Востоке?

Комментарии 0