Политика

Зачем Саудовская Аравия "заигрывает" с Россией?

Саудовский Public Investment Fund, которому принадлежат значительные пакеты крупнейших компаний Саудовской Аравии, работающих вне нефтяного сектора (в том числе 47% химического и металлургического конгломерата Saudi Basic Industries), решил начать сотрудничать с РФПИ. У российского фонда имеется капитал в объеме 10 миллиардов долларов, который он может инвестировать в России совместно с иностранными партнерами. В рамках сделки саудовцы согласились вложить 10 миллиардов долларов в российское сельское хозяйство, здравоохранение, розничную торговлю, транспорт и недвижимость. По словам главы Российского фонда прямых инвестиций Кирилла Дмитриева, уже заключены договоренности о семи проектах.

Сделке предшествовал визит министра обороны Саудовской Аравии принца Мухаммада бен Салмана (Mohammed bin Salman) — сына короля Салмана и второго наследника трона — на Петербургский экономический форум. Принц пригласил президента Владимира Путина посетить Саудовскую Аравию и передал королю приглашение от Путина посетить Россию.

Россия и Саудовская Аравия редко находят общий язык. Они — давние конкуренты в бизнесе, и как раз сейчас борются за долю китайского рынка. В ближневосточных войнах они также поддерживают разные стороны. Саудовская Аравия приложила немало усилий, чтобы свергнуть в Сирии союзный Путину режим Башара Асада. К тому же саудовцы враждуют с Ираном, с которым Россия как раз недавно возобновила сделку по поставке ракет С-300, прерванную международными санкциями. Саудовская Аравия занимает второе место в мире по закупкам оружия, но покупает его в основном у США, и никогда не заключала оружейных сделок с Россией, вторым в мире продавцом вооружений.

Оттепель в отношениях связана в частности с тем, что Саудовская Аравия хочет, чтобы Россия помогла ей построить 16 АЭС. Принц подписал в Санкт-Петербурге предварительное соглашение об этом. По-видимому, саудовцы не хотели обращаться за помощью к США, так как Америка стремится предотвратить гонку ядерных вооружений на Ближнем Востоке. Московский визит дал принцу Мухаммаду возможность продемонстрировать, что он более гибок и открыт, чем другие, традиционно проамерикански настроенные члены саудовской королевской семьи — такие, как министр иностранных дел Адель аль-Джубейр (Adel Al-Jubeir) и кронпринц Мухаммад бен Наиф (Mohammed bin Nayef). «Королевская семья разочарована в президенте Обаме и его региональной политике, — утверждает исследователь из Института Брукингса Брюс Ридел (Bruce Riedel). — Выступить за диверсификацию саудовских интересов и отказаться ограничиваться Соединенными Штатами — удачный ход для принца Мухаммада».

Поездка саудовского принца в Россию, безусловно, должна была стать в том числе и завуалированным предостережением Америке. Абдурахман ар-Рашид (Abdurahman Al-Rashed), бывший руководитель саудовского телеканала Al-Arabiya, пишет в тесно связанной с саудовским истеблишментом газете Asharq Al-Awsat:

«На мой взгляд, важнее всего в этом визите второго наследника трона — его нетрадиционность. Сейчас Соединенные Штаты и их европейские союзники решили экономически бойкотировать Россию, наложив на Москву санкции за украинские события. На этом фоне правительство Саудовской Аравии совершило необычный шаг прямо противоположного характера. Оно стало налаживать отношения с Москвой, укреплять деловые связи, подписывать с ней соглашения и заключать сделки в таких важных областях, как газовая отрасль, а также ядерные и военные технологии. Это один из тех редких случаев, когда Эр-Рияд пошел наперекор Вашингтону. Причины такого поведения очевидны: саудовцы, 20 лет поддерживавшие Запад в бойкоте Ирана, обнаружили, что Вашингтон их предал — согласился сотрудничать с Тегераном, не придя к взаимопониманию с партнерами, с самого начала присоединившимися к бойкоту».

Почувствовав себя преданными, саудовцы, по-видимому, начали искать альтернативного партнера, заинтересованного в сдерживании Ирана. Возможно, они также хотят предотвратить российско-иранский альянс. Между тем в апреле Москву посетил министр обороны Ирана Хосейн Дехкан (Hossein Dehghan), — и, судя по всему, речь на его переговорах с российским министром обороны Сергеем Шойгу шла о более широком военном сотрудничестве, не ограничивающемся поставками С-300.

Внимание ключевых ближневосточных игроков, вероятно, льстит Путину. Россия не была так сильно востребована в этом регионе с тех пор, как прекратились опосредованные войны между США и Советским Союзом. Однако сейчас и Иран, и Саудовская Аравия ищут второй центр тяжести, способный служить противовесом Соединенным Штатам.

Путин, в свою очередь, готов работать с кем угодно, чтобы показать Америке, что мир перестал быть однополярным, и что с Россией следует считаться. Его выбор союзников носит ситуативный характер, и в этом у его режима есть преимущество перед Советским Союзом, который был ограничен идеологией.

Комментарии 17