Общество

Два муфтия: Гайнутдин и Фахретдин

(На фото - муфтий Резаэтдин Фахретдин)

Председатель Совета Муфтиев России Равиль Гайнутдин выступил с обращением в связи с "присоединением российских Воздушно-космических сил к международным силам, ведущим борьбу с террористическими организациями на территории Сирии".

Обратим внимание, что речь идет даже не о борьбе с ИГ (запрещено в России как террористическая организация), но о борьбе с "террористическими организациями" во множественном числе. То есть, если Саудовская Аравия и другие страны призывают ограничить удары ИГ, максимум, "Джабхат ан-Нусрой" (запрещена в России как террористическая организация), то у Гайнутдина речь идет об "обращении властей Сирийской Арабской Республики (САР) к руководству Российской Федерации об оказании военно-технической помощи в борьбе с насилием и терроризмом", иначе говоря, против всех, кто противостоит Асаду.

В своем заявлении Гайнутдин призвал мусульман России и мира "правильно оценить принятое Президентом России В.В. Путиным решение и не политизировать сложный вопрос противодействия террористическим угрозам, нависшим над Сирией, Россией и многими другими государствами, а также не переводить проблему в плоскость внутриисламских разногласий".

Комментировать это обращение по существу вряд ли имеет смысл, ведь Гайнутдин - официальный муфтий РФ, он хочет строить мечети, на открытие которых приходит Путин, и так далее. С этой точки зрения все понятно.

Поэтому для сравнения просто приведем исторический пример - реакцию по схожему поводу тоже муфтия и тоже российского - Резаэтдина Фахретдина, выдающегося татарского богослова. Вот с каким заявлением он выступил в журнале "Шура", когда в 1912 году Болгария, Сербия, Греция и Черногория при поддержке России напали на Османский халифат ("Первая Балканская война"):

"Открытое письмо друзьям и близким

В эти дни наступили всеобщие беды и проблемы для наших братьев по религии и нации, находящихся в Турции. Неизвестно и время когда они завершатся. Мы не имеем сил проявлять радость в то время, когда наши братья и родственники переживают такие беды.

В связи с этим, если только не произойдет каких-либо добрых изменений, у нас дома не будет никаких праздничный мероприятий. Помимо обязательных дел не будет совершаться никаких обычных [по этому поводу] дел, а будет траур.

Мы приняли решение уведомить, что причиной нашего отказа от поздравительных телеграмм и пригласительных карточек явилось это.

Ризауддин бин Фахруддин
1 зуль-хиджа 1330 г. Оренбург".

Комментарии 7