Политика

Что именно Россия делает в Сирии?

Москва никогда не скрывала, что она поставляет военно-техническую помощь в Дамаск. Российские должностные лица постоянно подчеркивают: это делается в соответствии с международным правом и почти исключительно в рамках подписанных договоров. Но раньше Москва не поставляла оружия, которое могло бы вызвать серьезные осложнения в отношениях Дамаска с соседями. Например, в недавнем прошлом Россия пересмотрела свои планы поставок зенитных комплексов С-300 в Сирию, когда Израиль решительно выступил против сделки на основании того, что системы могут охватывать практически всю израильскую территорию.

Вопрос о борьбе против группировки «Исламское государство» выдвинулся на первый план. Соединенные Штаты и ряд союзников коалиции уже бомбят позиции ИГИЛа в Сирии. Хорошо известно, что Россия призывает к формированию коалиции с участием мировых и региональных держав, чтобы вести войну против террористов, в которых она видит прямую угрозу своей национальной безопасности. Достаточно сказать, что с одной области в Поволжье более чем 200 человек уже перешли воевать на сторону ИГИЛа. Не говоря уже о Северном Кавказе.

Умеренные оппозиционные сирийские силы, которые ведут борьбу на два фронта, гораздо слабее, чем террористы. По мнению российских экспертов, оппозиция контролирует около 5% территории Сирии, в то время, как почти половина страны находится в руках боевиков-исламистов. В этих условиях помощь Дамаску рассматривается исключительно в контексте его борьбы с террористами.

В последние месяцы Москва стала особенно активной в национальном примирении и сближении со многими группами сирийской оппозиции. Она по-прежнему верит, что сирийское правительство является союзником для тех, кто борется против ИГИЛа, и считает эту борьбу приоритетной.

По сообщениям, поставки оружия и оборудования из России в Сирию действительно увеличились. Некоторые российские СМИ сообщают о росте числа судов, проходящих через черноморские проливы.

Особое внимание уделяется поставке шести самолетов-перехватчиков МиГ-31. Из-за своих характеристик эти самолеты не могут быть использованы в бою с ИГИЛом, они предназначены исключительно для защиты воздушного пространства страны. Такие самолеты способны контролировать фронт на 800–900 км.

Неудивительно, что эти отчеты спровоцировали шквал слухов о непосредственном участии Москвы в вооруженном противостоянии с экстремистами в Сирии, которые Кремль отрицает. Когда репортер на Восточном экономическом форуме спросил, готова ли Россия воевать на Ближнем Востоке, президент России ответил, что еще рано думать об этом вопросе.

Однако эти гарантии не смогли развеять опасения Запада и США. Можно задаться вопросом, почему западным воздушным силам разрешается наносить авиаудары на позиции ИГИЛа в Сирии, а ВВС самой Сирии, оснащенным российским оружием, — нет.

Другая горячая тема — потенциал создания полноценной российской военно-морской базы в Сирии в дополнение к логистической поддержке станции ВМФ России в Тартусе. По данным российской газеты «Аргументы недели», Россия может установить такую базу в прибрежном городе Джаблехе.

Не следует связывать планы Москвы продолжать оказывать помощь Дамаску с планами Ирана проводить свою независимую политику в отношении сирийского кризиса, руководствуясь своими национальными интересами. Россия делает то же самое с учетом своих развивающихся отношений с государствами Персидского залива. Но может ли быть, что масштаб борьбы с ИГИЛом в Сирии будет расширяться без создания коалиции региональных и глобальных игроков?

Комментарии 3